Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

Вступление

Emil Johansen. BRØDRE I BLODET.

Предисловие

Как профессиональный солдат, я решил написать эту книгу, чтобы в Норвегии знали, через что проходят их солдаты в Афганистане.

Проецируя сквозь свой личный опыт, я буду описывать как "срочники" превращаются в профессиональных воинов, которые, год за годом командировок в зону конфликтов, реализуют внешнюю политику Норвегии.

Как превратить молодого, наивного, но добросовестного солдата в хорошо смазанный инструмент, полностью подходящий для насилия и применения силы? Что случилось со мной с того момента, как я стал в 19 лет призывником? Как я стал частью воинской культуры, где моя способность убивать, в случае надобности, абсолютно необходима, чтобы стать членом братства?

Что принесли в жертву я и мои братья? Какие качества и ценности мы получили? Могут ли приобретенные квалификация и опыт использоваться в гражданском обществе?

Я патриот и через честное описание реальности хочу рассказать о моем поколении солдат.

Кто эти молодые мужчины и женщины, что стоят на поле боя в Афганистане?
Участвуют в ожесточенных перестрелках? Хоронят убитых сослуживцев?
И еще могут как-то спать по ночам?..

Как этим мужчинам и женщинам вернуться к нормальной мирной жизни там, где большинство населения просто не знают, что они делали и даже не могут себе этого представить?

Как справиться с обвинениями в средствах массовой информации в совершении военных преступлений, когда вы были готовы принести в жертву свою жизнь, если бы это потребовалось?

Вот некоторые из проблем, стоящих сегодня перед норвежскими солдатами, те вопросы, на которые они должны найти время подумать и ответить.

Я сам выбрал эту профессию. Я считаю, что заработал эту привилегию - быть профессионалом, быть членом воинской субкультуры. И я дорого заплатил за свой опыт на войне.

Используя этот самый опыт я попытаюсь объяснить, как символы и ритуалы могут быть использованы для создания боевого духа и чувства сплоченности. То, что извне может показаться странным или гротескным, помогает создать здоровую атмосферу в команде. Это то, что мотивирует 22-летнего парня перелететь на другой конец земного шара и пойти в бой против численно превосходящего врага, который находится у себя дома и ведет бой из укрытия. Весь риск, все происходящее там этот парень может разделить только с человеком, который был рядом с ним.

Я бы хотел выделить и описать реальные события этой войны. Эта история чтит жертвы, героизм и готовность отдельных лиц, но вместе с тем - это рассказ о том, как армия Норвегии в целом выполняет задачи, возникающие перед ней на войне в Афганистане.

Основные понятия.

12,7 - тяжелый пулемет калибра 12.7 мм, может быть установлен как на земле, на станке, так и на транспортном средстве.
40 мм - снаряд, выпущенный из пусковой трубы диаметром 40 мм.
CV90 - боевая машина пехоты, 3 человека экипажа и до 8 пехотинцев, вооружена 30 мм пушкой и 7.62 мм пулеметом.
ЛТС - легкие транспортные средства повышенной проходимости.
МГ - пулемет 7.62 мм.
БО - безоткатные орудия.
РПГ - реактивный противотанковый гранатомет.
IVECO - бронированный джип 4*4.

АНА - Афганская национальная армия.
АНП - Афганская национальная полиция.
АНСБ - Афганские национальные силы безопасности.
БГ - батальонная группа, стандартная тактическая единица НАТО, как правило, состоящая из батальона или частей батальона.
Батальон - подразделение из 5 рот.
Рота - два пехотных взвода и штаб с командиром.
Взвод - 4 отделения под руководством командира взвода.
Отделение - сержант (LF), его "замок" в звании капрала (NLF) и 6 гренадеров.
Гренадер - профессиональный солдат-контрактник, прошедший основное обучение и подписавший контракт на 3 года.
ОФК - основные офицерские курсы.

Деплоймент - перемещение и развертывание БГ, с целью военного использования.
Контракт - соглашение о командировке в зону боевых действий, от 3 до 6 месяцев.
ПВБ - правила ведения боя, регулирующие применение силы, в зависимости от ситуации.
ПОБ - передовая оперативная база, размещается на границе с контролируемым противником районом; хорошо защищена, имеет только необходимый минимум удобств.
СВУ - самодельное взрывное устройство.
СБР - силы быстрого реагирования.
ВНК - военная наблюдательная команда.
ТМБН - обозначение батальона "Телемарк".

ISAF - международные силы содействия безопасности в Афганистане.
OMLT - команда, осуществляющая обучение, наставничество и поддержку сил АНА.
PRT - провинциальная группа восстановления, имеет структуру батальона, состоит из норвежцев и латышей, размещена в провинции Фарьяб. Имеет в составе различные типы подразделений, штаб, управление лагерями, патрульные команды (ВНК), и всего одно единственное военное подразделение, так называемая "рабочая группа". Рабочая группа – подразделение, состоящее из примерно 55 солдат на различной боевой технике.

ПРОЛОГ

Северо-западный Афганистан, декабрь 2009 год

Я в грязной канаве. Повсюду стрельба, уровень шума невероятно высокий. Рядом два парня из моей команды. Кричу им - "откуда ведется огонь?"
Один из них крикнул в ответ - "не вижу, но нам не дают высунуться! Нужно менять позицию!"

Позади меня я вижу два IVECO, вокруг которых по земле рассыпаются маленькие фонтанчики пыли. Нужно было перехватить инициативу у врага и делать это - точно не лежа в канаве. Требовался быстрый план.

Я быстро взглянул на стрелков в турелях IVECO. Они лупили вслепую, съежившись за крышкой люка, в то время как вокруг свистели пули.

Время для приказа.

"По моей команде - перебегаем по одному, 3 секунды на бросок и падаем в укрытие. Остальным - засечь вражескую огневую позицию, когда они будут по нам лупить.
Я начинаю первым. Все понятно?"

Получаю утвердительные отклики по рации и вижу понимание в глазах солдат. Сердце стучит как ненормальное, накачивая меня адреналином для броска. Вместе с тем, я стараюсь контролировать психику. "Только три секунды, только три!". Сейчас я должен положиться на свои навыки, на то, чему меня научили за последние 4 года, на своих парней. Это моя работа. Я заряжен, как бегун на 100-метровку. Сейчас определится - буду ли я жить или умру.

Я кричу: "Готов через 5 секунд! 4... 3... 2... 1..."

Мир замедляется.

Я бегу. Вражеский огонь усилился. Нужно пробежать только несколько метров. Вокруг начинают подниматься фонтанчики пыли от пуль.....

ГЛАВА 1. ПЕРВЫЙ ШАГ К ТОМУ, ЧТОБЫ СТАТЬ ВОИНОМ

Много раз задавал себе вопрос - когда же я решил стать солдатом? Что явилось причиной такого выбора? Есть ли этому объяснение? Либо есть ли что-то общее у тех, кто принял такое решение? Я задавал этот вопрос своим коллегам, и единственное, что было общего в ответах - все сделали этот выбор в очень раннем возрасте.

Это доказывается так же тем, что у многих из нас были общие интересы. Как правило, любимая игрушка, связанная с войной. Или, к примеру, если нас просили что-то нарисовать в школе - мы рисовали крепость и воинов.

Лично у меня была целая армия пластиковых солдатиков на подставке.

Другая теория гласит, что все зависит от воспитания и яблоко недалеко падает от яблоньки. В моем случае, это близко к истине.

Мой отец старался оградить меня от интереса к войне и военным. Он не позволял смотреть военные фильмы и не позволял играть только в солдатиков. Или с игрушечным оружием. Однако это все было не очень-то продуктивным, так как моими любимыми моментами в детстве были те часы, когда отец приходил домой в военной форме.

Отец был резервистом и регулярно проходил учебные сборы. Его часто отправляли на учения или переподготовку.

Картина для меня была совершенно ясной - отец самый жесткий и сильный человек в мире. Полный восхищения я стоял и смотрел, как он снимает полевые ботинки в коридоре. Самой большой надеждой было то, что и другие ребята увидят, как он приходит домой в форме.

Моя тетя купила мне на день рождения игрушечный пистолет и отцу это очень не понравилось. Но отказать мне он не смог.

Я хотел стать солдатом и молился о том, чтобы я быстрее стал взрослым.

ПОКОЛЕНИЕ РЭМБО

Я вырос на фильмах с Арнольдом и Сталлоне. Как вы понимаете, мне не разрешали смотреть все это, но изобретательный ребенок всегда найдет решение, как обойти запрет.
Вместе с моими приятелями мы играли в подвале, стреляя друг в друга из палок. Также мы делали хижины и базы в лесу, чтобы играть в индейцев и ковбоев.

Некоторые вещи я делал раньше своих сверстников. Например, свой первый поход в горы я совершил в два года. Ножом и топором я научился пользоваться благодаря деду в деревне. Он был старым дровосеком, охотником и мясником, и преподал мне немало хороших уроков в этих областях. На рыбалку и походы в горы он ходил со мной с восьми лет.

Между походами и рыбалкой я продолжал играть в солдатиков. Тетя часто говорила: "Эмиль, ты не можешь быть никем иным, кроме как солдатом".

Я часто хожу в горы и по сей день. Мне повезло с семьей. Моя мать родом из горных районов Нур-Трёнделаг, а отец с острова на побережье Тронделага. Там же жил дед, до своей смерти в 2010 году. Я провел там большую часть детства.
Это особенное место, из-за близости к морю. Здесь собиралась вся наша большая семья, и я ходил со своими двоюродными братьями в море на рыбалку. Вечерами мы гуляли по берегу моря, в поисках крабов, которых приносили домой. Их мы держали дома в качестве домашних животных до конца лета. Помню, бабушка страшно переволновалась, найдя в подвале коробки с маленькими крабами.

Дедушка знал много историй из Второй мировой войны, а я мог сидеть часами и слушать его.

Во время войны его мобилизовало правительство Квислинга и отправило в Трондхейм, где дед сыграл важную роль в строительстве убежища немецких подводных лодок под название "Дора". Однажды дед не отдал честь немецкому офицеру и его сослали на север, на печально известное строительство "кровавой дороги" в Нурланне. Множество сербских и русских военнопленных умерли там. Дед потерял свое здоровье и стал инвалидом. К немцам он претензий не имел, но вот норвежских нацистов ненавидел.

Пока мы были маленькие, дед не рассказывал нам таких ужасов. Он больше рассказывал о том, как видел британские "Спитфайры", летающие над Фрёйа в направлении Трондхейма, о минах в прибрежных водах, о том, как выглядел, а вернее вонял, экипаж немецкой подводной лодки, вернувшейся из похода. Дед брал меня на поездки по острову и показывал старые немецкие бункеры. У него был своя история для всего, что я видел.

Когда пришла осень, я дословно пересказывал своим одноклассникам, все что видел. У меня была почти фотографическая память на всевозможные детали, вплоть до положения деревьев и камней в горах. Позднее это очень пригодилось в моей военной карьере.

Когда мне исполнилось 16 лет, я получил первый шанс поставить свои интересы на благо общества. В моем районе Хемверн (Служба резервистов) работал с молодежной группой. Мы получали начальную подготовку в обращении с оружием, выживании на природе и медицинские навыки.

Я любил это. Каждый вечер вторника и один выходной в месяц мы носили форму и снаряжение как обычные солдаты, нами руководили опытные и квалифицированные офицеры. Они здорово мотивировали меня и многие из них до сих пор на своем посту.

Медленно, но уверенно я поднялся до звания командира отделения (LF), что означало наивысшее доступное звание в молодежном Хемверне. Попутно я продолжал учиться, до тех пор, пока мне не исполнилось 19.

Пришло время для исполнения мечты.

Я начал с подготовительного лагеря ВМФ Норвегии в Ставангере. Это было лето 2004 года. Моя мать отвезла меня туда. Она знала, что я планирую стать профессиональным солдатом и знала, что я уже думаю про Афганистан.

Одним из последних событий в молодежном Хемверне, где я участвовал, была поездка по обмену в США, где мы жили в течение месяца. Юные норвежские резервисты посетили Пентагон и возложили венок Неизвестному солдату на Арлингтонском военном кладбище в Вашингтоне, округ Колумбия. Мы повсюду были в нашей форме, подходили гражданские и благодарили за нашу помощь и участие. Это произвело на меня сильное впечатление. Американцы были благодарны Норвегии за участие в войне с террором.

Очевидно, матери было трудно принять желание сына стать солдатом в Афганистане. Я пытался ее успокоить, говоря, что пройдет несколько лет, прежде чем меня туда может быть отправят. По-моему, она не поверила.

Основное обучение было весьма разочаровывающим. Нас было 70 человек во главе с двумя офицерами. Мало ресурсов, отсутствие полигонов и слабая материальная часть. Так что, в основном, мы бесконечно маршировали и несли несложную постовую службу. Не такого я ждал, конечно.

Но в один прекрасный день пришел приказ о наборе людей в школу военно-морских водолазов-саперов (MDK, https://no.wikipedia.org/wiki/Minedykkerkommandoen , EOD группа при MJK, аналог SEAL в Норвегии). У них было самое новое, лучшее оборудование и снаряжение, и они отправляли своих людей в Ирак и Афганистан. Это была возможность, которую я ждал.

Из 220 претендентов осталось 10 после шести недель отбора. После этого последовала 21 тяжелейшая и изнурительная неделя, прежде чем мы заработали право носить берет коммандос и крылышки водолазов-саперов.

Я не был хорошим пловцом, имел лишь небольшой опыт погружений с аквалангом и не имел тела спортивной "машины", но мое преимущество заключалось в упорстве и нежелании сдаваться. Я много раз был на грани истощения и падал на колени, но никогда даже не рассматривал сдачу, как вариант. Как я сейчас вспоминаю - я страшно боялся позора поражения и поэтому выкладывался совершенно полностью.

Нас прекрасно подготовили водолазному делу, работе с взрывчаткой и оружием. Финальный экзамен был одним из самых лучших дней в моей жизни. Я впервые узнал вкус победы.

В дальнейшем я служил в Рамсуне (военно-морская база в Нурланде) плюс командировки в Литву на разминирование. Это было хорошее время, но, к сожалению, была лишь минимальная вероятность, что я смогу продолжить эту службу, в особенности - за границей.

Летом 2005 года я демобилизовался, но это не был конец моей военной карьеры.

Продолжая учиться в школе, я тосковал по зеленому цвету, чувству товарищества и понимал, что мне по-прежнему чего-то не хватает.

Зимой 2006 года я встретился с приятелем, вместе с которым был в молодежном Хемверне. В настоящее время он служил в батальоне "Телемарк" (ТМБН) и только что вернулся из Афганистана. Я ничего не знал про этот батальон, кроме того, что показывали по телевизору. Приятель сказал, что посмотрит, что может сделать для меня.
Он нашел объявление о том, что в 4-ю мотострелковую роту (МЕК4) нужны новые гренадеры.

Я ухватился за этот шанс, отправил свое резюме и через несколько дней меня пригласили на собеседование. В июне 2006 я прошел все собеседования, физические тесты и получил официальное "одобрение". 2 сентября 2006 года меня официально зачислили в штат роты.

Впереди ждали три захватывающих года в качестве гренадера в единственном профессиональном пехотном подразделении Норвегии.
Tags: book, emil, norway
Subscribe

  • Дюма

    Подумалось тут... Почти все мои сверстники читали в отрочестве Дюма, Мушкетеры или Узника замка Иф. Даже нечто вроде культурного кода опознавания в…

  • Саттон-Ху

    Ролик о реставрации предметов из знаменитого захоронения в Саттон-Ху. Самая знаменитая англосаксонская могила с инвентарём королевского класса…

  • Вьетнам

    Лис продолжает перевод Джон Страйкер Мейер. " По ту сторону забора". Глава небольшая, но настолько энергичная по накалу событий, что я несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments