Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

"Дельта" в Ираке

Копия поста из группы в ВК. Орфография сохранена как по тексту

Фаллуджа, 2004 год.

Было всё ещё темно, когда старшина Дон Холленбо(Don Hollenbaugh) услышал призыв к молитве, эхом донесшийся из минорета, который располагался в 300 метрах севернее. Это эхо расстроило оператора Дельты.

«Намечается плохой день», - сказал он 28-летнему старшему сержанту Дэну Бриггсу(Dan Briggs), который стоял на колене рядом с ним на углу улицы на северо-западе Фаллуджи.
Дэн Бриггс был медиком в Дельте.

«Всё может быстро ухудшиться».

Тем утром, в 4 часа утра, шесть операторов Дельты и около сорока морских пехотинцев из роты Е, 2 батальона, 1-го полка морской пехоты в тишине пешком продвинулись вперед на 300 метров от позиции коалиционных сил. В группу Дельты входили старшина Дон Холленбо, сержант-майор Ларри Бойвин (Larry Boivin), сержант боевой поддержки войск, бричер, три снайпера из эскадрона "А" и Дэн Бриггс. Четвертый снайпер занял здание позади группы, из которого он мог просматривать маршрут патрулирования и мог доложить о любом движении впереди.

Холленбо и Бойвин были там по просьбе морской пехоты, для обеспечения дополнительной огневой мощи при помощи АТ4 с термобарическими снарядами. AT4 был повсеместно распространен как в армейской пехоте США, так и в морской пехоте, но термобарические выстрелы были только у Дельты и, следовательно, были предметом зависти морских пехотинцев.

Термобарический снаряд быстро поднимает температуру и создаёт высокое давление в замкнутом пространстве, в которое был выпущен. При правильном использовании, они были крайне разрушительными снарядами. Дельта обучала морпехов использовать данные снаряды и поставляла им их, но морпехи чувствовали себя неуверено при использовании данного типа снарядов. Поэтому морпехи попросили Холленбо и Бойвина сопровождать патруль в Фаллуджу.

«Они чувствовали, что тренировок было мало» - сказал Холленбо. «Учитывая смертоносность этого оружия, это было правильным решением».

После удержания позиции на окраине города на протяжении нескольких дней, войска США были обеспокоены тем, что повстанцы нашли в них «слепые зоны» - места, из которых они могли атаковать и оставаться незаметными для позиции коалиции.

«Утренний патруль был попыткой ввязаться в бой.... но так чтобы снайпера могли менять свои позиции и, если было бы необходимым, мы могли использовать эти термоборические снаряды» - вспоминал Холленбо. В то время, когда он встал на колено и что-то сказал шепотом, морпехи зачищали и занимали здания с северной и южной стороны перекрестка. Дельтовцы зашли в одно из южных зданий и заняли позицию на крыше, которая была размером 10 на 15 метров. Морпехи сделали тоже самое в северном здании и разместились на этажах. Обе крыши были оборудованы небольшой стеной. Используя кувалды, они пробили дыры и оборудовали себе огневые позиции за час до рассвета. Морпехи рассчитывали на бой. И они не прогадали.

С первыми лучами солнца, граната выпущенная из РПГ ударила напротив южного дома, а через несколько минут последовал автоматический огонь. Когда Холленбо выглянул из своей позиции, еще одна граната ударила на несколько метров ниже, но настолько близко, чтобы ощутить жар от взрыва и пыль здания на лице.
«К счастью, у меня была одна затычка для ушей и защита на глазах», - вспоминал он. Он быстро заткнул второе ухо затычкой.
«Эй, пригляди за моим сектором, а я спущусь вниз и посмотрю откуда прилетела эта штуковина», - сказал Холленбо Бойвину.

Выйдя наружу, он подполз к стене, чтобы рассмотреть след оставленный гранатой от РПГ на стене дома. Опыт оператора говорил о том, что перед ударом она уже падала и это означало, что она была выпущена с довольно большого расстояния. Холенбо мысленно нарисовал траекторию огня, насколько он мог видеть и затем поднялся наверх, чтобы получить больший обзор. Определив небольшое темное отверстие на удалении около 300 метров, он посчитал, что это позиция стрелка из РПГ. Он несколько раз выстрелил из М4 в отверстие и сказал передовому наблюдателю из морской пехоты пометить данное отверстие, как одну из потенциальных угроз.

В течение следующего часа повстанцы искали позиции солдат США и обменивались случайными выстрелами с американцами. Командир группы снайперов "Дельты" решил вернуть своих людей на позиции других снайперов, с которых они могли лучше использовать дальность своих винтовок. Поговорив с Холленбо, командир роты Е капитан Дуг Зембик(Doug Zembiec) отправил двух морпехов на крышу, чтобы те сменили снайперов. Помимо Холленбо на крыше находились Бойвин, Бриггс и два морпеха. Холленбо посчитал, что этих людей было достаточно, чтобы закрыть все огневые сектора, учитывая при этом присутствие морских пехотинцев в северном доме и снайперов "Дельты" в тылу.

Спустя несколько минут после прибытия двух морпехов на крышу, неожиданно огонь боевиков усилился, из-за распространенной информации о местенахождении американцев. Более 300 боевиков прибыло на грузовиках, чтобы присоединиться к бою. Тысячи пуль и десятки гранат РПГ решитили стены обоих зданий.

Повстанцы посчитали, что это было полномаштабное вторжение в Фаллуджу.

«Они бросали в нас всё, что у них было» - вспоминает Холленбо. Используя переулки и позиции в соседних домах, повстанцы подошли достаточно близко, чтобы забросить пару гранат на северную крышу, ранив нескольких морских пехотинцев. Услышав их крики, Бриггс покинул свою позицию и, вместе с передовым наблюдателем, быстро перебежали от одного здания к другому, чтобы осмотреть раненых и помочь в эвакуации.

Сейчас ситуация для американцев была опасной, так как численность противника была примерно десять к одному. Повстанцы двигались вдоль стен зданий, чтобы попытаться окружить их. Крик боевиков заглушал шум вокруг. Солдаты США открыли огонь и бросили несколько гранат в нападающих. На южной крыше Холленбо, Бойвин и два морпеха с трудом сдерживали боевиков. Это была тяжелая работенка для четыре человек. Затем на крышу приземлилась граната и взорвалась, тяжело ранив двух морпехов.

«Он поднялся, закрыл лицо руками, но кровь текла сквозь пальцы. Ужасное зрелище», - вспоминает Холленбо. Обеспокоенный тем, что морпех подставиться под огонь боевиков, старший сержант Дельты вывел его на переполненную лестницу, а затем вернулся к другому раненом морпеху, сержанту, имя которого он так и не узнал. Лежа лицом вниз, другой морпех указал правой рукой в направлении, где, по его мнению, лежал первый морской пехотинец.

«Заберите его первыи, заберите его первым», - сказал он Холленбо, который был поражен бескорыстной храбростью морпеха.
«Я его уже вытащил», - ответил оператор морпеху, схватив его за ремень и поставил его на ноги и отвел к лестнице.

Бойвин по-прежнему следил за своим сектором, Холенбо перемещался между своей боевой позицией, и теми позициями, которые оставили морпехи, стреляя из своей М4 и бросая гранаты. Еще одна прилетевшая на крышу граната взорвалась и осколком ранило Бойвина в ухо и в тыльную часть руки.

«Дон, меня ранило», - крикнул он. Сидя на лестничном пролете, который была окружен стенами с трех сторон. Холленбо на скорую руку перевязывал Бойвина. Из рюкзака, который принесли ребята из "Дельты" и, в котором были гранаты, спаренные магазины, сигнальный набор и предметы медицинского назначения, он схватил марлевые повязки Kerlix и зеленую бандану. Он перемотал рану марлевой повязкой и затянул её банданой и сказал Бойвину повернуться лицом к нему.

«Выглядишь довольно круто», - подразнил его Холленбо. Несмотря на неприятную рану, Бойвин, которого Холленбо описывал как жёсткого, крепкого парня, собирался вернуться в бой, в тот момент, когда оба "дельтовца" заметили что-то похожее на мышь, двигавшееся под навесом из сложенного одеяла, которое морпехи использовали для защиты от солнца. Осознание того, что это было пришло им одновременно. Уставившись друг на друга широком открытыми глазами, они прокричали – «Граната!»

Перерыв боевых действий за город закончился отводом войск США на окраины в конце апреля. На скорую руку были сделаны местные силы безопастности – Бригада Фаллуджы(Иракская бригада). Они должны были заменить войска США в городе. Реальность заключалась в том, что город контролировали люди Абу Мусаб аз-Заркави. 26 апреля, за несколько дней до вывода войск, Холенбо, Бриггс, Бойвин и морпехи роты E, чтобы избежать окружения, оказались в отчаянном бою.

Следя за гранатой, которая каталась, уже раненный до этого Бойвин нырнул вниз по лестнице, врезавшись в Зембика и его радиста. У Холленбо было достаточно времени, чтобы укрыться за стеной. Взрыв гранаты не нанёс никому урона. Холленбо обратил внимание, что она была брошена примерно оттуда же, откуда были брошены две предыдущие гранаты. Достав гранату из подсумка на своём жилете, он достал предохранительное кольцо, когда подходил к краю крыши.

«Пройдя три четвертых пути, я отпустил скобу, посчитал до трёх и бросил её, в надежде попасть в цель», - вспоминал Холленбо. «Больше я не видел, чтобы с той стороны снова прилетали гранаты». Затем он быстро осмотрел крышу, перемещаясь от отверстия к отверстию, выпустив несколько одиночных выстрелов из своей М4, когда вдруг заметил подозрительную позицию боевиков. Он повернулся, чтобы проверить Бойвина, который сидел на лестничной клетке закрыв голову руками.

«Ларри, ты в порядке?» - крикнул Холленбо.
«Да, Дон, я в порядке» - неуверенно ответил Бойвин.

Он был очень бледным.
Повязка был сорвана и у него было сильное кровотечение. Холленбо наложил на рану новую повязку, но на этот раз более аккуратно и пережал так сильно, что Бойвин забеспокоился, что тот раздавит ему череп. Бойвин спустился в патио, который располагался на втором этаже, и продолжил сражаться там вместе с морскими пехотинцами.

Холленбо остался на крыше и сражался один, переходя от позиции к позиции, задерживаясь на одном месте для того, чтобы произвести несколько выстрелов или бросить одну из шестнадцати гранат, которые он принес с собой. Двенадцать из них были обычными осколочными гранатами М67, а оставшиеся четыре были термобарическими. По сути, они представляли собой ручную версию термобарического снаряда АТ4. Для лучшего эффекта термобарическая граната должна была инициироваться в закрытом помещении. Холленбо бросил термобарические гранаты в окна соседнего здания, где находились повстанцы. Парочка достигла цели. Когда прибыл Хамви для эвакуации раненых, повстанцы открыли огонь по медикам из хорошо замаскированного пулемета на верхнем этаже здания на юге. Не имея возможности видеть сам пулемет из своего положения у южной стены, Холенбо определил его местоположение по выделяемым пороховым газам, которые исходили из его ствола. Он выстрелил в стену переулка под углом, который, по его расчетам, должин был отправить рикошет в окно. Пулемёт стих. Затем Холленбо обратил внимание на дом, занятый боевиками на северо-востоке.

«Я начал обстреливать это здание» - сказал Холленбо.

Спустя час, у Холленбо остался последний магазин и последний АТ4. В его ушах стоял звон от многочисленных взрывов вокруг него, в горле и носу стоял запах палённого пороха и терпкий привкус взрывчатки С4, а за его ботинками тянулись кровавые следы, от крови, которую оставили его коллеги на запыленной крыше. Пулемет снова открыл огонь. Он схватил свой последний АТ4 в тот момент, когда на крыше показался Зембик.

«Эй, Дон, пора уходить» - сказал капитан.
«Дай я отстреляюсь» - ответил оператор "Дельты" кладя на плечо АТ4.

Зембик присел на колено за ним, слишком близко для зоны поражения реактивного выхлопа от залпа. Холленбо сказал ему сдвинуться и затем произвёл выстрел. Ракета прилетела прямо в край окна, где была позиция пулемета, и взорвалась.

«Это заткнет его» - сказал Холленбо.

Удовлетворённый, он пошёл за Зембиком вниз. Именно тогда, он понял, что все уже покинули здание(11 морпехов вынесли на носилках). Он один помешал отряду боевиков взять штурмом южное здание.
«Мне и мысли не пришло, что я один» - сказал он
позже в интервью газете The Fayetteville Observer. «Я рад, что кто-то вел численность персонала».

Один морпех, 19-летний младший копрал Аарон Остин(Aaron Austin), погиб в той перестрелке.

За своё участие, Холленбо и Бриггс получили крест «За выдающиеся заслуги», а Бойвин получил Серебряную звезду. Так же Бриггс и Бойвин получили по Пурпурному сердцу.

Фаллуджа для Холленбо была последней миссией в его карьере в качестве оператора Дельты. Он ушел в отставку в 2005, отдав службе 20 лет.

К несчастью, Ларри Бойвин и морпех Дуг Зембик погибли спустя несколько лет после тех событий.

Бойвин погиб в 2012году во время парада в Мидланд, штат Техас, когда грузовой поезд врезался в автобус.

«Ларри был очень дисциплинированный, целеустремленным и крепким парнем. Он всегда хотел сделать больше. Он был великим солдатом» - сказал Холленбо.

Зембик погиб в Багдаде в 2007 году во время службы в CIA SAD. Был награждён Серебряной звездой и вторым Пурпурным Сердцем посмертно. Так же он был удостоен анонимной звезды на мемориальной стене Центрального Разведывательного Управления.

Don Hollenbaugh, Larry Boivin, Dan Briggs and marine


Dough Zembiec. April 8, 2004
Tags: delta, iraq, sof
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments