Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

SASR в Афганистане

Камрад Кирил ака kane_efes порадовал историей с утра про австралийский САС, за что ему огромное спасибо.
Перевод "как есть".

"Засада: австралийцы под огненным дождем".
***
26 августа 2008 года. 1й взвод австралийского спецназа САС в составе четырех патрулей по шесть бойцов, вылетел в район, расположенный примерно в 80км от американской передовой базы (FOB) Анаконда рядом с городом Хас в провинции Урузган (Khas, Uruzghan) полный решимости нейтрализовать лидера талибов, который, по их данным, скрывался где-то в этой области.
Пока парни были в воздухе, разведка сообщила, что их цель была замечена в другом месте. И австралийцы зависли на Анаконде в течение нескольких дней, ожидая обратный рейс. Парни, вместо того, чтобы просто расслабиться и отдохнуть, прямо спросили американцев - можем ли мы вам как-то помочь?
Командиром среди оззи (австралийцев) был сержант САС Трой Симмондс (Troy Simmonds), ветеран Сомали, Восточного Тимора и Ирака. В течение нескольких дней он напоминал американцам из 7й группы спецназа (7 SFG):
-Где здесь у вас горячие места?
-Ну, у нас есть две долины, в которые мы никак не можем попасть, - последовал ответ.
-Мы пойдем туда, чтобы принести пользу, пока мы здесь, - решили австралийцы.

-Итак, наш план будет такой, - сказал сержант Симмондс.
Этот план состоял в том, что под покровом темноты организовать пеший патруль, который разведает местность и займет позиции, чтобы снайперским огнем прикрыть автомобильный патруль, который следующим днем выйдет с базы совершенно открыто.
Как и было задумано, утром патруль из пяти хаммеров отправился в одну из проблемных долин, которая до этого была "бесполетной зоной" (закрыта для доступа), чтобы спровоцировать талибов. Это не заняло много времени.
Очень скоро снайперы заметили, как трое талибов передвигались приблизительно в 500 метрах от их позиции, и уничтожили их. Когда тяжеловооруженная группа "техников" (механизированный патруль) прибыла на место, чтобы осмотреть и забрать тела, то объединенный американо-австралийский патруль в перестрелке с использованием автоматов, гранатометов и снайперов уничтожил 11 боевиков, чьи тела остались на поле боя.
В ту же ночь, используя уже проверенную тактику, САС отправил еще два пеших патруля во вторую долину.

В 4 часа утра 2 сентября 2008 года 12 бойцов САС вместе с двумя инженерами и собакой для обнаружения взрывчатки Сарби (Sarbi) присоединились к 10 американским спецназовцам, погрузившись на три хамви в середине конвоя. В еще две машины, первую и последнюю, погрузилось по 10 бойцов афганской армии.
Около дефиле долины, оззи покинули машины и взобрались на окружающие холмы, чтобы устроить дополнительные засады. В это время остальной патруль стоял в "зеленой зоне", ожидая отмашки САС, чтобы войти в узкую долину.
Конвой быстро привлек внимание противника, но их движение, в свою очередь обнаружило их для САС, как и было задумано. Итог - семь боевиков были убиты в короткой стычке.
Патруль сержанта Симмондса заметил другое гнездо талибов примерно в 800 метрах от них, которые были вооружены автоматами и гранатометами РПГ-7. Но, поскольку в их составе были дети, то его не атаковали.

День уже клонился к вечеру, поэтому командование приняло решение возвращать патруль на базу. 12 бойцов САС, которые высадились из машин, спустились вниз, к хаммерам, а две снайперские группы, что вышли ночью, начали долгий пеший марш по горам назад.
Долина была очень узкой и неровной, так что патрулю пришлось развернуться и возвращаться по той же дороге, которой они прибыли сюда - тактически плохой выбор. Это было осиное гнездо, которое они только что хорошенько пнули ногой.
Было 3 часа дня и талибы взбесились. Всех их радиопереговоры сводились к одному "Всем! Всем! Убейте их! Убейте их всех!". Патруль начали обстреливать из минометов, к которым быстро добавился град пуль и гранат РПГ.

Спешившись, прикрываясь машинами, союзный патруль открыл ответный огонь, используя все доступные средства - автоматы, подствольники, пулеметы калибра 7.62 и 12.7мм (0.50BMG), а также 66 и 84мм гранатометы (Law, Carl Gustav). К сожалению, противник имел гораздо более выгодную позицию - на возвышенности, прикрытый зеленкой. По оценкам бойцов, их атаковало около 200 человек, заливая патруль тоннами смертоносного дерьма (в оригинале “pouring a shit-tonne” of ordnance down).
Пересеченная местность и спешенные боевые порядки означали, что бой будет мучительно долгим и очень сложным.
Американский солдат, ведущий огонь из крупнокалиберного пулемета сразу же получил пулю в руку, но оказавшийся рядом австралиец быстро перетянул товарища и вскочил на его место, чтобы "большая пушка" не молчала.

Была вызвана авиаподдержка, чьи пятисотфунтовые (200кг) бомбы заткнули минометы и слегка снизили плотность огня талибов. Но патруль был еще очень далек от спасения - они продвинулись вперед всего лишь на километр и до сих пор находились под перекрестным огнем.

Американский сержант Грег Родригес (Greg Rodriguez) был следующим, кто пострадал от огня талибов. Пуля попала ему в голову, уложив американца наповал. Пока два австралийца затаскивали его тело в хамви, сержант был уже мертв, при этом получив еще две пули в спину.
Бойцы заметили вертолет Чинук, который пролетал на некотором расстоянии от места боя. Это означало, что рядом с ним будет эскорт из ударных вертолетов Апач.
Австралийский капрал Гиббо (Gibbo), используя терминал координации воздушных атак, попытался связаться с ними, но голландские апачи отвечали неохотно, ссылаясь на правила взаимодействия.
Тогда капрал решил подняться в более высокую местность, чтобы помочь пилотам определить цели. И тут же получил тяжелое ранение в грудь.

Апачи в конечном итоге бесцеремонно заявили "Отъебитесь, если не можете помочь с координацией".
Тем временем передний хамви, в котором были афганцы, остановился. Солдаты пытались использовать пуленепробиваемые стекла, как укрытие, оставив конвой в смертельной зоне.

Еще один американец получил ранение в ноги, и австралиец, а затем еще одно и еще.
Сержант Симмондс, упав на колено рядом с одним из американцев, вел ответный огонь по вспышкам выстрелов талибов. Это все, что он мог видеть, находясь на своей стороне от машины.
-В эти минуты по нам стреляли со всех сторон, так что нигде не было укрытия, - говорит он.
Пули шлепались на землю так густо вокруг нас так, что это было похоже на капли дождя в пыли. Одна из них срикошетила мне в ногу.
-Черт! Меня подстрелили! - обратился я к парню рядом.
-Блядь! Меня тоже, - заорал янки в ответ.

Сержант Симмондс продолжал оставаться в вертикальном положении, но только благодаря адреналину, многочисленным тренировкам и отчаянному желанию выжить. А спустя несколько мгновений, при приказе двум своим людям продвинуться к головной машине, чтобы заставить ее ехать, граната из РПГ приземлилась точно между сержантом и двумя другими оззи.
Взрыв расшвырял бойцов на добрые три фута (метр) и все, кто это видели, решили, что все трое убиты.
Лежа на земле, с нашпигованной осколками всей левой стороной тела и сильнейшим звоном в ушах, сержант говорит, что тогда не чувствовал свою левую руку, как будто она онемела от того, что он спал на ней всю ночь.

-Я ничего не видел из-за пыли, которую взметнул взрыв гранаты, и я очень боялся почувствовать ее, потому не понимал, где она. Но, в конце концов, я начал шевелиться, нащупал ее, и чувства начали понемногу возвращаться.

Два других сасовца также были ранены осколками, но смогли встать на ноги и, как и было приказано, дошли до головной машины. Там один из них вышвырнул афганского водителя и занял его место, вернув контроль над ситуацией.

Сержант Симмондс встал и попытался найти командира американцев, чтобы оценить ситуацию и доложить что его люди пошли вперед, но был обстрелян двумя талибами в упор, которые притаились за камнями. Симмондс тут же открыл ответный огонь.
Совершенно внезапно, карабин, к которому он так тщательно прижимался щекой и упирал в плечо для хорошего прицеливания, вывернулся из рук и сильно ударил сержанта в лицо, разбив его в кровь. Оказалось, что выпущенная боевиком пуля, попала в окно выброса гильз, что без сомнения спасло ему жизнь. Но теперь оружие было бесполезно!

Через несколько мгновений что-то с силой швырнуло его землю, а в нижней части тела разгорелась сильнейшая боль.
-Я на самом деле не знаю, куда был поражен, потому как я был весь в крови.
-Что произошло, я узнал позже - пуля прошла через мою правую ягодицу мимо кишок и мочевого пузыря и застряла в тазу с левой стороны.
В операционной ее так и не смогли извлечь, поскольку это было слишком опасно.
Позднее, хирурги сказали, что мне чрезвычайно повезло с этим выстрелом. Они сказали, что пытались вытащить пулю через входное отверстие, не задев кишок или других жизненно важных органов, но не смогли. Почему-то она прошла все тело, не зацепив ничего важного.
В любом случае, тогда я думал, что просто легко ранен, поэтому я встал и пошел к американскому капитану в его хамви. При этом я счастливо уклонился от всех пуль, что во множестве барабанили по машине.

Я открыл дверь, капитан сидел внутри, одновременно разговаривая по радио с двумя людьми.
Я доложил, что мои парни пошли вперед, чтобы заставить головную машину двигаться и заверил его, что все спешенные бойцы рядом и готовы залезть в машины.
Как только я закрыл дверь, то плотный пулеметный огонь ударил в заднюю часть машины, отрезав меня от пути отступления. Поэтому я просто упал на землю и решил перекатиться под машиной.
Я был на удивление спокоен под ней и имел немного времени осмыслить ситуацию.
Внезапно хаммер начал движение, и сержанту пришлось хвататься за что-нибудь, чтобы ехать на нем.
Но земля была слишком грубой, чтобы его тащило по ней, поэтому, в конце концов ему пришлось разжать руки и попытаться избежать раздавливания от заднего моста по острым камням.
Вылезая из-под машины, тяжело раненный в оба бедра, сержант Симмондс, хромающим прогулочным шагом пошел к машине, не обращая внимания на дождь пуль, выбивающих фонтанчики пыли вокруг.
Сержант хромал, как будто мгновенно стал стариком, после пребывания под хаммером. Когда он приблизился к другой машине, что еще один взрыв РПГ возле нее швырнул его на землю, нашпиговав всех, кто был рядом осколками.

Некоторые из них попали в Сарби, а также ее оператора, капрала Дэвида 'Simdog' Симпсона (David 'Simpdog' Simpson). Собака была ранена , а через 14 месяцев, восстановившись, получила собственную запись на страницах австралийской военной истории, за участие в рейде американского спецназа на талибов, и вернулась к счастливым владельцам на почетную пенсию.
Пытаясь забрать в хаммер, сержант Симмондс обнаружил, что внутри совершенно нет места для него. Кроме того, никто из парней внутри был не в состоянии ему помочь, поэтому он, шатаясь, обошел машину и сумел устроиться между кенгурятником и радиатором.

Именно тогда еще один РПГ разорвался в воздухе, осыпав всех осколками еще раз. Один из раненных, в этот раз афганский переводчик, получил попадание в голову и выпал из машины. Но был спасен бойцом САС, Марком Дональдсоном (Mark Donaldson), который впоследствии получил Крест Виктории за свои действия.

Четыре другие медали за храбрость получили другие участники боя, в том числе оззи, который сел за руль головной машины.
Свернувшись в позу эмбриона в передней части хаммера, сержант Симмондс снова стал целью для талибов. Пули начали щелкать по капоту и кенгурятнику в считанных дюймах от него. Тяжелораненый, почти глухой, весь в крови, с бесполезным оружием, австралиец был одет только в лохмотья формы.
-Я думал, что это лишь вопрос времени, прежде чем по мне попадут снова" - говорит он.
-Я помню, что думал так - если в меня попадут в тело, то ничего страшного, но если в голову, то это конец. Я был без шлема, и это весьма тревожило меня.
-Тогда я увидел цепь, намотанную на кенгурятник, и обмотал ее голову, в то время как пули по-прежнему оставляли отметки на металле рядом со мной.
В этот момент новая мысль об опасности пришла ему в голову. Возникло сильное подозрение, что их попытаются отрезать, заложив СВУ в проходе. И это действительно могло угробить всех.
-Это очень узкий проход, не более чем ширина машины, со скалами по бокам.
-Во всяком случае, мой парень, сидевший за рулем головной машины, сделал хитрое движение - его машина прошла под углом, одной стороной по скалам. Остальные повторили его маневр по его следам. Все это было проделано под непрерывным огнем.
-Они подтянули пулеметы с обеих сторон, но мы прошли проход и огонь начал слабеть. И вот тогда-то, я и начал нервничать.
Я думал:
-Ок, мы вышли из долины, и вот теперь то бахнет СВУ или что-то такое.
-При этом я ехал на кенгурятнике, что, вероятно, далеко не лучшее место, когда транспортное средство подрывается на мине.
Размышляя засаде много лет спустя, сержант Симмондс говорит, что это было несколько эгоистично - думать о себе, а не о своих людях. Но все мы люди, к тому же, он мог мало что для них сделать в своем положении.

Как назло, по пути обратно ни одного СВУ им так и не встретилось и патруль с грохотом прибыл на передовую базу, в объятия множества коллег, которые немедленно занялись раненными.
-Сортировка прошла очень хорошо. Они схватили нас, погрузили на носилки и заботились просто прекрасно.
Нас отправили в Тарин Кот (Tarin Kot), где были квалифицированные хирурги, лучшие люди из Мельбурна и Сиднея, все резервисты.
-Пуля в моей голени не была проблемой. Рикошет, поэтому ее извлекли достаточно легко. Этим ранам просто надо было время, чтобы зажить.
Пулю в бедре пришлось оставить, она портила кровь мне примерно 12 месяцев, но в остальном выздоровление прошло хорошо.

Сержант Симмондс сумел восстановиться после ранений, а затем был отправлен в учебный эскадрон в Казармы Кемпбелл в Свонбурне (Campbell Barrack, Swanbourne), доме САС, где солдаты проходят курс отбора в подразделение и тренируют базовые навыки.
Он говорит, что действительно наслаждался этой ролью примерно два года, много времени отдыхал, проводил его с женой, которую видел только три или четыре месяца в год с тех пор, как попал в САС.
Одна в итоге он все равно попал в оперативный эскадрон, который вновь был развернут в Афганистане.
-Я испытывал некоторый трепет, собираясь туда. Но на этот раз я не сбирался работать в поле, моей задачей было планировать операции и помогать молодым офицерам в их работе, используя опыт САС.

Покинув ряды спецназа, Трой Симмондс говорит, что не ощущает каких-либо негативных эмоций от его службы, в частности от засады, где он чуть не погиб.

-Я видел много плохого там, но я думаю, что у меня есть потенциал, преодолеть это.
-Это как будто я могу оглянуться назад на этой части моей жизни, и видеть, как действовал тогда, но теперь я нахожусь в другой роли.
-Я знаю, что некоторые парни страдают от психологических проблем после чего-то подобного, но я не.
-Я могу думать об этом, говорить об этом, смотреть фотографии и видео отттуда и это не имеет сильного эмоционального влияния на меня.

Трой Симмондс провел 22 года в австралийской армии и сделал шесть туров в Афганистан составе группы специальных операций (SOTG).
Битва Ана Калай (Ana Kalay) длилась около двух часов, и в результате один американец был убит и еще один ранен. Девять австралийцев получили ранения, одно очень тяжелое, но все выжили.
Потери противника оцениваются приблизительно в 80 человек.

Сержант Симмондс и его винтовка после боя



Напрашиваются аналогии с действиями спецназа ГРУ в Афганистане

- днем группу спецназа поддержали бы всеми силами, в том числе артиллерией и группой ми-8 и ми-24. ситуация как с голландскими апачами с нашими, по моему, в принципе была невозможна...
- создается ощущение, что оззи не продумали план выхода из долины или беспечно отнеслись к этому

Tags: afganistan, sof
Subscribe

  • Danmarks nye kampsoldater

    Исключительная годнота. Мой рекомендасьон (с) Птушкин 9 серий съемочная группа следила за жизнью роты 13-го легкого батальона. Это новый вид…

  • Андрей Безруков про разведку

    Интересный разговор. Андрей Безруков, российский разведчик-нелегал, полковник Службы внешней разведки в отставке с 2010 года.

  • Finskytter kæmper mod hinanden

    Субтитры = перевод на русский.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments