Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

Республика Зуева

Прочитал про "Республику Зуева".
Любопытный материал.
Негатива к ним у меня никакого.
Первую половину войны, по воспоминаниям моей бабушки, жившей на оккупированных территориях, партизаны вели себя хуже немцев, натурально ходили по деревням и грабили крестьян. Сами при этом отсиживались в лесу, в землянках, и особой "войны" не вели. Это были в основном, дезертиры, окруженцы, не ставшие выходить за линию фронта и даже солдаты, которых немцы отпускали в начале войны...
Так что "староверов" понимаю.

Ссылки для желающих ознакомится:

Как старообрядцы полоцкой "Республики Зуева" сражались с советскими партизанами.

«Республика Зуева» на территории оккупированной Белоруссии в 1941-1944 гг.

Под катом пересказ.
В сентябре 1941 года, в деревне Заскорки, расположенной в глухих лесах под Полоцком, состоялся сельский сход, на котором старостой был выбран, пользовавшийся большим уважением среди сельчан, старообрядец Михаил Евсеевич Зуев. В 1930-х годах он два раза сидел в тюрьме (5 и 3 года соответственно) за 'антисоветскую деятельность', а фактически за то, что был верующим и не скрывал этого. В 1940 году он вернулся из лагеря в свою деревню. Два его сына тоже были арестованы НКВД, и сгинули в лагерях. Офицер Абвера Д.П.Каров (Кандауров) описывал его так: 'Среднего роста, широкоплечий, крепко стоящий на ногах, обутый в мягкие сапоги. Почти лыс, носил огромную бороду и усы рыже-седого цвета. Маленькие глаза из-под густых бровей смотрели на меня ласково-притворно улыбаясь. Поверх рубахи - городской черный пиджак'.

Деревня Заскорки, в которой жил Зуев, была расположена в лесной, болотистой местности, в стороне от дорог, и немецкие части за всё время войны в неё ни разу не заходили. После выбора Зуева старостой жителями деревни, он сам ездил в Полоцк оформить своё назначение. Так мирно и спокойно жили около 3 тысяч русских крестьян до ноября 1941 года, пока осенью к ним в деревню не явилась группа людей, состоящая из 7 вооружённых человек. Старший группы объявил Зуеву, что они советские партизаны и что деревня должна их содержать. Среди этих людей Зуев узнал одного жителя Полоцка, который был известен, как сотрудник НКВД, причастный к репрессиям 30-х годов. Зуев разместил вновь прибывших в одну избу, накрыл на стол, выставил бутыль самогона, а сам пошёл советоваться со стариками, как быть, что делать с пришельцами. На совете приняли решение - убить всех партизан, что и было сделано. Добыв оружие, староверы почувствовали себя уверенней. Скоро в деревню пришла новая группа вооружённых партизан, которые опять потребовали продовольствия. Зуев дал, но просил пришедших немедленно уйти. Партизаны, действительно ушли, но явились на другой день, теперь требуя ещё и лошадей. Тогда Зуев вывел команду молодых бойцов с винтовками и прогнал грабителей. На ночь он предусмотрительно выставил караулы, и не пожалел об этом. Партизаны на этот раз явились в большем количестве, но, встреченные прицельным огнём, вынуждены были отступить.

В это время в соседних, наиболее глухих и далёких деревнях, начали образовываться небольшие партизанские отряды, состоявшие из остатков истребительных отрядов, окруженцев, местных деревенских активистов, возглавляемые работниками НКВД. Зуев вынужден был организовать в своей деревне постоянный отряд самозащиты, вооружив людей винтовками, отнятыми у партизан. Ночами они выставляли караулы, и, в случае тревоги, быстро собирались у угрожаемого пункта, отбивая нападения партизан. Так продолжалось до конца декабря 1941 года. За это время на счету жителей 'республики' было 15 отбитых нападений советских диверсантов.

Так бы и отсиживался Зуев в своей деревне, если бы боеприпасы не пришли к концу, что вынудило его в 20-х числах декабря 1941 года обратиться за помощью к Полоцкому коменданту. Тот выслушал Зуева и ответил, что сам он не может решить этот вопрос и должен посоветоваться с начальством, почему и просит Зуева придти к нему ещё раз, через неделю. Второе свидание Зуева с комендантом состоялось после Нового года, когда он был представлен одному немецкому генералу, командующему тылом армии. Генерал был хорошо знаком с русскими делами и знал, что старообрядцы являются ярыми противниками советской власти и крепко спаяны между собой, поэтому он согласился снабдить Зуева оружием (кроме автоматического), но объяснил, что делает это против воли вышестоящего начальства. Через несколько дней Зуев получил 50 трофейных винтовок советского образца, и несколько ящиков патронов к ним.

Получив оружие, Зуев приступил к вооружению дополнительных людей. Соседние деревни прислали к нему ходоков с просьбой взять и их под свою защиту. Зуев согласился, и стал, таким образом, расширять свои владения. В начале 1942 года он осуществил вылазку в отдаленные деревни, прогнал обосновавшихся там советских партизан, и включил эти деревни в состав своей 'республики'. К этому же времени начали появляться и перебежчики, люди, случайно попавшие к партизанам, которые просили Зуева принять их в крестьянское воинство. К весне 1942 года Зуеву удалось купить за продукты у венгерских вспомогательных частей - 4 трофейных советских пулемёта. Дисциплина в его отрядах была железная. Даже за малые проступки сурово наказывали и сажали в погреб на хлеб и на воду, а также пороли; за большие - расстреливали. Приговор по крупным делам выносило собрание, состоявшее из старцев и уважаемых людей. Расстрельный приговор должны были вынести не менее 2/3 людей, членов собрания.

Несколько раз в течение зимы 1942-1943 годов Зуеву удалось отбить нападения крупных партизанских отрядов и спасти от грабежа не только свою деревню, но и две соседних. Партизаны стали обходить район Зуева стороной. В мае 1942 года к его деревне подошёл эстонский батальон полиции, подчинявшийся СС. Командир батальона заявил Зуеву, что они ищут партизан и поэтому должны будут некоторое время прожить в его деревне. Зуев ответил эстонскому офицеру, что никаких партизан в районе нет. А, следовательно, и полиции здесь делать нечего. Пока дело ограничивалось словами, эстонец настаивал, но как только к дому подошел собственный отряд Зуева и Михаил Евсеевич решительно заявил, что применит силу, в случае, если полиция не уйдет. Эстонцы подчинились и ушли. Немецкий комендант Полоцка полковник фон Никиш, к которому Зуев на другой день явился с рапортом о происшествии, просил Зуева взять рапорт обратно, обещая, что если СС, которому подчинялись полицейские силы, предъявит претензию, то он, комендант, постарается дело уладить. Комендант всё больше начинал ценить Зуева, тем более что последний регулярно снабжал Полоцк дровами, сеном, молоком и дичью. В районе, которым управлял Зуев, царило полное спокойствие, и никаких хлопот он немцам не доставлял. Партизаны, услышав о столкновении Зуева с немцами, предложили ему содействие, но он категорически отказался. Комендант Полоцка прислал к Зуеву офицера, предлагая ему приехать в Полоцк для переговоров. Зуев и на это предложение не согласился. Он заявил, что готов платить немцам установленный продовольственный налог, если они оставят в покое его район, и не будут вмешиваться в его дела. Немцы быстро согласились и к Зуеву больше не заглядывали.

Партизаны подбрасывали Зуеву письма, в которых сначала уговаривали его, а потом стали угрожать. Можно было думать, что партизаны готовят серьезное нападение на гнезда крестьянского сопротивления, чтобы разом покончить с ним. Их, очевидно, еще удерживали от этого недостаток собственных сил и неизвестность: они понимали, что у крестьян самоохраны есть какое-то оружие, но не знали точно, сколько.

Благодаря угрожающим письмам и некоторым другим признакам, Зуев ждал нападения и хорошо подготовился к нему. Только незначительная часть его 'вооруженных сил', какие-нибудь семь - восемь человек, оставалась на ночь в деревне и держала оборону в окопах по околице. Остальные составляли силу главного подвижного ударного отряда под командой самого Зуева. Эти последние с наступлением сумерек уходили куда-нибудь на опушку леса в овраг или в придорожные кусты. Секреты были расставлены со всех сторон в достаточном количестве. Для связи служили мальчишки-посыльные по двенадцать - пятнадцать лет.

Когда неосторожно продвигавшийся в темноте отряд подвыпивших партизан стал приближаться к деревне Гендики, Зуев со своим ударным отрядом бесшумно пошел вслед за ними. У околицы партизаны оказались между окопами первой линии обороны спереди и ударным отрядом - с тыла. Это был, конечно, самый подходящий момент для начала военных действий. Раньше, чем партизаны успели что-либо сообразить, несколько дружных залпов в упор выкосили их ряды чуть ли не до полного уничтожения. Оставшиеся в живых бросились врассыпную - кто куда. Пленных не брали, все было кончено буквально в несколько минут. Винтовки, автоматы, ручные гранаты, пистолеты и один ручной пулемет стали легкой добычей победителя. У Зуева потерь не было. Эта операция, наглядно показавшая серьезность партизанской опасности и эффективность крестьянской самообороны, дала возможность вырвать у немцев разрешение еще на 50 винтовок, на несколько автоматов и пистолетов, а также на ручной пулемет. Дальнейшее развертывание крестьянской самообороны было таким образом сразу обеспечено.

Противостояние Зуева с партизанами носило характер самой настоящей гражданской войны. В воспоминаниях профессора П.Д.Ильинского, одного из сотрудников Полоцкого самоуправления, приводится много свидетельств о Зуевской республике и, в частности, описания боёв: "Партизаны открыли бешеный огонь из автоматов, который, однако, не мог причинить лежащим в канаве сколько-нибудь существенного вреда. Зуевцы начали отвечать редкими выстрелами из винтовок. Никто не заметил сгоряча, как и когда ехавшие вслед за зуевским отрядом две подводы - обоз ударного отряда - повернули оглобли и ускакали прочь.

Часа через два бесплодной перестрелки партизаны предложили зуевцам сдаться, им ответили дружным залпом, хотя ударному отряду и приходилось уже подумывать об экономии патронов. Перестрелка продолжалась. Партизаны боялись зайти к зуевцам с тыла по совершенно открытой местности. Но зато они приволокли откуда-то миномет. Скоро дорога и канава покрылись шапками черных разрывов от маленьких мин и густыми клубами пыли. Эхо рокотало по лесу со всех сторон, шум получался прямо как на фронте.

Такую картину застали сильные подкрепления, вызванные из деревень крестьянской самообороны своевременно ускакавшим назад обозом. Тихо и незаметно подошли они под прикрытием леса с той и с другой стороны к месту сражения и стали быстро устанавливать пулеметы для ведения перекрестного огня по кустам. Им в это время казалось, что в придорожной канаве почти никого уже не осталось в живых; в действительности же к этому времени там было всего только двое легко раненых в руки.

Кусты - плохая защита от пулеметного огня. Обстреливаемые с флангов из пулеметов, а с фронта из винтовок партизаны в полном беспорядке бросились в лес, где попали в заранее поставленную, конечно, на пути их предполагаемого отхода засаду. Это был разгром. Недаром загнала отцовскую лошадь младшая дочка Зуева, которая первой прискакала в деревню на одной из сопровождавших ударный отряд подвод.

С этого времени зуевский ударный отряд не выезжал уже на операции без ротного миномета, взятого у партизан. Все трофейные автоматы пошли на вооружение новой команды автоматчиков, сформированной Зуевым несколько позднее из партизанских перебежчиков".

В 1943-1944 за отличия в борьбе с партизанами Зуев был награждён двумя знаками отличия для восточных добровольцев 'За заслуги' II кл. 'в бронзе' и одним (весна 1944) II кл. 'в серебре'.

Когда немцы оставили Полоцк, Зуев со своими людьми ушёл на Запад. Все плакали, покидая родные места. На 4 подводах везли старинные книги. Через несколько часов их догнал комендант Полоцка, уходивший со своей комендатурой. Уйдя из окружённого города, они решили пробиваться к Зуеву, рассчитывая вместе с ним, хорошо знающим лесные дороги, выйти из окружения. Другие староверы остались и начали партизанскую борьбу против Красной армии. Для этой цели немцы снабдили их оружием и продовольствием.

После почти месячного похода Зуев вывел всех сначала в Польшу, а затем в Восточную Пруссию. Вместе с Зуевым ушло около 2 тысяч крестьян. Пробыв некоторое время в Германии, Зуев отправился к Власову и, в конце концов, попал в его 2-ю дивизию, получив там звание лейтенанта.

Во второй половине апреля 1945 Зуев решил пробираться из Германии в родные места для организации антисоветской повстанческой деятельности и пропал без вести. Но известно, что партизанские группы русских антикоммунистов держались в лесах под Полоцком вплоть до 1948 года.
Tags: book
Subscribe

  • Книги

    Холодная война распространяется на Солнечную систему, космос подчиняет человека, а Луна побеждает Землю. 6 романов про освоение космоса Роберт…

  • Дюма

    Подумалось тут... Почти все мои сверстники читали в отрочестве Дюма, Мушкетеры или Узника замка Иф. Даже нечто вроде культурного кода опознавания в…

  • Вьетнам

    Лис продолжает перевод Джон Страйкер Мейер. " По ту сторону забора". Глава небольшая, но настолько энергичная по накалу событий, что я несколько…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Книги

    Холодная война распространяется на Солнечную систему, космос подчиняет человека, а Луна побеждает Землю. 6 романов про освоение космоса Роберт…

  • Дюма

    Подумалось тут... Почти все мои сверстники читали в отрочестве Дюма, Мушкетеры или Узника замка Иф. Даже нечто вроде культурного кода опознавания в…

  • Вьетнам

    Лис продолжает перевод Джон Страйкер Мейер. " По ту сторону забора". Глава небольшая, но настолько энергичная по накалу событий, что я несколько…