Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

Записки комбата. Рассказ о спецназе (глубинная разведка)

Оригинал взят у djek4 в Записки комбата. Рассказ о спецназе (глубинная разведка)
getImageCAWM95OI

- Сейчас вас проводят в офицерское общежитие. Обустраивайтесь. Повседневную форму одежды мы надеваем редко, полевая гораздо удобней ! – командир роты взглядом указал сержанту на дверь ротной канцелярии и перевёл взгляд на меня – У Вас есть вопросы товарищ лейтенант?

Вопросов у меня было много, но внутренний голос советовал пока молчать и присматриваться, не суетиться попусту .

- Да, чуть было не забыл… У Вас какая оценка по военной топографии? – ротный задавая этот вопрос уже поднялся из-за своего стола и разглядывал какай-то список на доске документации. Затем , повернув голову и с улыбкой глядя мне в глаза как бы спохватившись сам ответил на свой вопрос – Конечно «отлично! Ведь Вы получили диплом « С отличием»




-Так точно, товарищ капитан! - отчеканил я свою дурацкую радость, вместо того что бы насторожить уши торчком и оскалиться на всякий случай, ведь знал уже куда попал! Но опыт, опыт, этот вечный критерий истины был на стороне ротного, а не на моей. Я пока ещё не умел читать мысли и делать перевод с русского языка на разведывательный.

Чемодан и небольшой баул с формой , выданной по выпуску из Училища , я оставил около дневального по роте, там они и находились в ожидании своей дальнейшей судьбы. Сержант молча указал головой в сторону двери и мои вещи поплыли по воздуху в руках двух высоких солдат. Я уже заметил, что в роте мало говорят, больше объясняются жестами, чем словами. Иногда обходятся и совсем без жестов, взглядом. Это было необычно для армии и особенно странным казалось выпускнику пехотного Военного училища, которого четыре года учили подавать команды , слышимые на 400 метров. Как объясняли преподаватели – «На дальность действительного огня всех видов стрелкового оружия». Подавать , перекрывая звуки стрельбы.

Сержант уверенно шел впереди, солдаты позади меня несли мои вещи, а я с любопытством оглядывал « местные предметы» и « изучал рельеф местности». Ноги топали по дорожке, глаза узнавали или распознавали « местные предметы» а мои мысли то убегали вперёд, стараясь предугадать будущее , то возвращались к пройденному пути. « Отпуск. Поезд, Штаб Округа. Скамейки в коридоре Управления кадров, курилка во дворе штаба. Лица майоров, подполковников. Чай в подстаканнике с выдавленным паровозом , горластая проводница поезда Москва – Иркутск. Длинный барак казармы с входом посредине. Сегодня 6 сентября. Нужно запомнить. Хотя разве забудешь? Такое бывает лишь раз в жизни. Интересно как там сейчас , на родине? Сегодня же, сегодня нужно написать домой письмо! Там тоже началась осень, только вот месяц этот зовётся иначе – вересень.»

Оппаньки! Вот и офицерское общежитие. Как детском журнале Мурзилка- найдите десять отличий! Такой же деревянный барак из потемневших брёвен, крыльцо, шесть окошек вправо, шесть окошек влево. Три ступеньки, дверь обитая войлоком и дерматином, зимой то здесь , поди « ого!» Направо по коридору , третья дверь. В общежитии пахнет нагретым на солнце старым деревом, паркетной мастикой , офицерским мылом «земляничное» и горячим утюгом.

Сержант не постучав отпирает дверь своим ключом и широко распахнув её произносит : Вот комната наших офицеров. Добро пожаловать! Койка слева у окна свободна. Там раньше спал старший лейтенант Аненко. Он уехал с повышением. Теперь она ваша.

Я подхожу к окну и отодвигаю синюю штору. За окном лес, овраг, река и над всем этим бездонное сибирское осеннее небо – красота! И тут же всплывают мгновенные воспоминания – пионерский лагерь в бору с фонтаном посредине и дощатый барак в учебном центре училища с раскалёнными печками из бочек и примерзшие к подушке волосы.

Вошедшие вслед за мной солдаты поставили у стола вещи и неторопливо вышли из комнаты. Сержант положив на стол ключ , достал со шкафа утюг и включил его в розетку. Один из солдат вернулся с ковшиком воды , другой занёс в комнату гладильную доску. Мелькнуло дикое предположение – Может, и эти солдаты и сержант живут здесь в офицерском общежитии? Или они умеют читать мои мысли? А может они считают меня неумехой и решили всё сделать сами? Нет, нет. Здесь что-то кроется!

- Товарищ лейтенант! – сержант доставал из шифоньера с номером 181 плечики для одежды, сделанные из толстой стальной проволоки и бросал их на ближайшую койку. Номер на шкафу был нарисован красной краской в верхнем углу , ну а плечиками при необходимости можно было пользоваться как бумерангами.- Офицерская столовая открывается в 18 часов. Разрешите, я покажу где она находится? А то нам нужно возвращаться в расположение. Вы не волнуйтесь. Бойцы погладят полевую форму.

Что мне оставалось? Скорее всего ребята выполняли указания ротного и так или иначе эти указания касались теперь и меня. Переодеваться при солдатах я не стал, так при полном параде и потопал в столовую. В небольшой , но очень уютной комнате стояло всего шесть столиков накрытых цветастой клеёнкой, а за решетчатой перегородкой был маленький буфет. Съев изумительный по размерам и вкусу лангет с картофелем фри, я не успокоился и залил его сверху стаканом сметаны с беляшом и двумя стаканами какао. В буфете я увидел свои любимые конфеты Кавказские, и не удержавшись купил сразу полкило! Хотелось купить молока, но вообразив себя в парадной форме с треугольным тетрапакетом в руках, я отказался от этой идеи.

На скамейке радом с крыльцом общежития сидел один из моих солдат и перебрасывал с ладони на ладонь ключ от моего нового жилища. Я открыл было рот чтобы поблагодарить , но не успел . Боец вложил в мою ладонь тёплый кусочек металла и рванул через кусты , дорожки и клумбы в направлении казармы. Чудеса! Да, действительно чудеса….. Так, план действий. Сейчас переодеваюсь, раскладываю вещи , приготовляю полевую форму, осматриваю окрестности военного городка и сажусь за письмо. Будильник ставлю на 5 -45. чтобы к 6-00 быть на физзарядке со взводом.

Комната меня встретила тем же запахом тройного одеколона и кожаных офицерских предметов снаряжения. Ничто в комнате не выдавало недавнего присутствия трёх человек . Всё в ней было так, как час назад, когда я переступил этот порог. Интересно. А мои- то вещи где? А, вот они, в шкафу – шифоньере! Всё как и положено – на левом фланге шинели, кителя, на правом рубашки , галстуки. Отглаженная полевая форма висела на самом правом фланге, и казалось, ждала. Пусть подождёт, до завтра .

Переодевшись в своё старое любимое спортивное трико за 3 рубля 50 копеек , я завалился на кровать. Красота! А какая встреча! Приятно сознавать себя командиром. Да и часть не такая уж и большая. Наверное чуть больше ста человек. Отдельная. Окружного подчинения. А командир всего капитан. У него и печать своя!

Достав из кармана своё удостоверение личности я ещё раз прочёл : Пистолет ПМ № 2589 . Командир части капитан Николаев. Печать в/ч 64655.

Должность - командир разведывательного взвода. Подпись. Печать.

Удостоверение личности не хотелось выпускать из рук. Оно благородно пахло гербовой бумагой и кожаной обложкой. От него веяло романтикой, долгожданным офицерским званием и возможностью повидать мир. И в нем было много незаполненных страниц с названием должностей и воинских званий. Должность командира взвода вилка - лейтенант – ст. лейтенант. А моя теперешняя должность хотя и называется командир взвода, но она капитанская! Наш преподаватель тактики в училище как-то сказал : « Жизнь офицера состоит из взлётов и падений. Взлететь тяжело, а падать всегда больно. И запомните самцы – самая тяжелая работа в армии на капитанских должностях!» Запомнил. Теперь сам попал на капитанскую. Интересно. А почему именно меня выбрали в разведку? Я не спортсмен, не чемпион. Рост стандартный – 176 сантиметров. Был обычным курсантом. Нас выпускалось из училища две роты, а в глубинную разведку взяли меня. И то, что сейчас со мной происходит это взлёт? Ладно, посмотрим-увидим!

Шаги в коридоре и спокойный, уверенный стук в дверь. « Да! Войдите!» Встаю с кровати, на пороге солдат со штыком на ремне – « Товарищ лейтенант! Вас срочно вызывает командир роты. Форма одежды полевая , с полевой сумкой. Разрешите идти?» - « Понял! Идите!»

Что я понял? Да ничего я не понял! Я только успел представиться и поужинать, так служба не начинается! А может уже война?! Бегу в казарму , а в желудке за право безпрепятственного выхода борются лангет с беляшом.

Добежал. Степенно вхожу, отвечаю на приветствие дневального по роте. Повернув в направлении канцелярии роты, краем глаза успеваю заметить солдат в маскировочных комбинезонах с оружием и снаряжением. Наверняка готовятся к занятиям. На сердце ни тревоги, ни радости. Обстановка не ясна. Сейчас ротный наверное объяснит задачу на завтра.

« Так говорите оценка отлично по топографии?» - « Так точно!» - « Тогда вот ваша карта, распишитесь пожалуйста вот здесь. На карте найдите отметку 129,6 в квадрате 23 -05, по улитке 8. Нашли? Хорошо. Сейчас 20 часов . В час тридцать 7 сентября буду вас ждать у этой отметки. В вашем распоряжении пять с половиной часов. Получите личное оружие. Взвод в вашем распоряжении. Задача ясна?» - « Так точно товарищ капитан, ясна!»

Мы в движении уже четвёртый час. Справа меня догоняет замкомвзвода и вполголоса – Товарищ лейтенант, разрешите взглянуть на карту! – Пустое! Некогда сейчас. Вперёд! – Мы не туда движемся, разрешите карту! – Я сказал Вперёд!

В темноте не вижу лиц и выражения глаз своих разведчиков. Но спиной чую растущее напряжение. Но, я же командир! Я здесь главный! И я за всё отвечаю. В час тридцать мы не вышли к отметке 129,6. Не вышли мы к отметке и в четыре тридцать. В конечном итоге собрав своих сержантов и сориентировавшись на местности, я вывел взвод к точке встречи к семи часам утра. Там нас ожидал сюрприз. В кабине ГАГ-63 мирно сопели водитель и сержант сверхсрочник. Этой же машиной взвод был доставлен в расположение. Командира роты я не застал. Отправив бойцов на завтрак, я побежал в офицерскую столовую. Нужно было потом зайти в общежитие, сменить носки , да хоть умыться по человечески ! Выходя из столовой увидел дневального по роте со штыком на поясе : « Товарищ лейтенант! Вас срочно вызывает командир.»

- Уверен, что Вы ходили по азимуту. Карта прежняя. Вот кроки маршрута. Конечной точки не указываю. Назначаю время выполнения задачи 13 часов сегодня. Ровно в 13 сигнал красной ракетой. Ответ зелёной ракетой. Если расстояние между ракетами более 100 метров задача считается не выполненной. Вопросы! – Вопросов нет! Разрешите выполнять?

И снова бег – шаг, бег – шаг, бег –шаг. Теперь всё было иначе . С величайшей точностью мы с моими сержантами нанесли маршрут на карту и тремя группами скрытно, что было довольно сложно в дневное время , ринулись вперёд.

Сначала у меня возникло подобие комплекса неполноценности. Росла обида на ротного. Мне казалось, что мои подчиненные меня ненавидят и готовы разорвать меня в клочья ведь из-за меня им доставались безсонные ночи и марш-броски на десятки километров. Но потом пришло сознание необходимости всего происходящего. Я становился офицером разведки. Это была моя работа, и делать её я должен был образцово. До осенней проверки времени оставалось чуть больше двух месяцев, и командир роты меня учил. Учил серьёзно, спокойно и главное доброжелательно. А у меня было в то время только одно желание – выспаться! Конфеты Кавказские , купленные в первый день, частично засохли а частично были съедены мышами. Проверку я сдал на «хорошо».

« Приглядись к бойцам!» Мы с командиром роты шли по дорожке через овраг и он рассказывал мне смешной эпизод из прошлогодних окружных учений, в котором мой взвод играл одну из главных ролей. Тогда разведчикам удалось украсть у генерала , начальника артиллерии , секретную карту с планом нанесения ядерных ударов. Шум конечно был большой, даже не шум, паника! Когда напряжение поднялось до критической точки и о происшествии доложили Командующему, начальник разведки Округа вернул карту генералу и объяснил, что разведка тоже учится, участвуя в учениях. « Приглядись». Это был совет. Совет более опытного офицера. Ротный не давил своим авторитетом, он просто поворачивал мою инициативу фронтом в нужном направлении. А я уже и сам начал приглядываться .

Быстро переболев эйфорией восторженной гордости от причастности к самому боевому подразделения Округа, я задумался. И время для раздумий нашлось! Стирая в очередной раз полевую форму после разведвыхода, я думал: « Если хочешь что ни будь построить выбирай материал и место для постройки. Твой выбор определит результат. Вон в сказке три поросёнка, кто сделал правильный выбор? Правильно, тот, кто построил из камней! Сказки вообще учат нас с детства делать правильный выбор. Жаль, мы не сразу это понимаем. Начальника штаба Округа и Начальника разведки в отсутствии мудрости не упрекнёшь. Вон каких орлов собрали роту! Молодцы как на подбор и с ними дядька…. Да , мне пока далеко до Черномора, но это пока. Четыре года в пехотном училище для меня даром не прошли, фундамент заложен крепкий. Обучали и воспитывали бывшие фронтовики. Но и мои подчиненные образованием , интеллектом мне не уступают . Добрая половина взвода с высшим и незаконченным высшим образованием. Другая добрая половина со средне специальным . Треть бойцов носит значки мастеров спорта, треть кандидаты в мастера, а остальные просто здоровые от природы, способные подтянуться на одной руке».

Наша рота Глубинной разведки или как её ещё называли 791 отдельная рота Специального Назначения в мирное время, была по сути кузницей диверсантов- разведчиков. Отслужив свой срок бойцы уезжали , женились , учились , работали. Словом просто жили дальше по своим личным планам. Но в случае войны они были тем резервом, из которого комплектовались бы роты, батальоны и бригады Специального назначения. Уже потом, через много лет, где ни будь в переполненном автобусе или на улице большого города, они сжимали меня в стальных объятиях, любовно гладили мои подполковничьи звёздочки и спрашивали в полголоса : « Валерий Николаевич, а помните?» Помнил ли я? Конечно помнил!

Но это было потом, а пока была первая моя проверка. Подполковник из разведуправления Округа , усевшись на ствол поваленного дерева , вел со мной неторопливую беседу. Беседа больше походила на допрос, но для меня она была учёбой. Разведчики в это время работали. Проверяющим была поставлена задача – путём визуального наблюдения определить толщину и конфигурацию бетонной балки, рассчитать заряд, изготовить его и скрытно установить. Задача будет считаться выполненной, если все три бетонных балки будут перебиты взрывом. Задача без учета времени, на результат.

Вопросы проверяющего были неожиданными , я бы даже сказал странными :

- В каком кармане носит ключи от сейфа командир роты?

- Как зовут подружку командира третьего взвода и её адрес?

- Номер печати, которой опечатывается склад НЗ роты?

- Когда день рождения начальника разведки Округа?

- Номер машины, на которой приехали проверяющие?

- Сколько раз я пьянствовал с офицерами разведроты танкового полка?

- Почему перед первым прыжком я курил сигарету, а перед вторым нет?

Подполковник изредка поднимал бинокль к глазам и делал пометки в своей рабочей тетради. Меня он усадил на пенёк перед собой, спиной к участку на котором « работали» мои разведчики и продолжал беседу. « Помни всегда Валера. Разведка это « раз»- то есть начало, « ведать» - значит знать. Знание – главное! Всегда задавайся вопросом, ищи ответ. Найдёшь его – выполнишь задачу. Здесь нет равновесия. Чем больше знаешь ты, тем меньше должны знать о тебе. Приходи незваным, уходи не прощаясь. Вырабатывай свой стиль. Будь терпелив и непредсказуем».

Вдалеке прогремели взрывы. « Ну, пошли командир, глянем результат!»

Закончилась проверка. Этой осенью из роты увольнялось в запас 25 человек. Вместо них набрали 100. Поселили в пустующей казарме. Через неделю осталось 50. Ещё через неделю осталось 25. Вот их то и переселили к себе. В отборе- проверке пополнения участвовали все сержанты и офицеры. Выбирали лучших, думаю, не ошиблись.

Закрутилась карусель из ночей, прыжков, выходов, учений, стрельб и отпусков. Очень часто наши учебные задачи совмещались с учебными задачами курсантов Училища Внутренних Войск. Мы уходили от преследования , они преследовали. Однажды моя группа укрылась в одном из погребов заброшенной и разрушенной деревни. Бронетранспортёр преследователей провалился в этот погреб и на нас рухнули брёвна перекрытий. Хорошо , что БТР был четырёхосным, и нас придавили только брёвна. Выбрались из укрытия уже ночью и сквозь посты просочились в тайгу. Следующий раз повезло меньше. Высадились в шахтёрском краю и в то время , когда из шахты совершили побег заключенные. Попали под обстрел, но сумели оторваться и вырваться из кольца облавы.

Иногда наши действия вызывали гнев и раздражение высокого начальства, но нас не ругали. Мы действовали за противника , а противника не ругают, с ним воюют! На окружных учениях, которые проводил сам Командующий, наши разведчики сняли регулировщиков на маршруте выдвижения танкового полка. Переодевшись в их форму и нацепив белые каски, разведчики загнали танковый полк в болото, и чуть было не сорвали все учения! Это было хорошим уроком для всех.

Ротный упершись подбородком в сцепленные руки молча смотрел на нас. Мы уже знали, что будет дальше. Потом ротный сложит руки на столе, как это делают первоклашки , и начнет ставить задачи. Только успевай записывать! Но в этот раз всё было иначе.

« Кто из офицеров читал последний выпуск Военного зарубежника? » - командир роты достал из ящика светло-голубую брошюру, и положил перед собой – « Понятно. Еще не читали. Статья Радиоэлектронная борьба. Завтра в 16 часов выслушаю ваши предложения. Радиоэлектроника это хорошо, но контакты можно и ломом замкнуть. Думайте!»

Результат наших раздумий стал очевиден на очередных командно – штабных учениях . Результат был комплексным. Батальон РЭБ заглушил и подавил работу всех радиостанций, а разведчики прямо под носом батальона охраны сделали подкоп и рассоединили кабели проводной связи. Даже ЗАС отключили. Понаставив вокруг сигнальных мин, разведчики исчезли, а связистам вместе саперами пришлось битый час искать повреждение.

Иногда возникало у меня чувство досады. Досады на себя, службу , подчинённых. Как же так ? Когда занимаемся плановой боевой подготовкой. То неделями бродим по тайге, совершаем ночные прыжки на горы, тайгу, пески и болота. Мерзнем, кормим гнуса и комарьё. Прыгаем на мотоциклах через ямы или пролетаем по доске через эту яму на двух колёсах, а стрелок в это время из коляски лупит из пулемёта! Мы пробираемся на охраняемые часовыми военные объекты, чтобы с риском для жизни установить муляж заряда или мины. А на учениях занимаемся детской игрой по сути. «Зарница», пионерская игра!

Досада проходила сама собой, когда жизнь сурово одёргивала. Один из взводных нашей роты повредил позвоночник и сломал ногу , неудачно приземлившись в горах. Служба в спецназе ему теперь противопоказана. А какой был специалист!

Один из разведчиков едва не утонул, запутавшись в стропах. Да, « Приходи незваным, уходи не прощаясь».

Конец моим раздумьям на досуге ( к окончанию второго года у меня стало больше личного времени, наверное научился работать) положило предложение – приказ участвовать в испытаниях парашютов. Это было действительно стоящее дело, а не «кабацкие» прыжки. Что такое «кабацкие»? Всё просто – за ночные прыжки в сложных условиях платили 10 рублей. Собрались, договорились, прыгнули и пошли в кабак! Просто и незатейливо. На испытаниях не всё было просто, приходилось и потеть и холодеть. Но результат был – вернулся с орденом Красной Звезды.

« Вовремя вернулся! Здорово!»- командир роты в знак уважения стал обращаться ко мне на ты – « Есть работа. Будем охотиться на твой взвод, загонять как волков! Задача и маршрут выдвижения уже разработаны. Действовать будете в форме вероятного противника. На этот случай разработана легенда для милиции и ГАИ. Легенда такая – « над тайгой перехватчиками сбит разведывательный самолёт. Экипаж остался жив и старается покинуть район поисков». Вас разыскивать будут все, а по вашему следу открыто пойдёт второй взвод. Каждую нечетную ночь вам будут сбрасываться посылки с продовольствием. Сигналы для летчиков разработаете сами. На подготовку к выходу сутки. Выход в ночь. Через 12 часов после вас выходит 2 взвод. Удачи!»

Идём ночью. Слишком много открытого пространства и погода хорошая. Днём отлёживаемся в самых неподходящих местах . Сегодня днём видели своих преследователей. Идут собаки, сытые, довольные, семечки лузгают. Прошлой ночью мы выставили охранение, обозначили ориентиры для летунов, лежим глотаем слюну в предвкушении манны небесной и на тебе! Индейские крики торжествующих охотников – в руки второго взвода падает эта манна , а мы злые и голодные снова отрываемся. Всё дальше и дальше , до самого восхода. Это уже вторая посылка, съеденная нашими преследователями. Ну погодите, припомнится это вам!

Так. Это что там деревня? А на карте ? « Выселки». Правильно. « Бойцы , слушай задачу – найти заброшенный нежилой дом. Вперёд!»

Дом есть. Хорошо. Пока искали дом, надёргали морковки, лука, редиски. Странно даже собаки не лаяли. Всегда удивляюсь этой способности моих бойцов. Теперь укрыться и отлежаться . В наглую, среди людей, а что делать? Тревожно и строго спрашиваю : « Вы, слоны, не натоптали там американскими подошвами?» - « Не, мы босиком ходили!» Зря это я на них, сам ведь учил!

Хорошо что я не соблазнился редиской. У моих разведчиков пучит животы . Замкомвзвода , дипломированный инженер- технолог предлагает: « Товарищ лейтенант, разрешите бороться с удушливыми газами путём их сжигания?» Издевается змей над бедными солдатиками.

Мы, профессиональные разведчики – диверсанты, мы – орлы и рыси, мы – бьющие ладонью и стреляющие на звук, совершенно забыли, забыли , что на свете существуют мальчишки! Как они узнали о нас или просто мы заняли их дом, любимое место для игр? Это уже сейчас не важно. Вошли двое , лет по десять каждому – « Здравствуйте дяденьки!» Ни испуга , ни удивления, будто ждали.

Замкомвзвода привычно показал глазами на меня. Подошли. « Дяденька, а автомат настоящий, можно потрогать» - решение пришло мгновенно –« Конечно настоящий, и вот пистолет , тоже настоящий. Потом дам поиграть. Поможете нам?»

На лицах удивление и восторг – « Конечно поможем! А чем?»

Сажаю их рядом с собой на старую скамейку и с улыбкой нечаянной радости начинаю объяснять : « Ребята. У нас учения. Мы прячемся, нас догоняют и ищут. Скоро в деревню придут те, от кого мы прячемся. Нужно сделать так чтобы они поодиночке заходили в этот дом. А последним нужно сюда позвать командира. У него такая кожаная командирская сумка через плечо. Будете говорить, что, тетенька приглашает в гости, молочка выпить. И ещё, может, в этом доме найдутся старые занавески, баночки, чтоб цветочки на подоконники поставить?»

Вижу как загорелись от восторга мальчишечьи глаза . Ура, они на нашей стороне! В это время поступил доклад от наблюдателя – «Подходят колонной. Дальность 500 метров.»

500 метров это пять минут. У нас на всё про всё пять минут! Начали!

Когда я закрывал крышку погреба над головой командира 2 взвода, он улыбаясь произнёс: « Как ты меня купил Валера! По дешевке, просто по дешевке! Молодец!» Из погреба бойцы второго взвода кричали моим разведчикам: « Вы бы хоть сухпай нам оставили!» - « Перебъётесь, мирные жители накормят» -отвечали мои глухими голосами. Рты были забиты копчёной колбасой. Замкомвзвода протянул мне бутерброд с мясным фаршем – Приятного аппетита! А глаза его спрашивали – Что дальше, командир?

Что дальше? А дальше было то, что бывает и случается в этой жизни. В этой жизни всё всегда кончается и начинается новое. Так было и у меня. Настала пора выходить на новую дорогу. Должностей в разведке очень мало. Особенно в такой разведке, в которой служил я. Да и попросту хотелось более объёмной работы. Видимо я созрел как командир. Впереди меня ждали взлёты и падения. Всё то , о чём говорил мой училищный наставник . Меня ждала моя рота и самое тяжелое время в жизни – капитанское.

Полковник Пузанов


Tags: book, gru, pear, люди
Subscribe

  • Сборы

    Продолжается сбор на Инкубатор 2.0. Важно каждое пожертвование. Не надо думать, что 100 рублей не сыграют погоды. Ранее мы проводили сборы на…

  • сбор на Инкубатор 2.0

    Продолжается сбор на Инкубатор 2.0. Ранее мы проводили сборы на поддержку группе пограничников, работающих на границе России и Украины. На эти…

  • Идет сбор на Инкубатор

    Ранее мы проводили сборы на поддержку группе пограничников, работающих на границе России и Украины. На эти деньги закупались электроника для…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments