Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:


Томас Ратзак. Армия Теней.

Пролог

Боль разбудила его.
Лежать на неровной поверхности скалы было неудобно, и даже малейшее движение вызывало дурноту. Вокруг век запеклись грязь и кровь. В глазах расплывалось и он позволил своему взгляду блуждать по кругу, не фокусируясь ни на чем.

В нескольких метрах справа было отверстие в пропасть. Через него он мог видеть вечернее солнце. Частицы пыли танцевали в слабых лучах, падавших на его одежду и ботинки. Через рваную штанину было видно ужасную рану на ноге.

Металлический привкус пороха все еще висел во рту и шум в ушах заполнял его "внутреннее" ухо. Он провел языком по рту и наткнулся на маленькие острые обломки в том месте, где у него были передние зубы.

Он потянулся за шлангом от кэмэлбэка, чтобы облегчить сухость в горле и нёбе, но сильная боль ударила его в грудь. Возможно были сломаны ребра. И он опустил руку на колено.

Конечности были тяжелыми. Будто бы его голова была установлена на чужом, куда более крупном теле, неподъемном и неповоротливом.

Но по крайней мере он был жив.

После засады и жестокого боя, который шел просто катастрофически. Память услужливо развернула перед мысленным взором последовательность кадров перестрелки. Патруль. Крики его товарищей. Крики и плач, исходящие от кого-то, державшегося за оторванную конечность. Смолкнувший крик, когда чья-то жизнь покинула тело. Удары сверхзвуковых пуль об его торс. И ответ тела, вливший в себя огромное количество адреналина, чтобы он мог продолжить бой. Теплая жидкость, стекающая по его лицу и очкам. Ощущение полного отсутствия контроля за происходящим. Вспышка и чудовищное давление от мощного взрыва рядом с ним, бросивший его на землю.

Время остановилось. Темнота. Все исчезло как эхо далекого грома.

Это был неравный бой. Бой с врагом, который оказался гораздо сильнее, чем предполагалось.

Где он сейчас?

Отсутствовало чувство времени и места. Как долго он был здесь? Одну ночь? Один день?

Никаких подсказок. Часы Суунто были разбиты и дисплей не работал.

Его искали? Скорее всего. Но по каким-то причинам поиск пришлось прекратить.

Слишком много вопросов и слишком мало ответов.

Что он точно знал - он далеко от дома. И что хуже всего - в одиночку. В той части мира, где темноволосые мужчин сделают все, чтобы поймать и убить его. В лучшем случае - быстро. В худшем - недели пыток ему гарантированы.

Конечно, если он ничего не предпримет, то просто умрет прямо здесь, в этой пещере. Это было просто.

Но он не собирался сдаваться без боя. Он не будет лежать здесь и чувствовать как жизнь медленно покидает его тело.

После наступления темноты надо попробовать вернуться к деревне, на север. Это было очень рискованно и отличалось от экстренного плана спасения группы. Но не в его состоянии выбирать.

Он ослабил турникет, которым воспользовался, чтобы остановить кровотечение с левого бедра. И ощутил прилив радости, когда управление ногой вернулось ему. Он посмотрел вниз на небольшой черный пакет первой помощи, закрепленный на жилете. Обезболивающее уже было использовано и, в целом, в пакете не было ничего, чтобы ему помогло.
В кэмэлбэке было лишь несколько глотков горячей воды. Он втянул на пол рта драгоценной жидкости. Подбородочный ремень шлема пришлось расстегнуть, чтобы уменьшить боль в челюсти и рту. Он также отметил небольшое отверстие в районе пластины бронежилета, где пуля сорвала с него ГПС.

Тогда он вытащил карту из набедренного кармана. Она всегда упаковывалась в водонепроницаемый пластик, но она лежала в набедренном кармана и больше половины карты пропиталось его кровью. К счастью, компас Сильва был при нем, так что он легко определил направление на север, на деревню.

Заключительное движение было почти ритуальным. Он достал пистолет и немного отвел затвор. Патрон в патроннике тускло блеснул. Затвор вернулся на место, пистолет был уложен в кобуру на жилете. Он и так знал, что патрон .40 калибра на месте, но привычка стала его второй натурой.

Последние лучи солнца сформировали оранжевую кайму на горных вершинах и появились первые звезды. Темнота. Время двигаться.
Не смотря на боль, он сделал глубокий вдох. Затем мобилизовал все доступные ему силы и медленно поднялся, через боль.

Было уже темно. При отсутствии Луны только звезды и силуэты гор давали ему какой-то ориентир. Один шаг за другим. Найти причину сделать еще один шаг. Просто идти вперед.

Затем ощущения взяли вверх над ним. Земля начала качаться под ним, звезды танцевали в небе, а горы росли вверх и вниз. Ботинок ударился об камень, который полетел вниз, а он изо всех сил пытался сохранить баланс и контроль.

Тщетно. Контроль покинул его. Он лег на землю.

В темноте он зарегистрировал фигуру склонившуюся над ним. На фоне ночного неба контуры незнакомцы были отчетливо видны - большая голова, взъерошенные волосы и яркие отопыренные уши.

Затем он потерял сознание.

1

Часы тяжелой и медленной работы всегда окупают себя. Оставались считанные метры до конечного положения стрельбы и условия наилучшего момента для выстрела были оптимальны. Сильное полуденное солнце било им в спину, их маскировочные костюмы - гилли с сотнями коричневатых полосок ткани - совершенно размывали их силуэты между скал. Сам маршрут вокруг вершины скалы был правильным.

Майкл Плесснер медленно полз вперед, по скале, оставаясь как можно более в низком положении.
Охота всегда требует высокой степени терпения и многих тактических тонкостей.

Через левую подмышку был пропущен ремень для переноски его чехла, который он нежно, почти любовно, тащил за собой. Он содержал его инструмент - снайперскую винтовку. Снайперское искусство было этакой Формулой 1 среди всех военных стрелков, королем стрелковой дисциплины.

Прямо за ним полз Андреас, который обычно занимал позицию снайпера патруля, но сегодня он тренировался выступать как наблюдатель-корректировщик. Задачей Андреаса было выдавать Плесснеру данные для стрельбы и обеспечение правильного выстрела.

Нельзя сказать, что Майкл очень нуждался в этом. 12 лет работы в спецназе, включая 5 лет на позиции снайпера, сделали его чрезвычайно компетентным и уважаемым. Он был не просто хорош. Он был одним из лучших.

Легкий ветерок кружил вокруг позиции. С тканевых полосок гилли на Плесснере болтались пучки травы. Он отпил немного воды и кивнул Андреасу, давая ему знак, что пора готовиться.

Майкл не должен был быть на снайперских учениях Корпуса в Доломитах, итальянские Альпы. Фактически, он уже давно не работал как снайпер-одиночка, с тех пор как несколько лет назад стал офицером патруля.

Но три недели отпуска показались ему бесконечностью. Все более и более он становился беспокойным и предпочитал проводить свободное время с товарищами по Корпусу. А после вчерашнего дня не захотел оставаться дома. Он проводил Анну до железнодорожной станции и собрался возвратится на пустую квартиру, но на полпути повернулся и побежал на аэродром.
Плесснер попросил дежурного капитана Корпуса, который отвечал за учения и подготовку, что-нибудь придумать для него. Энергичный капитан с обветренным лицом был в восторге и пообещал что-нибудь придумать. Не было никаких сомнений, что он будет полезен со своим опытом для группы снайперов Корпуса.

Плесснер достиг статуса живой легенды среди своих и за рубежом во время операции в Багдаде 5 лет назад.

В то время он был развернут как снайпер-одиночка на окраине опаленного войной Садр-сити, в северо-восточной части города. Вместе со снайперской командой из американской Дельты, Плесснер провел шесть дней наблюдая за небольшим и брошенным заводом. По данным американских разведывательных источников там размещалась "фабрика" ячейки террористов, которые делали самодельные взрывные устройства. Материалы, в основном, получали контрабандным путем из Ирана, а затем придорожные бомбы использовались против войск США на улицах Багдада. Ячейка контролировалась сирийским террористом и, как докладывал источник, главарь должен был покинуть завод в течении недели.

По неизвестным Плесснеру причинам, захват главаря не планировался - только "устранение".
Забавный термин для обозначения убийства, подумал Майкл, когда получил задание. Видимо, американцы хотели устроить демонстрацию силы в качестве сдерживающего фактора для начинающих террористов.

Они выбрали позицию на верхнем этаже того, что было недавно административным зданием бывшего нефтеперерабатывающего завода. Затем в течении двух дней пристрелялись по обоим входным дверям завода, чтобы обеспечить быстрое и смертельное попадание в туловище мишени.
Бомба с самолета легко бы сравняла этот завод с землей, но внутри его содержалась ценная информация о террористической организации, ее логистике и производственных мощностях. Так что план состоял в том, что как только снайперы ликвидируют лидера террористов, четыре команды Дельты, сидевшие без дела в 3 минутах лета в лагере, должны будут занять завод при поддержке рейнджеров. Насколько это будет возможно - предполагалась взять кого-нибудь живым для офицеров разведки.

Незадолго до восхода солнца ранним утром седьмого дня Плесснер был на посту.

Черного цвета Тойота Лэндкруйзер с тонированными стеклами остановилась перед одной из двух дверей. Двери машины открылись и двое вооруженных телохранителей помогли выйти лидеру террористов. Он хромал, что позволило его легко идентифицировать. Будучи молодым джихадистом во время войны на Балканах в 90-ых годах, террорист наступил на противопехотную мину и потерял левую ногу, так что теперь он пользовался протезом.
Машина и телохранители полностью его закрывали, так что Плесснер не мог стрелять. Он и наблюдатели были очень разочарованы, наблюдая за тем, как лидер террористов с обоими охранниками покинул завод и поехал на северо-восток, вдоль поля, рядом с заводом.
Внезапно, отъехав примерно на километр, машина остановилась. Один из телохранителей вышел из машины и открыл капот - видимо что-то случилось с двигателем. Террорист вышел вместе со вторым телохранителем, чтобы насладится сигаретой и видом на Багдад в свете восходящего солнца. Это была его самая большая и последняя ошибка.

Плесснер, получив данные о расстоянии и внеся поправки в прицел, решительно приложил приклад McMillan .50 калибра к правому плечу. Он знал, что лидер террористов не будет так долго стоять, так что через несколько минут Майкл выстрелил. Всего через три секунды полета 50 грамм тяжелой пули взорвались в правой части головы террориста. Издали, в прицел, это выглядело как розовое облачко.

Плесснер не просто удачно выстрелил. Он попал в голову с расстояния в 2293 метра при тусклом свете утра. Полностью неслыханное доселе достижение. Только несколько снайперов смогли это превзойти. Официально подтвержденный рекорд принадлежит канадскому снайперу, в 2002 году застрелившему в Афганистане террориста на расстоянии в 2430 метров.

В небольшом углублении высоко в горах в Доломитах Плесснер был готов к стрельбе. Его SAKO .338 калибра вместе с прицелом Schmidt & Bender 5¬-25x56 уже была вынута из чехла и готова. Майкл навернул глушитель песочного цвета на ствол. Он знал, что вспышка выстрела будет отсутствовать, а звук - значительно снижен. В качестве последнего шага он вытащил тканевой лоток с 5 патронами из кармана, где они имели одну и ту же температуру, а следовательно - минимально будут влиять на траекторию.

Приклад НК417 Андреаса стукнул об камень. Плесснер почувствовал раздражение, но не стал спешить с выговором. Он и так знал, что его партнер работает со всем усердием. Андреас был молодым егерем, всего несколько лет службы в корпусе, но Плесснер был счастлив, что заполучил такого крепкого новичка, напряженно работавшего над собой.

Они обменялись кивками и двинулись черепашьим шагом к скале. Им оставалось пройти четыре или пять метров. Любое необдуманное и резкое движение привлечет внимание капитана, наблюдавшего через трубу Swarowski за небольшим участком на горе, где, как он знал, будут расположены снайперы.

Плесснер сместился немного правее, увидев ряд крупных овальных камней, формирующих небольшой тоннель-щель, диаметром почти полтора метра. Это была идеальная позиция.

Плесснер взял большой кусок мешковины песочного цвете и натянул его на себя, Андреас и винтовку. Их контуры окончательно размылись и они легли бок о бок на краю утеса. Перед ними простирался великолепный пейзаж.

Примерно в 200 метрах под ними шла долина зеленых лугов, длиной в километр, затем она пересекалась с голубой рекой. Река билась об камни на порогах. По сторонам долины росли ели и сосны, которые закрывали серые скалы за ними.

Плесснер быстро нашел цель на дне оврага в скалах на противоположной стороне реки. Это был темно-зеленый диск размером с туловище взрослого человека. Когда Андреас повернул лазерный дальномер на цель, Плесс понял, что он тоже уже определил мишень.

Майкл осторожно положил цевье винтовки на чехол, чтобы получить стабильную точку опоры. Затем нашел цель через прицел.

Андреас быстро собирал данные для выстрела. Имея небольшую метеостанцию, он замерил скорость ветра и его направление, температуру и давление воздуха. Все факты были ведены в таблицу расчетов, чтобы получить количество кликов на барабанчиках прицела для корректировки выстрела винтовки. По своему опыту Плесснер и так представлял себе все эти данные, но из уважения к рвению партнера, он ждал его данных.

Он отвел глаза от прицела, чтобы не утомлять зрение. Взгляд его бродил по серым скалам и яркому весеннему небу и вниз к реке, где сверкала вода. Плесс снова посмотрел на диск. Легкая мишень, подумал он. Статичная. В отличии от других ситуаций, где по другую сторону оптики была живая плоть и кровь и она перемещалась.

Андреас проговорил вполголоса: "1128 метров - 65 кликов вверх - 12 кликов влево".

Плесс молча настроил прицел. Приклад плотно прилегал к правому плечу, указательный палец правой руки покоился на спусковой скобе. Тело представляло собой продолжение прямой линии с винтовкой, а левая нога была отставлена немного в сторону.

Майкл навел перекрестие прицела на середину диска-мишени. Затем закрыл правый глаз на три секунды, потом открыл и, к своему удовлетворению, обнаружил, что перекрестие все еще стоит на середине цели.

Плесс сделал три глубоких вдоха. Все ощущения были прекрасны. Фаланга указательного пальца правой руки осторожно легла на спусковой крючок и начала аккуратно давить, создавая необходимое давление в 1 кг, чтобы запустить боек по капсулю гильзы и воспламенить пороховой заряд.

Сильная отдача от винтовки ударила в плечо и взорвала небольшое облако пыли вокруг них. Пуля .338 калибра устремилась вперед со скоростью около 900 м/с. Плесс ощутил запах горелого пороха, прижимаясь к прикладу и восстанавливая контроль над винтовкой, чтобы повторить выстрел, если будет надо.

Немногим более чем через секунду диск опустил вниз.

Цель была поражена, теперь предстояло скрытно покинуть позицию. Достаточно часто снайперы, от возбуждения после удачного выстрела, делали простые ошибки, выдавая свою позицию.

Плесснер забрал пустую гильзу и убедился, что других следов они не оставили. Снайперы медленно поползли назад, к оставленным вещам.

Спустя полчаса прогулки, Плесснер и Андреас спустились с горы, с винтовками за плечами.

"Тебя ждет обучение владением оружием на транспортных средствах, больше стрельб из SAKO и 14-ти дневный курс обучения прыжкам с парашютом в Аризоне" - рассказывал Плесснер - "это то, на что ты можешь рассчитывать, Андреас".
"Жду не дождусь своего первого прыжка в Аризоне" - хмыкнул Андреа и в приливе энтузиазма почесал бороду, которую отращивал последние полгода.
"Ага" - сдержанно дополнил Плесснер. Не нужно было ослаблять восторг Андреа. Но с более чем 1500 прыжками за спиной, он уже не относился к парашютной подготовке так восторженно. После стольких прыжков, обеих сломанных ног, вывихов плеч и серьезных травм головы, он знал, что это очень опасная и напряженная работа.

Зато на выходных можно было спланировать поездку в Лас-Вегас, пиво, стейки, казино и женщины.

Завибрировал телефон. СМС. Должно быть, это от Анны, подумал он, по мере того как мысли о Лас-Вегасе ускользали из его сознания.
СМС было не от Анны, а от начальника отдела операций Корпуса. Плесснер открыл сообщение, прочитал первые слова и резко остановился, в том время как все его внимание переключалось на текст сообщения.

"Нападение террористов на датское посольство в Исламабаде, Пакистан. 11 погибших, включая посла Дании. Проверьте новости. Брифинг завтра в 08:00. Вернуться ASAP. Отправление с базы ВВС вечером, 20:15. Подтвердить получение сообщения."
Tags: book, sa
Subscribe

  • Перевод

    Уважаемый товарищ Лис закончил перевод " Чангиз Лахиджи. В полном боевом" Не смотря на налет хвастовства Лахиджи и самолюбования, книга приличная и…

  • Ведьмак

    Прочитал первые две книги "Ведьмака" Сапковского. Почувствовал себя так, будто мне снова 15. Мне тогда подарили четырехтомник Роберта Говарда. 1)…

  • Боб Ли Суэггер

    https://www.amazon.com/Game-Snipers-Bob-Lee-Swagger/dp/0399574573 In this blazing new thriller from Pulitzer Prize winner Stephen Hunter, master…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments