Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:
"Глаз Орла", продолжение

На послеобеденном построении ротный сообщил, что мы собираемся направить шесть групп по десять человек в район, где, как предполагалось, находилось до четырех тысяч NVA, в том числе элитный 457-й батальон.

В последний момент разведка доложила, что, возможно, на тот момент в этом районе сосредоточено целых десять тысяч NVA. В дивизии решили, что будет безрассудно посылать шестьдесят LRP в район с таким количеством гуков. Да что, черт возьми, за чушь! Они, должно быть, думали, что с четырьмя тысячами мы сможем справиться. На шесть тысяч больше, на шесть меньше – да какая разница! Господи! Они думали, что если их будет на несколько тысяч больше, это даст им больше шансов?

*****

Было решено, что мы высадимся на брошенной базе огневой поддержки, находящейся непосредственно на вершине Нуйки. Армейские вертолеты часто летали взад-вперед над ней, и нередко зависали в поисках признаков наличия противника. И ротный решил, что при быстрой высадке с совершающего обычный патрульный облет вертолета наши шансы остаться незамеченными будут выше среднего.

Высадка прошла четко по плану. От Кэмп Игл мы полетели прямо к горе Нуйки, подойдя на малой высоте к оставленной базе. Мистер Грант, наш пилот, начал заход на покрытую металлическим настилом вертолетную площадку по центру расположения. В последний момент он перелетел посадочную площадку и завис над крышей укрепленного командного пункта в двадцати метрах от нее. Не знаю, почему он передумал, но это спасло нам жизнь. Мы спрыгнули с вертолета на крышу бункера, а с нее на землю. Через несколько минут Зо обнаружил американскую двухсотфунтовую бомбу, закопанную носом вверх под краем настила вертолетки. Она была оборудована нажимным взрывателем и должна была сработать при помещении нагрузки на настил. Если бы мистер Грант собрался высадить нас на нем, всех разметало бы на месте.
Мы доложили о нашей находке и получили приказ обойти ее стороной. По завершении нашего задания ее должна была уничтожить артиллерия.
Следующие несколько часов мы провели, наблюдая за тремя похожими на пальцы гребнями, идущими вдоль склона Нуйки. Зо и Клифтон проверили остальную территорию базы на предмет еще каких-либо неожиданностей, но ничего не нашли. Они обнаружили, что наши маленькие друзья обшарили всю вершину, перерыв брошенное американское барахло в поисках всего, имеющего хоть какую-то ценность.
Выйдя с бывшей базы огневой поддержки около девяти часов, мы начали осторожно спускаться по восточному гребню горы. Инженеры расчистили растительность на расстоянии около двухсот метров от базы. Единственным укрытием были большие валуны и поваленные деревья. Джунгли начинались вновь у самого конца гребня, где он спускался к Реке Благовоний. Мы двигались в патрульном порядке, с интервалом в десять метров. Несмотря на разбросанные тут и там бревна и валуны, я ощущал себя открытым и совершенно беззащитным. У меня было стойкое чувство, что за нами наблюдают.
Зо остановил группу у скопления больших валунов примерно в полусотне метров от границы леса, дав Клифтону и мне сигнал проверить лежащие впереди нас джунгли. Когда мы двое, осторожно двигаясь, начали удаляться от группы, волосы у меня на затылке встали дыбом. Это было прекрасное место для засады. Целый взвод NVA мог скрываться прямо за теми деревьями. Если они окажутся там, то у нас не будет ни единого шанса.
Мы пробирались от валуна к валуну, стараясь использовать любые возможные укрытия. Когда мы пересекли линию опушки и начали искать признаки наличия противника, я почувствовал, что сердце так и рвется у меня из груди. Все было чисто. Поверхность грунта была нетронута.
Вернувшись на открытое место, мы просигналили остальной части группы выдвигаться. Мы стремились достичь плотной растительности, где чувствовали себя более комфортно. Там можно было укрыться, а в этой игре мы были хороши.
Мы с Терри ждали подхода остальной части группы, когда послышалось характерное "тум,.. тум,.. тум,.." с которым минометные мины вылетают из ствола. Звук шел из долины к северу от нас. Я перевел взгляд на остальную часть группы и поднял сжатый кулак – сигнал опасности. Они тоже слышали минометы и были заняты тем, что, рассыпались среди валунов в поисках укрытия. Терри и я плюхнулись на землю, когда первые три мины разорвались на середине ближнего склона. КГ заорал, подзывая нас. Мы подскочили и рванули к ним, как только были выпущены следующие три мины. Едва мы добежали, как следующая порция рванула на обратном скате хребта. Нас взяли в вилку, но гребень представлял собой очень узкую цель для минометчиков NVA. Однако мы понимали, что накрытие нас минами – лишь вопрос времени.
Зо и младший радист сместились на пятнадцать метров по склону, чтобы определить позиции минометов противника. Он схватил гарнитуру рации Бидрона, и через считанные минуты 105-миллиметровки с базы огневой поддержки Кирпич принялись зашвыривать снаряды в долину. Он укладывал осколочно-фугасные снаряды туда и сюда, после каждого залпа делая паузу для корректировки. Ниже нас прозвучало два вторичных взрыва, взметнувших столбы плотного, черного дыма, вздымающиеся выше нашей позиции. Минометный обстрел прекратился и Зо обернулся к нам с широкой ухмылкой на лице.
Мое внимание привлекло движение на южном гребне. Я привстал, чтобы разглядеть получше, и обнаружил несколько солдат противника, двигающихся вверх по горе, в направлении базы. Они пытались выгнать нас на высоту. Я окликнул Зо и доложил ему о происходящем. В ответ он прокричал, чтобы я брал остальную часть группы и двигал обратно к вершине. Я повернулся к Клифтону, Волкэбауту, и Шварцу, чтобы дать команду следовать за мной, но они уже были на ногах и бежали. Я обернулся, глядя на Зо, все еще сидящего среди скал на корточках рядом с Бидроном и ставящего артиллерии еще одну огневую задачу.
Когда мы подошли к вершине, я бросил взгляд сквозь ряды проволочной спирали, ожидая увидеть стрелков NVA, готовых вцепиться нам в глотки. Но мы выиграли эту гонку. Вершина горы оставалась свободной от противника, пока мы перевалили через гребень. Мы заняли оборону по периметру, наблюдая за склонами. Через несколько минут к нам присоединились двое оставшихся товарищей, совершенно запыхавшиеся в ходе подъема.
Я залег на большой плите из известняка, возвышавшейся над южным гребнем. Было непонятно, что произошло с NVA, которых я обнаружил. Они были ближе к вершине, но, похоже, вернулись обратно, увидев, что мы покинули укрытие. Я оглядел периметр и других LRP. Мы были слишком сильно рассредоточены, вшестером пытаясь занять позиции, предназначенные для роты. Если северовьетнамцы решат выбить нас, мы окажемся под сильным нажимом, пытаясь отбить их.
Зо снова вызвал огневую поддержку, на сей раз, привлекая артиллерию с двух баз. Снаряды начали рваться в долинах по обе стороны восточного хребта и вдоль края леса на южном гребне.
Услышав звук Хьюи, мы посмотрели вверх и увидели вертушку управления, кружащую в вышине. Находящийся на борту ротный радировал, что у него наготове четыре боевых вертолета Кобра, готовых отработать, как только мы дадим отбой артиллерии. Зо связался с "красноногими", чтобы те прекратили огонь. Как только разорвались последние снаряды, капитан Экланд прошел поперек южного гребня, выбросив желтый дым. Одна из "змей"* последовала за ним, вспарывая местность плотными ракетными залпами. Мне стало даже слегка жаль бедных ублюдков, скрывающихся в джунглях под нами.
Когда третья Кобра начала заход, прямо под разрывы ракет из укрытия выскочили трое северовьетнамцев, одетых в зеленую форму и бросились вверх по находящемуся подо мной склону. Оказавшись на гребне хребта, они заколебались, как будто пытаясь сориентироваться. Они, видимо, решили, что лежащий ниже них лес будет лучшим укрытием, поскольку все трое развернулись и направились прочь от меня, к деревьям. Они были примерно в сотне метров, когда мои первые две пули попали в спину ближайшему северовьетнамцу, покатившемуся кубарем. Я сделал еще три быстрых прицельных выстрела в следующего, после чего тот, раскинув руки, улетел в джунгли. Последний из солдат противника достиг укрытия прежде, чем я смог поймать его на мушку, но я выпустил весь остаток магазина в листву, среди которой он исчез.
Наконец, Кобры израсходовали свой боекомплект и вернулись в Кэмп Игл на перезарядку. Капитан Экланд, все еще кружащий наверху, снова вышел на связи и сказал Зо, что у него на подходе несколько "шустрил" (Фантомов F-4). Он посоветовал нам пригнуться и наслаждаться шоу. Я увидел первый истребитель-бомбардировщик, заходящий с востока над Рекой Благовоний. Он был ниже нас, когда сбросил свой груз двухсотфунтовок и резко ушел вверх из долины, преследуемый по пятам ударной волной. Я мог заглянуть в кабину к пилоту и сидящему сзади него, когда они освобождались от своего груза. После захода третьего F-4 в долине ниже меня прозвучали вторичные взрывы. Должно быть внизу в долинах вокруг Нуйки у гуков находилось много боеприпасов. Мы испортили им все планы, и я решил, что они, должно быть, чертовски разозлены этим. Я понял, почему они обстреляли нас из минометов вместо того, чтобы заманить в засаду в долине. Они там кое-что прятали, и не желали, чтобы мы разнюхали это.
Когда F-4 закончили свою работу, на их место вернулись Кобры, начав с того, чем кончили. Программа реально начала нам нравиться, когда КГ решил, что мы потратили достаточно денежек Дядюшки Сэма. Время близилось к половине четвертого пополудни, и мы должны были уйти оттуда прежде, чем стемнеет. Зо связался с ротным и запросил эвакуацию, попросив его проследить, чтобы пилот не сел где-нибудь возле заминированной вертолетной площадки. Командир ответил, что мы должны подождать шесть-ноль майков**, прежде чем будем эвакуированы, потому что другая группа, находящаяся ниже нас возле "Пиявочного острова", только что вступила в перестрелку с охраной на тропе и оказалась под угрозой. Так как у нас на нашей маленькой вершине все было под контролем, он решил сначала эвакуировать их.
Прошло тридцать минут, когда Терри крикнул, что у него движение среди деревьев вниз по склону от его позиции. Зо доложил по связи, что, похоже, мистер Чарли идет взглянуть на нас. С вертушки управления ответили, что один Хьюи уже на пути к нам.
Я перебежал к Клифтону взглянуть, насколько серьезно положение. Склон там был крутой, и я очень удивился, что северовьетнамцы пытаются подойти с этой стороны. Возможно, это был отвлекающий маневр. Мы закинули вниз, в деревья восемь или девять гранат, и движение прекратилось. Я вернулся на свою позицию как раз когда Хьюи прибыл на место. Он был один и кружил высоко над нами. Пилот запросил ситреп. Должно быть, он сильно нервничал, собираясь эвакуировать нас без прикрытия ганшипов. Он запросил дым. Зо бросил банку в центр периметра, и пилот сказал, что наблюдает фиолетовый дым.
Вертолет начал медленно снижаться по спирали, нацеливаясь в центр базы. Волкэбаут напомнил ему о ловушке. Когда он оказался рядом, мы бросились с наших позиций навстречу ему. Вертушка приземлилась на крыше штабного бункера, и мы запрыгнули на борт, стремясь побыстрее смотать с горы. Не теряя времени, пилот стартовал, заложив вираж с набором высоты, и взял курс на Кэмп Игл.

Когда мы приземлились у себя в расположении, начинало темнеть. Встречать нас собралась вся рота. Командирский борт приземлился позади нас, прервав объятия и хлопки по спинам, обычные во всех случаях, когда возвращавшаяся с задания группа имела контакт. Капитан Экланд выпрыгнул из вертолета и протолкался к нашей группе. Он не тратил время на то, чтобы ходить вокруг да около. В дивизии хотели, чтобы мы вернулись в долину – той же ночью. Кто-то явно слетел с катушек ко всем хренам! Возвращаться туда даже на следующий день было бы достаточно безрассудно. А ночная заброска – особенно этой ночью – будет форменным самоубийством. Мы только что провели там целый день, разозлив ту публику до невозможности. И теперь они ничего так не желали бы, как заполучить нас к себе в лапы. Этого не может быть! Вывод в ночное время всегда был опасен, даже на предварительно выбранную при облете LZ. А мы должны будем отправиться в ту же самую долину, где расположены минометы, в надежде, что сможем обнаружить LZ в темноте. Во всем этом не было никакой необходимости! В дивизии должны были знать, что мы вляпались во что-то крупное! Пришло время послать туда пехотный батальон, а не долбанную группу LRP из шести человек.

Сэенз бросился в свою казарму за снаряжением. КГ крикнул ему вслед, что мы встречаемся через пятнадцать минут возле склада боеприпасов. Нам нужно было пополнить запас гранат, а кое-кто из нас хотел прихватить некоторые "дополнительные" вещи.
Оказавшись в жару на горной вершине, каждый из нас исчерпал свой шестиквартовый запас воды, так что наша первая остановка была возле "водяного буйвола", где мы вновь наполнили наши фляги. Закончив с этим, мы направились через расположение к складу боеприпасов. Когда мы добрались туда, к нам присоединился Сэенз. Все взяли дополнительный запас гранат и бандольеры с патронами. Я для ровного счета прихватил пару "вили-питеров". Зо засунул в боковой карман рюкзака две гранаты CS – верный знак того, что он ожидал неприятностей. "Вилли-питеры" и гранаты с CS обычно использовались лишь для того, чтобы разорвать контакт и E&E.
Закончив приготовления, мы прошли через расположение к вертолетной площадке. Ротный ждал нас в своей вертушке управления. Оба борта были готовы к вылету. Перекрикивая рев двигателей, он сказал, что его борт пойдет вдоль долины с включенными бортовыми огнями. На половине пути он включит прожектор и попытается найти LZ. Мы будем в высаживающем вертолете, идущем примерно в ста метрах позади, и полетим с выключенными огнями. Когда LZ будет найдена, борт управления углубится в долину, отвлекая внимание противника. Второй борт высадит нас в то время как NVA будут заняты вертолетом управления. У нас не будет права на ошибку.
Капитан Экланд показал нам большие пальцы и поднялся на борт своего вертолета. Мы затолкались на свой борт и попытались комфортно разместиться перед коротким перелетом обратно к Нуйки. Вдобавок ко всему кабина была загромождена двумя веревочными лестницами. Я надеялся, что они не понадобятся. Высадка по лестнице требовала времени, а это то, что явно будет в дефиците.
Было темным-темно, когда мы пересекли Реку Благовоний и медленно продолжили наш путь вдоль долины. Две Кобры сопровождения присоединились к нам по пути и летели несколькими сотнями футов выше нашего строя. Мы летели низко, над самыми верхушками деревьев. С места, где я сидел, через плечо пилота можно было видеть огни вертолета управления, идущего впереди и немного выше нас. Внезапно луч света ударил из шасси впереди идущего борта и заметался взад-вперед по долине. Через несколько минут он остановился на валуне в формы наковальни у основания северо-восточного склона Нуйки. Он был размером с 2,5-тонный грузовик. Прожектор вновь начал шарить по сторонам, когда вертолет продолжил полет вдоль долины.
Наш пилот вывел вертолет к внешнему краю валуна. Я восхитился его навыками: без освещения он летел, полностью полагаясь на инстинкт. Мы привстали, готовясь скинуть веревочные лестницы.
Внезапно левая лыжа вертолета задела край валуна. Мы немного приподнялись, потом просели вниз. Зо завопил: "Пошли!" и мы выскочили на вершину валуна. Места на нем было только-только для нас шестерых. Когда вертолет отвалил, мы спрыгнули на землю, находящуюся примерно в восьми футах. Судя по отсутствию травяного покрова и рыхлой почве, мы, должно быть, находились на месте сегодняшнего артобстрела.
Высадивший нас борт поднялся из долины и присоединился к кружащему в вышине вертолету управления. Обе Кобры кружили еще выше сликов.
Тишина окутала нас зловещим саваном. Мы установили периметр, прижавшись спинами к валуну, прослушивая местность. Не было никакого проку в том, чтобы перемещаться в джунгли, чтобы "заложить собаку". Если NVA обнаружат нас там, то все равно придется пробиваться к LZ. Никто из нас не считал, что высадка прошла незамеченной. Невзирая на героизм наших пилотов, мы не одурачили противника ни на минуту. Это лишь вопрос времени, когда они поймут, что случилось и придут искать нас.
Зо дал ситреп, сообщая об отсутствии контакта. Капитан Экланд дал подтверждение, и вертолеты направились обратно к Кэмп Игл.
Пять минут спустя мы услышали их – голоса вьетнамцев на противоположном склоне. Пока еще они были не выше нас, но, похоже, находились не более чем в двух сотнях метров. Один из них прокричал какую-то команду, и голоса стихли. Шли минуты. Резкий звук ударивших друг о друга деревяшек, разорвал тишину. Шум шел через долину с противоположного склона, от того места, где мы слышали голоса. Вскоре еще больше северовьетнамцев начало стучать палками, пока звук не образовал линию протяженностью около двухсот метров. Они, похоже, выстроились примерно в пятидесяти метрах поперек находящегося над нами гребня. Зо прошептал: "Они стучат этими палками, чтобы выровнять цепь. Они двинутся к нам, как только построятся".
Потом мы услышали те же самые звуки позади и выше нас на северном склоне Нуйки. Они заманили нас в ловушку. Мы были в воронке, а они были по краю. Ситуация, казалось, становилась почти безнадежной. Если мы не сможем получить эвакуационный борт, придется совершать маневр уклонения вверх по долине в сторону от Кэмп Игл, или вниз, к Реке Благовоний.
Внезапно выше по долине раздались высокие, звонкие звуки горна. Я уже слышал такой сигнал. Это было в старом фильме про войну в Корее, прямо перед тем, как орды Красных китайцев атаковали американские позиции на Порк Чоп Хилл. В кино он тоже напугал меня до усрачки.
Мое сердце начало дико биться. Теперь единственный доступный нам маршрут лежал вниз по долине, к реке. Чтобы добраться туда, мы должны были пройти прямо через место, где ранее этим днем нас обстреляли минометы. Тут я понял, что никто из нас не собирается уходить отсюда.
Зо приказал установить четыре Клеймора, направив их на возвышающийся позади склон. Он прошептал, что мы дождемся, пока они не окажутся прямо над нами, и тогда взорвем их. Если это сработает, и мы пробьем брешь в их строю, то у нас будет шанс прорваться через нее, а затем E&E по северному склону в сторону базы. Мне не хотелось говорить, насколько крутым был склон, с которого мы с Клифтоном совсем недавно швыряли гранаты. Что же, если план не сработает, мы все знаем, что это значит. Никто из нас не позволит взять себя живым или захватить в плен любого из наших товарищей по группе. Мы действительно расшевелили их и, похоже, нам тут были нихера не рады. В случае попадания в плен LRP не придется рассчитывать на милосердие.
Зо отправил новый ситреп, доложив обстановку. Не оставалось никаких сомнений в том, что мы раскрыты. Капитан Экланд, только что приземлившийся в расположении, радировал нам, приказав оставаться на месте и избегать контакта, в то время как он немедленно вылетит обратно, чтобы забрать нас. Он передал, что повторит прием, использованный при нашей высадке. Если будет возможно, нам следует вернуться на валун и включить стробоскоп, как только командирский борт пройдет над нами. После этого он сказал, чтобы мы готовились к эвакуации с помощью лестницы, потому что высаживавший нас вертолет задел лопастями кроны деревьев.
Стук палок теперь казался ближе. Мы слышали солдат противника, проламывающихся через кустарник всего в семидесяти пяти метрах выше. Зо сказал, чтобы мы, как только услышим приближающиеся вертолеты, хватали замыкатели Клейморов и лезли на валун.
Северовьетнамцы вокруг нас начали дуть в свистки наподобие полицейских. Начинало казаться, что вертолеты не смогут добраться до нас вовремя.
Потом мы услышали его, этот особый легко различимый звук, который мог принадлежать лишь прорубающемуся сквозь воздух Хьюи. Кобры промчались вдоль обеих сторон долины перед самым прибытием вертушки командира роты. Его навигационные огни мигали красным, узкий луч прожектора метался взад-вперед, пытаясь найти нас. Вскоре он осветил нашу позицию, казалось, на мгновение задержавшись. Потом он переместился дальше в долину. Вертолет пролетел над нами. Зо включил стробоскоп. Я невольно вздрогнул, поскольку казалось, что сигнальный огонь объявил о нашем местонахождении на весь мир. Тогда мы услышали второй вертолет, направляющийся к нам. Звук его двигателя был заглушен шумом трех других бортов, находящихся в воздухе над долиной.
Зеленые и белые трассера вырвались из джунглей по обе стороны от нас. Они следовали за головным вертолетом. Кобры сошли с круга и задали жару, кромсая джунгли плотными ракетными залпами. Они развернулись и сделали еще один заход, на сей раз пустив вход 40-мм автоматически гранатометы. Джунгли вокруг нас словно разорвало.
В этот момент эвакуационный борт оказался над нами. Вьетнамцы заметили его, и мы слышали, как пули колотят в его хвостовую балку. Бортмеханик сбросил лестницу с левой стороны кабины. Вражеский огонь усилился, через долину над нами крест-накрест летели трассера. Казалось, пули летят над самым нашим вертолетом. Сэенз и Волкэбаут карабкались по лестнице, в то время как Бидрон и Клифтон изо всех сил пытались удержать ее на месте. Зо начал подрывать Клейморы. Звук был оглушительным. Я ухватился за нижний конец лестницы, когда Клифтон и Бидрон полезли вверх. Окликнув Зо, я последовал за Бидроном. Я был примерно на полпути, когда Дейв соскользнул с перекладины, наступив мне на пальцы. Я держался изо всех сил, пока он вновь не нашел себе опору, освободив мою руку. Преодолев оставшиеся пятнадцать футов, я заполз в кабину рядом с ним. Оба бортстрелка поливали склоны красными трассерами. Зеленые и белые трассера, казалось, пролетали сквозь открытый десантный отсек прямо рядом с нами. Вертолет получал попадания. Внезапно появился командирский борт, летящий обратно вдоль долины, все еще с включенными навигационными огнями. Он пытался отвлечь на себя часть огня противника. Это сработало. Большая его часть переместилась на вертолет управления, набравший скорость и начавший набирать высоту, уходя из долины.
Пилот нашего вертолета закричал через плечо, чтобы мы шевелились живее. Я выглянул наружу. Зо бывший на полпути, глянул на меня и дал знак сматывать ко всем чертям. Он собирался отправиться в полет, оставаясь на лестнице, и зацепился карабином за одну из перекладин. Я крикнул пилоту отправляться, и мы начали набирать высоту быстро уходя от деревьев, направляясь вслед за командирским бортом прочь из долины.
Клифтон, Бидрон, и я открыли огонь из дверей десантного отсека, добавив его к огню бортстрелков. Наконец мы улетели на достаточное расстояние и продолжили набирать высоту. Я оглянулся на долину. Кобры все еще совершали свои смертоносные заходы. Зеленые трассирующие пули 12,7-мм пулеметов плыли в нашу сторону, подобные огромным шаровым молниям. Занятно, это напомнило мне фейерверки, устраиваемые в моем родном городе каждое четвертое июля. Мы вырвались из-под вражеского огня. Я повернулся, чтобы посмотреть на вертолет командира, идущий справа, сопровождая нас обратно в Кэмп Игл.
Полет продлился около десяти минут. Из-за Зо, все еще висящего на лестнице, мы шли примерно с половинной скоростью. Я обратил внимание на противный запах. Кто-то явно наклал в штаны. Я решил ничего не говорить на тот случай, если этим кем-то окажусь я.
Скоро мистер Поли, пилот нашего эвакуационного вертолета, начал плавно снижаться на вертолетную площадку. Когда до земли осталось около четырех футов, Зо отцепился и спрыгнул вниз, где двадцать пар рук ждали, чтобы поймать его. Я посмотрел на часы. Было без четверти девять. Прошло всего сорок две минуты с тех пор, как мы вылетели из расположения. Казалось, что прошла целая жизнь. Когда мы ступили на асфальт, Терри обхватил меня рукой за плечи. Вскоре мы были окружены толпой приветствующих нас LRP. Это был второй раз за прошедшие четыре часа, когда нам оказывали такой прием.
Капитан Экланд приземлился сразу после нас. Он выпрыгивал из своего вертолета и подбежал к нам, найдя время на то, чтобы пожать руки каждому. Он объявил, что за это всем стоит дать по медали, особенно пилотам вертолетов. Я задумался, а опишет ли кто-нибудь героизм нашего ротного? Его вертолет получил несколько попаданий, отвлекая от нас огонь. У нашей птички было девять дырок в хвостовой балке.
Все отправились в клуб, чтобы как следует выпить. Снаряжение можно проверить и позже. Мужики, как это классно – просто чувствовать себя живым!
Tags: vietnam
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment