Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

САС. Франция - 1944. Часть V

Поучительная история.
Смешанные ощущения.
Я бы расстрелял этого Тонкина. Погубил людей...

Оригинал взят у towmater_76 в САС. Франция - 1944. Часть V
54. «Я и подумать не мог, отчего поднялся такой шум»

Ранним утром третьего июля, за два дня до высадки группы Гарстина, Джон Тонкин возвратился в свой лагерь, располагавшийся в лесу близ Верьер. Всю ночь Тонкин вместе с водителем искали место для нового лагеря – у него были веские основания полагать, что прежнее место обнаружено противником. Раскладывая свой спальный мешок посреди спящих товарищей, он не замечал ничего необычного. Он не выставлял часовых и не минировал подходы к лагерю. Вокруг было обманчиво тихо. Он и представить себе не мог, что ему только что позволили пройти через оцепление из панцергренадеров СС, сотрудников Охранной полиции-СД и военнослужащих из состава антипартизанских формирований СС, общим количеством четыреста пятьдесят человек, которые выдвинулись к месту расположения отряду прошлым вечером.

После Дня Д отряду Тонкина удалось дважды перерезать железнодорожную линию и отправить под откос грузовой состав. Однако самой большой удачей стало уничтожение цистерн с топливом для дивизии «Дас Рейх»
После проведенной Томосом Стивенсом разведки он отправил координаты стоянки поезда в Мур Парк. Реакция последовала незамедлительно. Ночью 11-го июня эскадрилья бомбардировщиков Москито тремя волнами прошлась над железнодорожной веткой, уничтожив состав пятисотфунтовыми бомбами и пушечным огнем. Это был блестящий успех.

Вскоре Тонкину сбросили на парашютах четыре джипа, и он перенес лагерь в район Верьер, примерно в двадцати пяти милях от Пуатье. С этого момента положение начало ухудшаться. Двадцать восьмого июня двое бойцов – сержант Валлийского гвардейского полка Дуглас Экклс и капрал Уилтширского полка Кеннет Бэйтман, оба были ветеранами 1-го СДО – получили задание подорвать железнодорожные пути на сортировочной станции Сен-Бенуа с которого они не вернулись. Водитель джипа возвратился без них, доложив, что не слышал звуков перестрелки. Тонкин должен был предположить, что их схватили, и лагерь находится под угрозой. Однако, вместо того, чтобы перенести базу, он остался на прежнем месте.

Тремя днями позже рядовой Вспомогательных подразделений Джон Филдинг обнаружил двух французов, толкавших мотоцикл с коляской со спущенной шиной по близлежащей дороге, и привел их в лагерь. Французы утверждали, что они партизаны. Несмотря на длительный допрос, подтвердить их личности не удалось, однако их отпустили. Почти наверняка это были шпионы из про-немецкой Милиции – французского Гестапо.
В тот же день произошли еще два инцидента. Сначала наблюдатели доложили о неопознанной машине, ездившей по дорогам вокруг леса. Затем группа партизан привела человека, назвавшегося американским летчиком, лейтенантом Линкольном Банди, чей Мустанг Р-51 был сбит зенитным огнем. В конце концов, выяснилось, что Банди говорил правду – Тонкин получил подтверждение его личности из Мур Парка.

Все эти происшествия добавляли доводов в пользу смены места стоянки, и по правде говоря, Тонкин отдал приказ подчиненным переместиться в запасной лагерь в Буа де Карт. Однако, когда оказалось, что на новом месте пересох источник, было решено вернуться на старое место. Он рассудил, что, поскольку со дня исчезновения Экклса и Бэйтмана уже минуло четыре дня, они либо не раскололись, либо уже мертвы. Эти предположения были ошибочны. В действительности в тот же бойцы СДО под пытками выдали местоположение лагеря. На следующий день, когда Тонкин, наконец, решил подыскать место для нового лагеря, немецкие войска оцепили район. С собой они привезли минометы, артиллерию и крупнокалиберные пулеметы.

На рассвете два макисара, ночевавшие у своих подружек в Верьере столкнулись в лесу с немецким часовым. Тот открыл огонь. Один из французов, Марсель Вебер, был серьезно ранен в бедро. Немецкий отряд, заслышав выстрелы, принял их за сигнал к атаке. Бойцы эскадрона Б были разбужены грохотом мин, сотрясавших землю. «Я и подумать не мог, отчего поднялся такой шум,» - рассказывал один из выживших, лейтенант Питер Уивер из Дорсетских Вспомогательных подразделений. «Потом до меня дошло, Бог мой, нас же обстреливают из минометов!»

Бойцы САС и макисары, бледные, с широко раскрытыми глазами, выбирались из спальных мешков, спешно натягивали ботинки, нашаривали карабины и снаряжение. По всему лагерю землю стегали пулеметные очереди, пули поднимали фонтанчики пыли, сбивали листья и впивались в стволы деревьев. Полуодетые бойцы переползали в укрытия. Рвались снаряды, взметая землю, жужжали и свистели пули, поднимались клубы дыма. Осколки настигли рядовых Джо Огга и Джона Уильямса, пытавшихся одеться. Они корчились, обливаясь кровью. Капрал-медик Билл Аллан подполз к ним, разрезал одежду, его окровавленные пальцы ощупывали их раны.

Сержант Королевского бронетанкового корпуса Джон Холмс, ветеран боев в пустыне и в составе СДО, крикнул рядовым Бобу Гарду, Эду Ричардсону и Тому Камминсу занять круговую оборону. Через пару минут к ним через кустарник подполз Марсель Вебер. Он был бледен как смерть, из бедра толчками вытекала кровь. «Боши идут!» - прохрипел он.

Томос Стивенс оттащил Вебера в укрытие, где его подхватили двое бойцов и потащили к позиции Джона Тонкина. Мимо них с хрипом и шипением проносились пули, однако немцы на глаза не показывались. Через минуту двадцать семь бойцов заняли оборону под началом Питера Уивера. Стивенс ползком вернулся к Холмсу. «Каждый сам за себя», прошипел он.

Большинство последовали за Уивером, Стивенсом и Ричардом Криспом в южном направлении. Там они натолкнулись на заслон, подобрались поближе, мимо свистели пули, поднимая столбики пыли. Им пришлось отступить. Тогда они устремились через лес на юго-запад. Пересекли дорогу и отклонились на юго-восток, выйдя прямо на минометную батарею. Снаряды взрывались и разбрасывали землю, горели листья и щелкали пули. Они метнулись назад, туда, откуда пришли. Вслед неслись пули. Одна из них попала в бедро Ричарда Криспа. Хлынула кровь. Бойцы метались, обложенные со всех сторон. «Уходим со мной, или оставайтесь,» - сказал Питер Уивер. «Я ничего вам не приказываю – выбор за вами.»

Отряд Джона Холмса отделился от остальных, спустился по склону к реке, дошел до моста. Рядовой Вик Уайт присел и прикрыл остальных огнем из своего карабина. Холмс приказал ему отходить. Уайт ответил, что догонит их через минуту. Холмс с остальными понеслись через открытое место к лесу. Капрал Джон Киннивейн остановился, запыхавшись. Холмс и еще три бойца добежали до деревьев, где и укрылись. Уайт и Киннивейн так и не догнали их.

Пит Уивер мчался к лесу вместе с Томосом Стивенсом, которого сгибало пополам приступами боли в желудке. Они бежали на юг, где сквозь лес в ярком солнечном свете желтели поля пшеницы. Стивенс сказал Уиверу, что боли слишком сильны. Ему пришлось остановиться. «Чорт побери!» - выпалил Уивер. «Они уже здесь!»
Стивенс сказал ему бежать дальше, а сам вернулся в лес. Мгновением позже в его бедро ударили пули, сбив его с ног. Из-за деревьев осторожно вышли эсэсовцы в серой форме. Стивенс поднял руки вверх, из бедра текла кровь. Эсэсовец перехватил винтовку и размозжил ему череп. Стивенс перевернулся. Немец приставил ствол винтовки к его голове и выстрелил в упор.

Уивер добежал до пшеничного поля, опустился на четвереньки и пополз вперед через колосья. Остальные ползли следом. На полпути Уивер привстал на ноги. Бухали разрывы, поднимались клубы дыма. Сзади раздались крики, когда рядового Паско сразили осколки. Остальные продолжили свой бег через поле. Уивер выбрал другое направление, выбрался с поля, и побежал через луг в сторону леса. За ним, топча колосья, устремились четверо эсэсовцев. Казалось до леса многие мили. Пули сбивали на землю созревшие семена. Уивер заполз в заросли ежевики, и затаился. Через мгновение эсэсовцы промчались мимо и исчезли.

Джон Тонкин пробирался через кустарник с капралом Райдаутом и рядовыми Киблом и МакНэйром. Он вспомнил, что забыл шифровальные блокноты и повернул назад. Лагерь кишел эсэсовцами, утолявшими голод полевыми пайками британцев. Тонкин подполз ближе и вставил детонаторы в брикеты пластита. Немцы были так близко, что на его голову падали обертки от шоколада.

Медик Билл Аллан остался с ранеными Оггом и Уильямсом и был взят в плен. Капрала Паско притащили в полубессознательном состоянии, всего залитого кровью. Немцы погрузили раненых в грузовик, и увезли их в госпиталь, расположенный в Пуатье. В плен попали шесть партизан. Им связали руки, поставили у края дороги и хладнокровно расстреляли. Тела отвезли в Верьер, находившийся в полумиле, где выбросили на деревенской площади. Тело Томоса Стивенса вывесили на виду у местных жителей. Некоторые утверждали, что Стивенс был еще жив, и эсэсовец забил его до смерти у них на глазах. В плен попало двадцать восемь бойцов САС. Всех их, а также американского летчика, Банди, доставили в полевую комендатуру Пуатье, где бросили в камеры и допросили. Армия пыталась передать их в СД, но последние были против этого. Им предстояло выполнить Гитлеровский Приказ о коммандос, однако никто не хотел брать на себя ответственность.

В конце концов, жребий пал на оберлейтенанта Фогта из 80-го корпуса, бывшего священника. Он подыскал подходящее место в лесу Сен-Сован  в двадцати милях южнее Пуатье. Там он приказал вырыть три ямы неподалеку от дороги. На рассвете 7-го июля, когда отряд Гарстина допрашивали в Париже, на дороге выстроили тридцать одного бойца, со скованными за спиной руками. Среди них были американский пилот Банди, Экклс и Бэйтман, у которых пытками вырвали местонахождение лагеря, а также лучший друг Боба Беннета, один из Основателей САС «Лофти» Бейкер. Перед ними встал расстрельный взвод. Щелкнули затворы. Фогт пролаял команду открыть огонь. С близкого расстояния немцы выпустили девятимиллиметровые пули в беспомощных людей. Тела в беспорядке попадали на землю, все еще со скованными руками. Немцы прошли среди них, добивая раненых. Затем сорвали с трупов опознавательные жетоны, столкнули тела в ямы и засыпали их землей. Через шесть дней в госпитале Пуатье, раненых – Огга, Уильямса и Паско – умертвили при помощи большой дозы морфия.

Пятого июля Джон Тонкин, Пит Уивер, Джон Холмс и еще пятеро встретились в запасной точке сбора на небольшой ферме поблизости от прежнего лагеря. Все они спаслись. Тонкин не знал о судьбе своего отряда до января 1945 года, когда тела были выкопаны местными жителями.



Джон Тонкин


Питер Уивер


Томос Стивенс





Традиционное спасибо catherine_catty за помощь :)

Передохну немного от Эшера, но будет что-нибудь еще интересное. Потом продолжу

Tags: sof
Subscribe

  • Страйкбол

    Давным-давно, в другой Галактике... С ностальгией вспоминаю это время. Сделал ролик из того, что было, нарезка видео с нашлемной камеры.…

  • Штурм-2015 часть 1 от Гарсинг

    Будем ждать следующих выпусков, да и хотелось бы увидеть видео непосредственно с соревнований. Если кто не понял - в соревнованиях, кроме…

  • Соревнования страйкболистов, Белорусь

    Не бесспорно, но интересно.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments