Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

Доронин

Ну и догонку, оттуда же, из книги Доронина, про выживальщиков, прямо таки инструкция к действию)))

Через час вереница автомобилей мчалась по трассе на юг.
До Гнезда они добрались уже затемно. Окрестности лагеря встретили их тишиной, нарушаемой только пением сверчков, которое другим людям показалось бы романтичным. Стеной стояла девственная тайга, и силуэты гор на горизонте казались сошедшими с картины. На границе Новосибирской области и Алтайского края, места были красивые, но заброшенные.
Тридцать лет назад тут был неплохой колхоз, в котором выращивали рожь, гречиху, овощи. Здесь же стояла одна из лучших в районе пасек. Но лихие девяностые проехались по нему, как колесница Джаггернаута, оставив только груды битого кирпича и бетонные сваи, отмечавшие место, где строилось овощехранилище. Людей не было на десять километров вокруг. Чуть дальше в двух деревнях, превращенных после закрытия школ в резервации, доживали свой век полтысячи селян. Иногда сюда забирались грибники, ягодники и собиратели черемши, хотя и они предпочитали более обжитые места. Летом в лесу легче было столкнуться со зверем — от барсука до волка, чем с кем-то из них. Когда люди уходят, природа быстро заполняет пустоту живыми тварями, но промысловой дичи здесь не было, поэтому и охотники сюда не наведывались.
Если выстрелы и звучали, то только со стороны базы, но их никто или почти никто не слышал. Поэтому ячейка и выбрала это место. При желании можно было найти и поглуше. В необъятной Сибири даже в начале третьего тысячелетия могли существовать раскольничьи выселки, которые не знали о падении самодержца всероссийского.
Можно было осесть там, куда кроме как на вертолете или вездеходе не добраться. Но тогда встанет вопрос о полной автономности. Владимир с товарищами сходился во мнении, что идея о самодостаточности — чепуха. Робинзонят пусть придурки-анастасийцы и прочие непротивленцы. А они будут брать от цивилизации или ее трупа, все, что можно.
Если их предсказания относительно социального краха сбудутся, в первые сутки люди an masse еще не расчухают, что все изменилось. И из этой обстановки бардака они должны извлечь максимум пользы. Действуя по принципу «один день летом год кормит», экспроприировать все, до чего дотянутся — не только для выживания, но и на обмен.
Отсюда за полчаса можно выйти на оперативный простор — трассу М52, открывающую доступ к областному центру. Идеальный вариант, когда к ним никто не сунется, а для их вылазок открыт весь юго-восток региона плюс небольшая северная часть Алтая. С деревенскими отношения вроде налажены, да и те уверены, что в заброшенном санатории проводятся только выездные шашлыки да пьянки. В случае чего, противнику в последнюю очередь пришло бы в голову искать здесь ценный хабар. Но даже если б и пришло, его ждал бы хороший отпор. Владимир бывал там и зондировал обстановку. На все село было не больше пяти охотников, худо-бедно кормящихся с тайги. Остальные ружья или давно пропили, или из их владельцев сыпался песок.
Когда-то здесь был неплохой санаторий для детей с ограниченными возможностями. С двумя утепленными корпусами, прекрасной котельной и современным по тем временам спортивным оборудованием. ...

В 2015 году фирма Богданова арендовала у района площадку на десять лет за сущие копейки. Формально турбазу предполагалось восстановить, для чего был даже составлен бизнес-план. Правда, за четыре года никто не удосужился приступить к его реализации, но на это властям района было наплевать, лишь бы плата вносилась вовремя. Даже электричество не было проведено. Для своих целей сурвайверам хватало дизеля; также был приобретена, испробована и отложена до поры компактная мини-ГЭС производства ФРГ, работавшая по принципу водяной мельницы. Рядом с Гнездом был ручей, скорости течения в котором хватало, чтоб крутить турбину.
Летом тут было еще ничего, а вот зимой — полная жопа. Дорогу заметало так, что добраться можно было только вертолетом. Ни врача, ни милицию не вызовешь, если припрет. К счастью, все они были молодыми и здоровыми, а защитить себя могли сами....
В случае с цунами или прорывом плотины критическое значение имеет скорость добегания волны. Так же при крупном социальном катаклизме в мегалополисе надо учитывать потенциал волны человеческой, которую западные сурвайверы окрестили «золотой ордой». Собой она представляет поток беженцев-мародеров, который выплеснется из гибнущего города и затопит нетронутые деревни, пожирая все на своем пути.
Опыт Нового Орлеана доказал эти выкладки. Подтвердил он и то, что в авангарде этой силы пойдут отчаянные и лютые; те, кто быстрее всего переступит через труп закона: уголовники, городские маргинальны и этнические банды.
Сюда надо добавить и носящих оружие на законных основаниях — охранники, сотрудники органов, дезертиры, охотники. Именно они первыми прокатятся по деревням как Мамай. А уже за ними потянутся остальные. Рабочие, офисный планктон, бюджетники, студенты — все, у кого ума хватит не остаться в каменных джунглях без света и воды. Как и настоящая волна цунами, этот напор будет ослабевать с расстоянием. Дальше, чем на пятьдесят километров (из-за постов, перерастающих в засады), заберутся единицы…

Это они и приняли за оптимальную дистанцию.....
Он не считал себя пророком, просто еще в школе учителя отмечали у него отменную способность к анализу. Быть выживальщиком — значит быть сейсмологом, а не шаманом. Чтоб предсказать землетрясение, надо не гадать на кофейной гуще, а регистрировать слабые колебания земной коры (в их случае: события экономической и политической жизни), Иначе в тот час, к которому готовишься годами, ты ничем не будешь отличаться от остальных баранов. И станешь мертвым выживальщиком.
За эти пять лет они дважды устраивали общий сбор, своеобразную репетицию БЖ, для правдоподобия приуроченную к острым событиям в мире. Один раз провели сбор после теракта в Вашингтоне и последовавшего затем удара амеров по Сирии, другой — после обвального снижения курса доллара и небывалого падения цен на жилье (как оказалось, временного).
Получив сигнал, они должны были в течение дня прибыть с семьями в лагерь, захватив все необходимое для автономного выживания плюс как можно больше продуктов — в лагере имелся запас, но он был не резиновым. Затем надо было расконсервировать лагерь и прожить в нем около недели. Сбор показал хорошую степень готовности… но с тех пор минуло три года, и они никак не могли выкроить время для нового. А может, энтузиазма не хватало....

И теперь, когда обстановка на Украине нагрелась до точки кипения, а крикуны в Раде вовсю таскали друг друга за чубы, Богданов решил бросить клич еще раз. Почти без труда ему удалось убедить и остальных в необходимости очередного сбора.
Вопреки мнению тех, кто знаком с движением понаслышке, база не была «тайным убежищем». Нет, конечно, информация о Гнезде предназначалась только для избранного круга и не доводилась до тех, кто ходил с ними на посиделки с пивом или на покатушки на джипах, но ведь абсолютная конспирация недостижима. И именно поэтому конспирация не была их главной целью. В конце концов, что им, если о них узнает кто-то из Владивостока или Бреста? После наступления БЖ возможности для перемещения будут резко снижены.
Не была база и местом, где «параноики» (так их называли посторонние) собирались пересидеть крушение государства или тем более цивилизации. Она была перевалочным пунктом и временной стоянкой, где можно прожить от месяца до двух лет.
Полуторамиллионный мегалополис, где у каждого второго имелся автомобиль, а дорожное строительство почти свернулось из-за кризиса, был идеальной ловушкой. Оказаться в нем в момент катастрофы, какой бы она ни была — значит быть гарантированно запертым. Потом, когда начнется анархия, а за ней и голод, когда деревенские очнутся и станут встречать горожан ружьями, а километровые пробки закупорят все шоссе, покинуть город можно будет только с боем. И куда лучше сделать это загодя, без конфликтов с кем бы то ни было.
Они готовились только к «мягким» сценариям катаклизма: к оккупации силами НАТО, гражданской войне и хаосу, ограниченной эпидемии, голоду и дефициту предметов первой необходимости. К «жестким», вроде глобальной ядерной войны, падения астероида или нашествия зомби, готовиться не имело смысла из-за их малой вероятности и невозможности заранее выработать адекватные меры....
В том, что касалось выживания, у них был полный коммунизм. В складчину приобретался неприкосновенный запас. Совместно поддерживалось в рабочем состоянии коллективное имущество — палатки, два дизельных и один бензиновый генераторы, пищеблок. Сообща покупались лекарства и средства первой помощи для медпункта.
Имелось на базе и снаряжение для выживания, включая комплекты зимней и летней одежды. (Большая часть из них была взята со склада богдановского магазина.)
Кроме продуктов и вещей для собственного потребления готовился обменный фонд, куда входили товары, цена которых в мирное время смешна, но должна взлететь до небес после наступления анархии.
На первом месте в этом списке находились спирт и дешевые сигареты. Куда бы ни катился мир, мужская половина населения России вряд ли сможет без них обходиться.
Дальше шли рабочая одежда и простая, но ноская обувь. Второе было важнее, чем первое. При наличии швейной машинки с ножным приводом чинить и шить ватники сможет любая женщина, а вот попробуй, научись тачать хотя бы самые простые ботинки… И резиновых сапог уж точно взять будет негде. И если без нормальной одежды еще можно перекантоваться, то без нормальной обуви не поработаешь в слякоть или в мороз.
Много у них было запасено и того, что старушки традиционно покупают при первых признаках «разрухи»: соль, спички, сухое горючее, хозяйственное мыло. Для себя берегли сельхозинвентарь, столярные, слесарные и шанцевые инструменты, швейные принадлежности. К дефицитным товарам, которые для обмена не предназначались, относились также лекарства и топливо: бензин, керосин, солярка, газ в баллонах. Разве что будущие покупатели предложат очень выгодные условия…
Но это нескоро, говорил себе Богданов. В первые дни будут больше грабить, чем заниматься бартером....

TEOTWAWKI
Радио замолчало, будто захлебнувшись. В ту же секунду скрытый легкими облачками горизонт окрасился оранжевым. И почти одновременно на севере, со стороны областного центра, где небо было ясным и чистым, зачастили огненные сполохи. Владимир насчитал четыре, до того как мозг сумел обработать эту мысль.
Почему он не удивился? Потом он много думал об этом. Такая реакция была бы странной для обычного человека, но когда годами готовишь себя к тому, что привычный мир исчезнет, ты сживаешься с этой мыслью.
— Атом! — выкрикнул он условное слово. — Атом, мля!!
Все поверили ему, даже те, кто в этот момент не смотрели в окно. Без недоверчивых смешков и толкотни все легли на пол, подальше от шкафов и окон. Все, кроме Дэна, который находился ближе всего к дверям. Он кинулся в соседние комнаты, к женщинам и детям; благо, все были на этаже.
От ближайшего города с категорией по ГО до них было почти тридцать километров. А значит, у них было время, чтобы спуститься в просторный полуподвал, где раньше располагались мастерская и столовая. Скорее всего, это было излишним. Расстояние и неровности рельефа если не поглотят, то здорово пригасят силу удара — Гнездо располагалось в небольшой долине, с двух сторон окруженной похожими на курганы холмами.
Кто-то вскрикнул от неожиданности, но паники не было. Каждый знал, что делать. Они изучали теорию, хоть и никогда не ставили этот сценарий первым пунктом.
Налетевший через полторы минуты с лишним фронт избыточного давления не был сильным. Окна выдержали — кроме одного на первом этаже, которое в момент удара было распахнуто, да вдобавок было с трещиной.
Вроде бы можно было выходить, но они решили перестраховаться. Могли быть и другие взрывы — в том числе ближе. Вряд ли РВСН поставили бы их в известность, что в десяти километрах от них в тайге находится «Тополь-М» на боевом дежурстве.
Окна цокольного этажа были закрыты глухими ставнями. Можно было укрепить их мешками с песком или грунтом, но Богданову ядерная война казалась детской страшилкой, и силы на это тратить было жалко.
Здесь же внизу находился и запасной бензиновый генератор, но его пока не включали. Хватало фонарей. Последним к ним забежал запыхавшийся Петрович. Сторож наступления Армагеддона не заметил, находясь в туалете, и очень удивлялся, куда все пропали, чем добавил ситуации комизма.
Так они переждали восемь часов, подбодряя себя сухпаем и красным вином из НЗ. Этого времени, рассудил Богданов, достаточно, чтоб и их, и наши ракетчики сделали свое черное дело. Больше взрывов не было.
Трижды Владимир выходил и замерял показания радиометра. В первый раз, через полчаса, фон был 15 микрорентген в час, и поскольку до этого замеров не делали, нельзя было сказать, вырос фон или нет. Да и старенький гражданский прибор «Белла» был не очень точен.
Перед вторым выходом Владимир услышал, как по металлочерепице, которую они всем миром настелили два года назад, звонко барабанит дождь. Отравленный? Или обычный? Он надел дождевик, сапоги и вышел на улицу. Счетчик показал 48 микрорентген в час снаружи, а на первом этаже — уже 32. Но даже это было меньше предельно допустимой нормы для жилых помещений.
Спустя четыре часа он повторил процедуру. 65 и 35 соответственно.
Ерунда. За один полет на самолете получаешь 200–300 мкР/ч, потому что на такой высоте атмосфера хуже экранирует от космической радиации. Чего уж говорить про рентгеноскопию.
Хотя радиоактивные осадки еще могли выпасть в течение суток-других, уже ясно было, что они находятся в зоне слабого радиоактивного заражения, и им можно пренебречь, если не собираешься жить вечно. Так что пора было приниматься за работу....

Черные тучи закрыли отблески зарева, поднимавшегося там, где когда-то находился областной центр. Вся мужская половина собралась в воспитательской. Теперь атмосфера в сообществе стала иной. Не подавленной, нет. Рабочей. Боевой. Меньше стало шуточек, подначиваний, обычных между друзьями. Исчезли пустые, ни к чему не обязывающие слова — говорили только по делу.
Принесли из медпункта трехлитровую бутыль чистого спирта. Пожалуй, они берегли ее не для повязок и компрессов, а для этого случая. Все налили себе по стопарику. Выпили, каждый думая о своем...
Пили за помин души тех, кто не успели закричать, прежде чем рассыпались пеплом. И многих, с кем они начинали, уже можно записать в безвозвратные потери.
Но и собравшиеся в зале многого стоили. Тут не было случайных людей. Костяк ячейки сформировался из однокашников и сослуживцев Богданова, остальные влились постепенно в процессе. Теперь, на пятом году существования ячейки, остались только проверенные кадры. Отсеялись те, кто впадал в одну из двух крайностей, которые стерегут выживальщика, как Сцилла и Харибда.
С одной стороны, ушли легкомысленные и ленивые, для которых сурвайверство было только шашлыками на природе и беседами о том, «что будет, если завтра…». Богданов называл таких «хоббитами» и понимал, что при реальной катастрофе они или разбегутся как тараканы по щелям, или повиснут на группе неподъемным грузом.
С другой стороны, на хрен не нужны были единоличники. Отбирая людей для «инициации», они вводили их в курс дела постепенно, не раскрывая деталей вроде местоположения Гнезда. И многих бывалых отвергли только потому, что вовремя заметили в них кулацкую жилку. Слишком себе на уме те были. Кто думает, что могут выжить без команды, пусть отдыхают — решил весь коллектив. Пусть строят персональные землянки в тайге и сидят там хоть до цыганской пасхи. Не нужны такие. Даже золотые руки и голова не перевешивают скрытой в человеке червоточины, которая проявится в самый неподходящий момент. Не хватало еще, чтобы такой «кореш» сбежал ночью, покидав в машину побольше общих продуктов....

— Вот, записал в радиоузле.
Он нажал кнопку. Запись была скверной, но позволяла разобрать сообщение, которое безымянный диктор зачитывал хриплым, совсем не левитановским голосом:
«…в 10.45 по московскому времени… США совершили нападение на нашу страну с применением обычных и ядерных боеприпасов… Уничтожению ядерным оружием подверглись более 1500 населенных пунктов…»
Он выключил магнитофон. В комнате повисла мертвая тишина.
— Дальше можно не слушать. Там список, почти все крупные города. Передают уже третий час на нескольких диапазонах от ДВ до верхнего КВ. А может, и раньше начали, только нам было не до этого. Похоже, сообразили, что будут помехи, и долбят всей мощностью, на всех передатчиках, какие есть.
— Откуда это? — спросил Артур, его помощник по магазинным делам. В оружии он разбирался как бог, поэтому при всех талантах никем иным, кроме начвора быть не мог.
— Какой-то «чрезвычайный комитет», — объяснил Богданов. — Не разобрал, слышно хреново. Вроде с Урала. Ну и название выбрали, чекисты, ёклмн. Не представляю, кто они и как данные собирали… Что думаете, товарищи?
Сидящие за столом переглянулись.
— К стенке бы их, — подал голос Дэн. — Герои, сука… Моральный дух подрывают. Передатчик мощный, шпарят, поди, на полстраны. Сколько людей петлю затянут или мозги себе вышибут.
— Да уж, — кивнул Богданов, подперев голову руками, — Но мы не такие, верно? Нам от этого мессиджа одна польза. Без него мы не смогли бы правильно оценить ситуацию.
— А что-нибудь кроме списка там есть? — спросил Макс, его замок и второй человек в ячейке, единственный из всех с боевым опытом.
— Обычная шняга про поведение в зонах заражения. Мол, если вы живете в пределах пятидесяти кэмэ от одного из этих городов, избегайте попадания осадков на кожу, обеззараживайте воду, не жрите продукты, на которые могла попасть радиоактивная пыль. А если ближе, то завернитесь в чистую простыню и ползите на кладбище. И прочие полезные вещи, которые мы и без них знаем. Под конец трогательный призыв не терять надежду. Вот ему мы последуем.
— И что будем делать?
— Снимать штаны и бегать, ёкарный бабай, — фыркнул Богданов. — Что тут думать? Брать почту, телеграф и телефон, пока дают. Все ведь в курсе, рядом с райцентром склад фирмы «Сибагропром». Той самой, которой пол-Алтая принадлежит. Если не будем хавальником щелкать, можем успеть раньше местных. А потом ищи ветра в поле. Про нас ни одна собака не знает. Как партизаны — укусим и отступим.
Все притихли, и в комнате опять повисла долгая тишина. Одно дело бить себя кулаком в грудь, мол, я такой герой, что круче меня только яйца, и совсем другое — идти на реальное дело, которое в прежней жизни классифицировалось по статье 162 УК — «разбой». Если группой лиц и с применением оружия — до десяти лет...

После брифинга группа направилась в оружейную комнату. Здесь, в капитальной пристройке, где раньше хранился спортинвентарь, теперь располагалась епархия Артура Малахова, который был привязан к своим железным питомцам не меньше, чем какие-нибудь Куклачев или Дуров к зверюшкам.
Тут на полках и стеллажах хранился в идеальном состоянии их арсенал: шесть одноствольных и три двуствольных охотничьих ружей, одиннадцать помповиков, пять полуавтоматических гладкоствольных ружей, шесть нарезных самозарядных карабинов. Плюс четырнадцать штук ИЖ-71, ослабленной версии пистолета Макарова под патрон 9×18 мм, разработанной для охранных структур.
На круг у них вышло сорок пять единиц зарегистрированного оружия, считая короткостволы, и шесть тысяч восемьсот патронов всех типов. Здесь же лежали целые горы несмертельных травматических пистолетов типа «Макарыча». Все они после небольшой расточки ствола превращались в боевые. Дрянь, конечно, но на обмен пойдет.
Для будущей торговли были закуплены запасы компонентов для снаряжения гладкоствольных патронов и прессы. Пока порох, пули и гильзы стоили копейки, но после крушения цивилизации те, кто владеет ими, станут монополистами.
На турбазе имелось даже четыре многозарядных спортивных арбалета. И хотя на близкой дистанции человека из них было убить — раз плюнуть, Богданов держал их лишь как экзотику. Ему слабо верилось, что настанут времена, когда огнестрельное оружие сменят луки, копья и самострелы.
Но не только это Клуб мог противопоставить врагам. Кроме легального, существовал еще и нелегальный склад. Кроме старшего, в секрет были посвящены только «замок» и оружейник. А для остальных стало сюрпризом, когда из замаскированного тайника, укрытого в густом березняке в ста метрах к югу от штаба, были извлечены восемнадцать «Макаровых», четыре «Стечкина», три старых, но надежных АК-74 с деревянным прикладом и РПК. Богданову было приятно наблюдать изумление на лицах подопечных, когда те увидели разложенные на столе скользкие и блестящие от смазки стволы.
Оружие пролежало в земле два года, но находилось в отличном состоянии, поскольку хранилось по всем правилам партизанской науки. Каждый год ему устраивался профилактический осмотр: стволы разбирали, перебирали, чистили и смазывали, и каждая единица поддерживалась в готовности на случай часа «Ч». Все стволы были пристреляны и подготовлены к бою.
Огромных трудов и немалых средств стоило Богданову собрать эту коллекцию. А уж про риск и говорить нечего… по новому уголовному кодексу он отправился бы за решетку по статье 222 УК не меньше, чем на семь лет. Но он ставил на кон только свои жизнь и свободу. Остальные ничего не знали.
Каждый экспонат имел богатую биографию. Изъятые одними бандитами у других, которые продали их третьим, у которых те забрали четвертые, стволы участвовали в бесконечном круговороте, и на некоторых витках оставляли за собой трупы.
Владимир не задумывался о том, какими путями это оружие стекалось в Новосибирск, через руки каких выродков прошло, в каких «делах» поучаствовало. Для него это были просто полезные инструменты.
Tags: book
Subscribe

  • танк «Tiger Ausf.B»

    Надеюсь, книжка все же выйдет на русском.

  • Rotem K2NO

    Благодаря oleggranovsky удалось приобщиться к прекрасному. andrej_kraft тебе будет интересно! Видео танка Rotem K2NO с…

  • Батальон Призрак

    От авторов: бойцы батальона «Призрак» держат линию фронта в Донбассе на одном из самых напряжённых участков – в районе п. Донецкий, где бои…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments