Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

берсерк

Избранное

Отредактировано 26 марта 2021 года.
Запись для сбора ключевых ссылок.


ЖЖ предназначен, в основном, для одного моего хобби - военная история и переводы "западных" книг и статей.
Но иногда здесь бывают записи о фильмах, книгах и туризме.
Правило у меня одно - элементарная вежливость друг к другу в комментариях. Не хамим.

Используемые тэги:

jgk Спецназ армии Дании
Delta 1 SFOD-D
sof любые посты, связанные с СпН
afganistan события, связанные с Афганистаном
iraq события, связанные с Ираком
fsb посты, посвященные работе ФСБ России
gru посты, посвященные работе ГРУ России
denmark армия Дании
norway армия Норвегии
sweden армия Швеции

rsotm интересные ролики у RSOTM

поход мои и чужие походы
viaggio мои путешествия за границу
снаряга о снаряжении, военном и туристическом
arcteryx о моем любимом туристическом бренде
ancient история Античности

lamur Луис Ламур, один из моих любимых писателей
hanter Стивен Хантер, один из моих любимых писателей

guns о стрелковом оружии, тренировках и опыте его применения
suarez все, связанное с Габриелем Суарезом
rem870 посвящено дробовику Remington 870
броня про современные СИБЗ

book книги, которые читаю
movie фильмы, которые смотрю
music музыка, которую слушаю
люди люди как есть, плохие и хорошие
humor юмор
cars о машинах
sport события в мире спорта
video видео в моем ЖЖ
w40k книги по вселенной W40K
airsoft когда-то я играл в страйкбол

Текущий перевод

Перевод книги "Jager 200", воспоминания Ларса Мюллера, члена Jægerkorpset

Под катом ссылки на мои и чужие переводы, обзоры снаряжения и т.п.
Collapse )
аватар

Manöver bei minus 26 Grad (1982)



Классное видео об учениях Бундесвера в 1982 году, зимой.
Температура около -26.
Мне очень понравилось, олдовое и суровое.

Вообще, на канале Бундесвера под заголовком Classix таких видео немало.
Например, вот



Напомню, что начало 80-ых это томительное ожидание войны для Бундесвера.
аватар

Невский лесопарк

Для питерцев.
59°49'50''N, 30°33'57''E вход в Невский лесопарк
Если проехать немного подальше, то можно встать на парковке усадьбы "Богословка". Сей объект оформлен как подражание Кижей, так что минут 15 есть на что посмотреть.
По указанным координатам очень маленькая парковка и вроде как официальный вход. Там же стоит памятник матросам с эсминцев, стоявших у этого берега в ходе войны.
Парк огромен и стоит пройти чуть-чуть вглубь, чтобы уйти от взрослых с детьми, катающихся с горок.
Просто тропы проложенные в лесу. Иногда встречаются одинокие лыжники и бегуны из поселка Рабочий.
Я был приятно удивлен обнаружить этот парк, т.к. Пушкин и Павловск изрядно надоели, как и парк Интернационалистов или парк Победы.
До Невского лесопарка на машине мне 20 минут ехать.
До этого ездил в Охта-Парк и Тосно. В одну сторону около часа, назад можно до двух часов ехать спокойно...

Немного информации для желающих ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ
аватар

Служили три товарища....

Отличная статья.
Я люблю такой материал, о маленьких людях, живших тысячелетия назад.
Обычно в летописях подробно расписывают только "значительных" лиц эпохи.
А тут есть возможность "увидеть" как жили и чем жили обычные люди.
Где были, чего хотели, чего добивались и т.п.
Это очень интересно (для меня), надеюсь вам тоже.

https://vk.com/@aqvila_romanorvm-sluzhili-tri-tovarischa
Автор Алексей Козленко

Служили три товарища

Центурионы были становым хребтом римской армии. Их сила, мужество, верность долгу являлись важнейшей предпосылкой побед, одержанных римским оружием. Хотя древние историки нередко отмечали заслуги центурионов, а Цезарь в своих «Записках» сообщал имена девяти из них, мы всё же на удивление мало знаем о центурионах: откуда они были родом, как и где проходила их служба и т.д. Попробуем исправить это упущение и на основе биографий трёх центурионов, живших в эпоху римской экспансии во II веке до н.э., во времена Гражданских войн века до н.э. и в эпоху принципата I века н.э., посмотрим, как на протяжении почти 300 лет изменялась среда происхождения и строилась карьера центурионов.


Спурий Лигустин

Прекрасным примером центуриона республиканской эпохи является Спурий Лигустин — не то реальный, не то вымышленный персонаж, с большим мастерством описанный Титом Ливием в рассказе о событиях, предшествовавших объявлению войны македонскому царю Персею в 171 году до н.э. Количество добровольцев, желавших вступить в армию в расчёте на военную добычу, было так велико, что даже многим центурионам-ветеранам не хватило должностей, на которые они претендовали.

Collapse )
аватар

Cultural Support Team

Не помню, выкладывал или нет, пусть будет.

https://vk.com/@culsupteam-cstaboutthings первоисточник


«Сара Коннор» во время своей командировки в Афганистане, 2011 год.

Для начала не могла бы ты рассказать нам о своем бэкграунде? Общую выслугу, звание, ВУС, места командировок, с какими подразделениями командировалась, прочие детали.

Я провела 12 лет в военном резерве (1982-1994), после был перерыв в 14 лет, после которого я поступила на службу в Национальную Гвардию в 2008 году.

Находясь в Резерве, я служила в основном в качестве инженера по ремонту генераторов, после вступления в Гвардию я переквалифицировалась на MP(военная полиция) с упором на боевые операции. Моя гражданская профессия была в юридической сфере, я работала паралегалом. После примерно 12 лет работы паралегалом я вернулась в школу(юридическую) что бы закончить свою учебу и получить степень бакалавра в криминальном(уголовном) праве. По окончанию бакалавриата я провела около года на юго-западной границе(США) принимая участие в операциях в составе JNT TF (международная оперативная группа по борьбе с наркокартелями и терроризмом).

Collapse )
аватар

Книга

Очень интересная и поучительная книга закончена на Гиргайде:

Пит Блейбер. Миссия, люди и я
Уроки бывшего командира отряда «Дельта»

— Эхо 0-1, я Эхо 0-2. Докладываю обстановку — это опять был Билл. — Здесь становится жарковато. По нашим оценкам, у нас не меньше пятисот врагов. — Он сделал паузу. — У них есть тяжелое оружие и РПГ. — Снова пауза. — Все дороги в город забаррикадированы, вдоль улиц расположены окопы с огневыми позициями, бункеры на крышах зданий и множество противотанковых орудий, установленных на автомобилях. Прием.
— Что ты предлагаешь? — спросил я его.
— Моя задача состоит в демонстрации силы, и мы определенно устраиваем шоу. — Он сделал паузу. — Вы сказали мне не вступать в решительное сражение, но даже если бы вы не сказали мне этого, то нас сильно превосходят численностью и вооружением, и прямо сейчас я реально опасаюсь потерять танк. Предлагаю: мы продолжаем атаковать и уничтожать противника, но как только освободим запутавшийся танк, мне нужно будет отступить в пустыню, чтобы не попасть под обстрел.
— Вас понял, одобряю. Как только этот танк освободится, отходите в пустыню и возвращайтесь к нашему укрытию, — передал я ему.
— Конец связи, — ответил Билл.
Через долю секунды после того, как Билл отключился, радио снова затрещало и ожило.
— Это Змей-01. Что, по-вашему, происходит? [19]
Это был наш командующий. Он следил за нашими радиопередачами со своего командного пункта, находившегося в другой стране, более чем в трехстах милях отсюда. [20]
Я не совсем понял смысл его вопроса, поэтому быстро обобщил нашу боевую за-дачу, а затем уточнил информацию о текущей обстановке с противником.
— Запрещаю, запрещаю, запрещаю. Вы не должны покидать этот город. Я хочу, чтобы вы продолжали двигаться вперед в город и уничтожили врага, — рявкнул он. [21]
Находясь в своем кондиционированном командном пункте, генерал видел сражение как серию цветных компьютерных иконок на гигантском плоском экране монитора. Он слышал эту битву как серию урезанных вопросов между мной и Биллом во время наших прерывистых спутниковых радиопередач. Чего он не мог видеть, так это вражеских войск, пытающихся прорваться через «клеверный лист», или прочных блокпостов, которые они так ловко соорудили на дорогах, ведущих в город. Он не чувствовал ни пронизывающего холода, ни той уязвимости, которую ощущало большинство «Росомах» в безоружных и незащищенных машинах, на которых они ехали. Он не слышал ни треска вражеских пуль, щелкающих над головами людей, подобно хлыстам, ни выводов, которые делали люди на земле относительно жестокой реальности их нынешнего затруднительного положения. У генерала не было никакого контекста событий.
За день до этого, в пятистах милях к югу, бронетанковые дивизии, шедшие во главе основной атаки коалиции, проникли в Багдад, испытывая шок и благоговейный трепет перед тем, что с того дня на военном жаргоне получило название «Громовой бросок». (8) Они сокрушили сопротивление противника, направив колонну бронетехники в самое сердце города.
Более чем вероятно, что наш командующий видел подобное же великолепие для нашей поддельной бронетанковой колонны. [22] Но «Громовой бросок» не был нашей миссией, и мои люди только притворялись частью бронетанковой дивизии. Настоящая бронетанковая дивизия имеет более трехсот танков и вдвое больше бронетехники поддержки. У нас же было всего пять танков, и по крайней мере в одном из них жизнь поддерживали искусственно. Более 150 000 человек и машин осуществляли атаку на Багдад. Мы же находились на окраине родного города Саддама, силами чуть меньше сотни людей.
Уважительным, но деловитым тоном я напомнил командующему, в чем состоит наша задача, а затем еще раз повторил серьезность положения противника.
— Я уже приказал Биллу выйти из боя и вернуться в пустыню, чтобы перегруппироваться. — Генерал ничего не ответил.
Через несколько секунд зазвонил мой защищенный спутниковый телефон — это был заместитель генерала. Он потратил пару мучительно долгих минут, пытаясь по-сократовски задавать вопросы, (9) чтобы заставить меня передумать. Я был терпелив с генералом, но я находился в эпицентре операции, и жизнь моих людей висела на волоске. Каждая секунда, потраченная на то, чтобы успокоить его, была потрачена впустую из-за концентрации на бое — я больше не мог болтать. Я сказал ему то же самое, что и командующему: «Это не наша задача; обстановка не оправдывает этого, и я уже приказал своим людям отойти».
Вокруг «клеверного листа» враг продолжал давить. Скоростные грузовики-пикапы пытались атаковать танки в лоб, противник пытался найти брешь в броне нашего троянского коня. Большинство боевых вертолетов были поражены огнем из стрелкового оружия и запросили разрешение на отход. [23] Каждый человек на перекрестке сражался с кишащим вокруг врагом, используя все оружие, которое было у него под рукой. Находиться в меньшинстве и уступать в вооружении было тем, к чему мои ребята были уникально подготовлены, и они были уверены, что смогут справиться — по крайней мере, некоторое время. Их лишь начали беспокоить радиопереговоры между генералом и мной, которые транслировались в каждой машине и в наушниках каждого человека.
Мой спутниковый телефон зазвонил еще раз. Это снова был заместитель генерала. Армейский полковник и на самом деле хороший парень, он оказался зажатым со своим боссом между молотом и наковальней.
— Послушай, Пит, я думаю, тебе следует послать своих ребят в город. Если ты не… эээ… пройдешь через этот город, может пострадать твое… эээ… будущее как командира. — телефон отключился.
Трое мужчин вокруг меня прекратили свои занятия и уставились на меня с широко раскрытыми глазами.
— Что ты собираешься делать, Пантера? — прошептал один из них.

«Помни о принципе 3М», — подумал я.

3M — это руководящий принцип, который я усвоил в самом начале своей военной карьеры и который с тех пор руководил моими действиями и создавал мне контекст. В 1985 году, когда я был новоиспеченным младшим лейтенантом, прибывшим для про-хождения военной службы в Корее, мой командир батальона, спокойный уравновешенный ветеран Вьетнама, напоминавший человека Мальборо, (10) вызвал меня в свой кабинет и спросил, слышал ли я когда-нибудь о принципе 3M.

— Нет, сэр — смущенно ответил я (я был уверен, что это то, чему я должен был научиться во время начальной офицерской подготовки). Он неторопливо подошел к доске и нарисовал в колонку три заглавных буквы «М», одну над другой. Затем он по-вернулся ко мне и пояснил:

— 3M — это ключ к успеху в жизни. Эти буквы означают миссию, людей и меня. — Затем он провел линию от верхней «М», через среднюю «М», вниз к нижней «М». — Они все взаимосвязаны между собой, — продолжил он. — Это означает, что если ты пренебрег одной из них, то испортишь все остальные. Первая буква «М» обозначает миссию. Это цель, ради которой вы делаете то, что делаете. Будь то ваша личная или профессиональная жизнь, убедитесь, что вы понимаете ее и что она имеет юридический, моральный и этический смысл, а затем используйте ее для руководства все-ми вашими решениями. Вторая «М» означает людей. Джошуа Чемберлен, школьный учитель, награжденный Медалью Почета во время Гражданской войны, однажды сказал: «Существует две вещи, которые офицер должен делать, чтобы вести за собой людей: он должен заботиться об их благополучии, и он должен проявлять мужество». Благополучие войск и мужество неразрывно связаны. Когда речь заходит о ваших людях, вы не можете быть хороши в одном, не будучи хороши в другом. Заботьтесь о благополучии своих людей, прислушиваясь к ним и руководя ими разумными способами, которые позволяют выполнить вашу миссию, всегда обладая мужеством своих убеждений, чтобы делать с их помощью правильные вещи. Последняя буква «М» означает меня самого. Есть определенная причина для того, что я иду крайним. Вы должны заботиться о себе, но вы должны делать это только после того, как вы позаботились о миссии и о людях. Никогда не ставьте свое личное благополучие или продвижение по службе выше выполнения своей миссии и заботы о своих людях…


— Эхо 0-1, я эхо 0-2. — тон Билла был настойчивым. — Мы почти освободили танк, но нам нужно немедленно покинуть эту позицию, иначе они окружат нас! — Билл кричал, чтобы слышать собственный голос сквозь гортанное стаккато тяжелых танковых пулеметов. — Я готов сделать все, что вы мне скажете. Что вы хотите, чтобы я сделал?
— Возвращайтесь в пустыню, как было приказано, — сказал я ему.
У Билла не было ни малейшего шанса ответить. Ворвался разъяренный голос командующего:
— Что ты сказал? Слушай меня, я же тебе говорил, что…
Наступила мертвая тишина. Я подождал еще минуту.
— Я Эхо 0-1. Повторите. Прием. — Я подождал еще несколько секунд, а затем повторил вызов еще два раза. Все та же мертвая тишина.
Я понятия не имел, что с ним случилось, но на самом деле это не имело значения. Билл и остальные «Росомахи», вероятно, уже покинули «клеверный лист», и больше они не отвечали на вызовы после того, как я сказал им, что они могут вернуться. Позже я узнал от своего близкого друга, который работал в штабе командующего, что на середине его передачи радиосистема, в которую кричал генерал, закоротилась и таким образом помешала ему поделиться оставшейся частью своего ответа со мной и миром. Он был настолько взбешен, что швырнул на пол радиогарнитуру и помчался в свою комнату. [24]
Когда через несколько часов взошло солнце, я вышел в пустыню, как это делал каждое утро, чтобы дождаться возвращения «мародеров Росомахи». Это был конец еще одного двадцатидвухчасового размытого боевого дня. Я стоял один в пустыне, когда машины въехали в относительную безопасность нашего укрытия, окруженного песчаными дюнами. Пока солдаты спешивались и начинали выгружать оставшиеся боеприпасы, проверяя себя и свои машины на предмет повреждений, один из самых старших бойцов подразделения, Армани, выскочил из головной машины и направился прямиком ко мне. С совершенно растрепанными волосами и одеждой, с отрешенным, как у зомби, взглядом, стараясь оставить глаза открытыми, но с идеально сохранившимися и подогнанными к телу оружием и снаряжением, он имел знакомый вид оператора «Дельты», возвращающегося после интенсивного ночного боя. Я не был уверен, что он собирался сказать. Никакого приветствия не последовало. Армани просто схватил меня за руку, посмотрел мне в глаза и хриплым от ночных криков голосом прошептал:
— Мы ловили каждое слово из вашего разговора с генералом, пока сражались ночью. Если бы мы въехали в этот город, нас бы разорвало на куски. Я просто хотел пожать вам руку и сказать спасибо.
Это простое рукопожатие и едва слышные слова благодарности от человека, которого я безмерно уважал, а также знание того, что все мои люди успешно вернулись с опасной миссии, были для меня определяющим моментом, которым я горжусь так же, как и любым другим событием в моей жизни. По иронии судьбы, я действительно не сделал ничего, кроме того, что должен был сделать. Я не вел атаку на вражеское пулеметное гнездо и не выполнял острых наполеоновских передовых оперативных маневров. Я просто поступил правильно. Это было правильно для миссии, это было правильно для людей, и это было правильно для меня.

На эту тему мне еще очень понравилось выражение Лиса:

"Полковники не дураки,
Они не носят рюкзаки.
Они ворочают мозгой,
Чтоб дать результ любой ценой!.."
вера

KSK-СМОК

"20 ЛЕТ KSK-СМОКУ"

Перевод: Алексей Конашенков

Einsatzkampfjacke KSK (дословно «оперативная боевая куртка KSK» — прим.перевод.) или просто «KSK-смок» в этом году отмечает свой двадцатый День рождения. По случаю юбилея интернет-издание Soldat & Technik побеседовало со Стефаном Крупке (Stephan Krupke), создателем «KSK-смока» первого поколения.


Стефан Крупке разработал KSK-смок. В настоящее время он возглавляет отдел государственных продаж в Scandic Outdoor GmbH, которая импортирует Woolpower из Швеции с 1987 года.

Collapse )
вера

Ли Невилл. День Рейнджеров.

И снова я с переводом Лиса и интересными мне фрагментами боя в Сомали, 1993 год.

ВРЕМЯ 1820: СИТУАЦИЯ С БОЕПРИПАСАМИ В ШТУРМОВОЙ ГРУППЕ СТАНОВИТСЯ КРИТИЧЕСКОЙ.

Боеприпасы также были проблемой. Операторы достали M249 Дэна Буша и расснарядили патронную ленту, чтобы набить магазины к своим CAR15, но у многих оставались последние магазины (в сбитом вертолете также обнаружили очки ночного видения и их передали пулеметчику Рейнджеров, охраняющему периметр). На тот момент, если бы сомалийцы предприняли согласованные и скоординированные усилия по захвату места крушения, была большая вероятность, что у Рейнджеров закончились бы боеприпасы.

Нехватка боеприпасов и воды привела к очень смелой операции по пополнению припасов, проведенной "Супер 66". Как вспоминал ДиТомазо:

У нас уже закончилась вода, у нас уже закончились медикаменты. У нас почти закончились боеприпасы. Генерал Гаррисон принял решение послать "птичку" со снабжением, "Супер 66". После наступления темноты они решили загрузить "птичку-снабженца" водой, боеприпасами и медикаментами, и выслали ее в район цели. "Маленькая птичка" использовала лазерный целеуказатель, чтобы показать старшему уорент-офицеру Стэну Вуду, пилотирующему "Супер 66", к какому зданию направляться.

Хутен до сих пор помнит пополнение припасов. Он рассказывал:

Мы были на подсосе, пока не прилетел "Блэкхок", с которого выпихнули сверток. У нас было мало боеприпасов, у многих парней кончилась вода – это была большая проблема. Они ("Супер 66") пробыли там, может быть, секунд 10, и по ним был очень плотный огонь с земли. РПГ летели отовсюду, но они были не слишком эффективны. Они стреляли, но у них не было ночных прицелов, плюс они не слишком-то хорошо управлялись с ними днем, а ночью у них все было еще хуже.

ДиТомазо рассказывал:

Как только он прибыл в этот район, по нему открыли огонь из пулеметов. Он прилетел и сбросил припасы, но оказался под таким сильным огнем, что начал терять гидравлику, но им удалось добраться обратно на аэродром и совершить там аварийную посадку. (К сожалению) при ударе вся вода расплескалась по земле, а большая часть боеприпасов разлетелась во все стороны. Мы собирали патроны, выбирая их из песка, и заряжали в свое оружие. Наши пулеметы перегревались, так что мы просто взяли и штыками пробили масляный бак под машиной, стоящей в гараже здания, которое мы обороняли, и использовали его, чтобы смазывать наши пулеметы: и M60, и SAW.

Collapse )
вера

Стрельба

С наводки уважаемого kris_reid потролирую любителей принципа "не вижу - не стреляю".

Josh Beam, US Army from 2011 - 2014 (deployed to Afghanistan in 2012)

In Afghanistan, I never aimed at a person. Instead, I just shot in the same direction that everyone else was shooting.

Why? Well, whomever I was shooting at was usually so far away, that either I wouldn't be able to see them to properly aim, or if I were to take the time to properly aim, I might get hit with a bullet before I could pull the trigger.
So, what's the point then in shooting if I don't really know where I'm shooting?
Suppressive fire. Shoot more bullets than the other guys, and it might keep them down long enough for them to either run out of ammo, for you to send a fire team to assault their position, for you to shoot mortars at their position, or for you to call in an air strike.
Additionally, we frequently had a sniper with us during patrols, so giving enough suppressive fire gives him enough time to get his sights on somebody. It also gives the Air Force guy we commonly had with us (JTAC) the opportunity to call really big scary planes to drop really big scary bombs.
One time we were actually pinned down in a grape field momentarily while out on patrol in a village, and the little familiar circus whistle and crackling sounds of bullets began to appear. Even saw the dust fly up in front me where they were hitting. I looked to my left and saw a young infantryman poke his head up and start aiming through his scope. I thought, "this guy is fucking nuts." And then I grabbed my balls, set up on the berm, and started firing some shots downrange too.
When, suddenly, the platoon leader started shouting for everyone to cease fire, because there was another company down range in the general direction we were shooting, also engaging with the Taliban (presumably the same fighters who were shooting at us).
So, we waited in cover, let the other guys do their thing, and eventually the fire stopped. And, that's one downside of not seeing your targets.

Быстрый перевод в Гугле, даже править не буду

Collapse )
вера

День Рейнджеров

Отрывок перевода Лиса из книги Ли Невилл. День Рейнджеров.

"Для "Мелка 4" все изменилось после взлета. Мы не долетели до нашего места, как минимум, 100 метров. Нам пришлось высадиться там из-за пылевой завесы, возникшей озабоченности по поводу столкновения с другими бортами и огня противника. Пилот сказал об этом, и я признал это. Это случилась и раньше, и тут сработали непредвиденные обстоятельства", говорил Мэтт Эверсман.

Молодой сержант покидал вертолет последним из-за своего места на борту: "Впереди сидят пилот и второй пилот, позади них два члена экипажа, также являющиеся бортстрелками, и там, между ними место, где сидит командир “мелка”. После того, как последний из его людей схватился за канат и исчез в пыли, настала очередь Эверсмана. Когда он оказался на земле, то столкнулся с худшим из своих страхов:

"Я доехал до конца каната и увидел лежащее на земле тело Рейнджера, и других Рейнджеров, оказывающих ему помощь. К тому времени, как я добрался до конца (каната), я просто предположил: "Святая макрель, этого парня подстрелили", и мы ведем перестрелку, и я тут главный, и я даже еще не добрался туда! Я не думаю, что мы были под огнем прямо тогда, но помню, что подумал, что его подстрелили, потому что у него текла кровь отовсюду. Я спросил одного из парней, работающих с ним, куда ему попали, и он ответил: "В него не стреляли, он упал". Так, ну и как с этим быть? Это последнее, о чем можно было бы подумать с точки зрения потерь. Кто-то только что свалился с вертушки, с 60 с лишним футов, но так уж вышло."

В каждом из "Мелков" Рейнджеров были складные носилки для переноски тяжелораненых. В отличие от того, как это показывают в Голливуде, переноска тяжело раненого солдата обычно требует четырех человек и выматывает, если речь идет о чем-то большем, чем короткое расстояние. И очевидно, что под огнем противника это становится экспоненциально сложнее.

Марк Гуд, медик "Мелка 4", старался стабилизировать состояние пострадавшего, рядового первого класса Тодда Блэкберна. "Одну из команд "Дельты" (вероятно, Команду "E"), предшествующих нам на объекте, высадили не в том месте, поэтому первую помощь Тодду Блэкберну оказывали Маркус Гуд и один из парней из "Дельты", направлявшихся к цели", говорил Эверсман.

Помимо медиков в каждой команде, каждому отряду "Дельты" придавался медик непосредственной поддержки Сил спецназначения (Direct Support Special Forces Medic). Эти медики имели исключительно высокий уровень подготовки, пройдя как минимум 12-месячный курс повышения квалификации. Превосходя по возможностям гражданских фельдшеров, медики Сил спецназначения при необходимости могли даже проводить хирургические операции в полевых условиях. Каждый из них помимо оружия и прочего боевого снаряжения имел особый комплект инструментария и медикаментов.

Второй медик "Дельты", назначенный в штурмовую группу, сержант первого класса Барт Б., немедленно пришел на помощь своему товарищу по "Дельте", медику Курту С. и медику Рейнджеров Гуду, начав делать пострадавшему Рейнджеру внутривенное вливание. У Блэкберна была закрытая черепно-мозговая травма с примерно 6-ю баллами по шкале комы Глазго (Шкала комы Глазго, это метод оценки сознания пострадавшего, вероятно, получившего черепно-мозговую травму, где 5 баллов классифицируется как "тяжелая", самая опасная категория)(8), перелом черепа, множественные переломы ребер, переломы бедренных и плечевых костей, также у него была забрюшинная гематома, хотя, к счастью, не было явных признаков внутреннего кровотечения. Барт Б. позже писал: "К счастью, медик Рейнджеров уже пытался начать внутривенное вливание, когда я оказался там. Я взглянул на Блэкберна, он уже начал шевелиться. Первоначальное обследование (осмотр) показало, что дыхательные пути проходимы и дыхательная функция наличествует, серьезное кровотечение отсутствует, но он находился посреди перекрестка".

Блэкберн, лежащий посреди дороги, подвергался значительному риску от усиливающегося огня стрелкового оружия противника. Барт Б. рассказал о своих действиях после прибытия на место событий:

"Сомалийцы начали приближаться, поэтому мы оттащили его с перекрестка и укрыли за машиной. Я сказал Гуду надеть на Блэкберна шейный воротник (C-collar) и вставить воздуховод (J-tube), пока я заканчивал с капельницей. Мы ждали транспорт, который так и не появился. У меня не было иного выбора, кроме как перенести его к машинам, поэтому я ухватился за верх спинной части его жилета и пытался как мог удерживать его голову и шею у себя на предплечьях, пока мы двигали его."

Рейнджеры и двое медиков "Дельты" осторожно унесли его с улицы, заботясь о том, чтобы "держать его шею прямо".

Блэкберн по сей день помнит очень мало: "Иногда что-то всплывает, но это все". Его воспоминания заканчиваются "Блэкхоком", висящим над перекрестком и облаками пыли, закрывающими землю. Последнее, что он помнит, это звук стрельбы сомалийцев. Что именно стало причиной падения, до сих пор неизвестно. "Тодд и сам не знает. Многие считают, что в него могли попасть, когда он собирался ухватиться за канат и (это) отбросило его в сторону, а может быть, "птичка" накренилась, и он упустил канат, возможно, что-то произошло на полпути", говорил рядовой первого класса Антон Берендсен, гранатометчик из "Мелка 4" Эверсмана.

Пилот "Супер 64" Майк Дюрант отмечает в своей книге, что, по его мнению, пилот "Супер 67" с "Мелком 4" на борту, возможно, был дезориентирован пылевой завесой, отмечая, что "это была его первая встреча с "коричневым монстром"… Облако пыли достигало в высоту более ста футов (30 м), и он (пилот "Супер 67") чувствовал, что спускается в него на цыпочках, словно кулик в холодную озерную воду. Он слишком рано сбросил канаты…"

Он также отмечает, что ранее пилот летал на "Супер 63", вертушке управления, и лишь недавно занял место в формировании, перевозящем штурмующих. Майк Дюрант подтвердил автору свою уверенность: "Я, естественно, не был на том борту, поэтому мое мнение основано на информации из вторых рук, но я считаю, что причиной несчастья с Тоддом были действия экипажа". Джерри Иззо рассказывал, что даже члены экипажа толком не знали, что именно случилось: "В тот момент я даже не мог видеть шестьдесят седьмой (из-за завесы). Они не долетели квартал или два. Все, что я слышал от экипажа, что Блэкберн упустил канат".

Мэтт Эверсман, возможно, находится в лучшем положении, чтобы окончательно прокомментировать этот инцидент:

"Я помню, что когда снял гарнитуру, чтобы надеть очки, ремень, который держал их, оторвался, так что очки были бесполезны. Я становлюсь на колени на полу кабины вертушки и надеваю шлем, я не мог находиться в нем в полете, потому что на мне была гарнитура, и я помню, как вертолет накренился на несколько градусов от горизонтального положения. Что я еще помню, это как опустил руку на пол, чтобы не потерять равновесие. В конце концов, я схватился за канат и заскользил вниз.

Восстанавливая задним числом произошедшее, это был тот момент, когда Блэкберн потерял контроль (над канатом), когда вертолет качнулся, а затем выровнялся. Могу ли я эмпирически сказать, что причиной было именно это? Пожалуй, нет, но я полагаю, что, вероятно, это именно тогда и случилось. Штука в том, что как только впереди идущий Рейнджер, как только его голова оказывается ниже палубы (вертолета), идет следующий парень. Следующий парень увидел, как Блэкберн схватился за канат и пошел, он схватил веревку, вертолет накренился и подскочил.
"

Старший уорент-офицер Джефф Никлаус был пилотом "Супер 67" по прозвищу "Техасский экспресс" (Texas Express). С ним не удалось связаться, чтобы взять интервью для этой книги, однако на видеозаписи 2013 года он объяснял, что, хотя он не мог видеть другие машины вокруг него, он "знал, куда направлялся. В нескольких кварталах к северу от отеля "Олимпик" было белое двухэтажное здание… с небольшим внутренним двориком и находившимися там антеннами. Это была моя цель". Он рассказывает, что его члены экипажа сказали ему остановиться, так как спусковые канаты оказались на электрических проводах – пилот, по-видимому, не знал, что они были сброшены, хотя в этом вопросе Никлаус выражается несколько неясно.

Какова бы ни была конечная причина, "Мелок 4" был высажен как минимум за 100 метров до их блокирующей позиции, и они сразу же понесли небоевые потери, после того, как Блэкберн упал примерно с 70 футов на дорогу внизу. Согласно позднейшему медицинскому заключению, в момент удара о землю он летел со скоростью около 50 миль в час (80 км/ч).