Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:
Доронин "Черный день"/"40 дней спустя"/"Утро новой эры".
В принципе неплохо так, читать можно.
Особенно доставляет трип студента по Сибири, стремительно замерзающей, как он выживал, как убил мародера и сам попал в плен (не раз).
Но больше всего мне нравятся моменты с выживальщиками.

Итак, город Н-ск, Западная Сибирь. Ядерная зима, температура в среднем -40.
В бомбоубежище несколько тысяч человек, наверху несколько постов наблюдателей.

...Павел схватил трубку армейского полевого телефона. Рядом на столике до сих пор пылился обычный домашний, и даже шнур был воткнут в розетку.
— Наблюдательный пункт, что у вас там? — голос дежурного на том конце провода был сонным и раздраженным. Давненько не объявляли тревогу, и «внизу» успели отвыкнуть.
— Это Ефремов. Замечены посторонние, подают световые сигналы ракетами. Похоже, хотят связаться с нами. Оповестите Сергея Борисовича.
— Ждите. Сейчас разбужу. Ух и злой он будет…
— Да быстрее, блин! — раздраженно бросил лейтенант. — Бегом беги, а то они тут, кажись, Новый Год отмечать собрались. Демаскируют нас на хрен.

Через четверть часа сам Демьянов «в силах тяжких» выдвинулся навстречу пришельцам.
Карабкаясь по лестнице запасного выхода вместе с отборными вояками, майор пытался постичь логику таинственных гостей. Те явно знали об Убежище, или, по крайней мере, о том, что здесь есть нечто большее, чем кучка уцелевших. Но вместо того чтобы организовать скрытное наблюдение, они раскрывали себя. Широкий жест, который вроде бы должен говорить о мирных намерениях. Или о том, что гости успели все разведать и высмотреть. А насчет намерений… кто знает? Время такое, что доверять можно только себе, да и то с оговорками.
К тому же пришельцы раскрывали не только себя. Своими фейерверком они показывали, что в районе остались не только замерзшие покойники, а это было крайне нежелательно. Академгородок выглядел покинутым, вокруг запросто могут бродить опасные вооруженные гады. Звездюлей за этот первомайский салют им надо дать, пришельцам, будь они хоть из Красного креста с полумесяцем.
А имелся ли другой способ связаться с Убежищем, не зная, где точно оно находится?
Как бы то ни было, риск был обоюдным. Пришельцы тоже подставили себя под удар, пытаясь привлечь внимание «подземных жителей». А значит, не меньше в них нуждаются. И об этом на переговорах следовало помнить.

Когда они были в десяти шагах от ступеней, навстречу выступила темная фигура. Автомат человека спокойно висел на ремне, лицо было закрыто капюшоном и тем, что майор поначалу принял за лыжные очки. Фонаря у встречающего не было, но проблем с ориентацией в пространстве, как и стрелки в окнах, он не испытывал. Что могло означать только одно — у гостей тоже имеются ПНВ, и возможно, военного образца.
Человек помахал рукой: следуйте, мол, за нами.
— Ступенька,- предупредил он, открывая железную дверь.
Надо же, внимательный какой.
Они оказались внутри, но зажечь фонарь Демьянову не позволил. В ярко освещенном круге возле баскетбольного кольца расположилось трое в зимнем камуфляже. Явно какие-то охотничьи костюмы, поди, еще и мембранные. Сам Демьянов был в простой «Горке», тяжелой и не дышащей.
В зале наверняка находились и другие, и майор кожей чувствовал, что на него направлены взгляды, а может и стволы.
...
Но вряд ли это засада — какой смысл? Им пока нечего делить, да и заложники разменной монетой не выглядели. На вид все мужики бывалые, лет по тридцать, в Убежище держались спокойно, хоть их и посадили под замок на всяких случай. Таких на убой не отправляют.
Бойцы Демьянова разглядывали незнакомцев с нескрываемым любопытством. Еще бы, это был первый встреченный людьми из Убежища организованный отряд. Не беженцы, не мародеры, не оборванная завшивленная толпа, а именно воины в опрятной форме, сытые и уверенные в себе. О чем обитатели подземного поселения могли думать, глядя на гостей? Что там, во внешнем мире, не только холод и смерть? Что есть хоть какая-то надежда и хоть какой-то порядок?
С порога окинув встречающую сторону цепким взглядом, Демьянов постарался определить главного. И интуитивно поставил на того, кто стоял посредине.
Типаж Дольфа Лундгрена — белобрысый, двухметровый, с тяжелым квадратным подбородком и проницательными голубыми глазами. Истинный ариец, бляха-муха. На первый взгляд лет тридцати с хвостиком, но, может, и постарше.
«Или это у всех теперь глаза такие, что выглядят на пять лет старше, чем в паспорте?»
— Владимир Богданов, — коротко представился тот самый, белобрысый первым протянув ладонь для приветствия. Явно лидер, к гадалке не ходи. Правда, остальные скорее его кореша, а не подчиненные. Хотя авторитет чувствуется, и большой.
Демьянов пожал протянутую руку и представился (не уточнив, что он в отставке). Рукопожатие было крепким, но формальным, как и должно быть. Чай, не друзья не разлей вода.
Руки у того были обмороженные, в свежих мозолях, что контрастировало с довольно-таки холеным лицом. Майор попробовал методом Шерлока Холмса определить, что за тип перед ним. Видно было сразу, что человек небедный. Но не хамло, которое из грязи в князи, и не накачанный стероидами буйвол. Понтов дешевых нет, что часто бывает у призеров-атлетов-медалистов. Почти наверняка был бизнесменом средней руки, а спортом занимался чисто для души. Мускулатура такая бывает, только когда тренируешься по программе и систематически, а не разок по выходным вместо боулинга. Борец или тяжелоатлет. Демьянов сам задохликом не был, но все же почувствовал укол зависти из-за своего провисшего брюха. Представил, как смотрится рядом с ним — чуть одутловатый мужик, выглядящий на весь полтинник, особенно после жизни ниже уровня земли. Лысеющий, с неаккуратной бородой в мятом камке поверх не очень свежей тельняшки. Он знал, что выглядит бесконечно усталым, хотя последнюю неделю не поднимал ничего тяжелее ручки.
По сравнению с ним гость смотрелся безукоризненно. Чисто выбритый, даже, мля, одеколоном благоухает, импортный камуфляж отутюжен и сидит как влитой. Таким же подобранным и подогнанным выглядело и остальное снаряжение. Почему-то чувствовалось, что не с чужого плеча снял и не из магазина утащил. Все его, личное. Вычищенные ботинки дополняли образ.
— Начнем, что ли. Вопрос номер «раз», — открыл переговоры Демьянов. — Как вы нас нашли, товарищи?
— Без обид, но вы особо не прятались, — объяснил гость. — Даже канал не меняли, на одной частоте базарили. 27 августа были проездом в ваших краях, вот и услышали позывные. Случайно. Слушали полчаса, и за это время вы раз десять назвали координаты этого вашего убежища. Неосторожно.
Демьянов нахмурился — не любил, когда указывали на его ошибки — но себя сдержал. Нечего сейчас характер показывать. В конце концов, это правда. Прокололись, перед всем районом себя засветили. Слава богу, никто другой, позубастее, не услышал и не заглянул на огонек.
— Допустим, — кивнул майор, подперев подбородок кулаком, — Было дело. Дураки были, думали, вот-вот это кончится, и будет как раньше. А все люди вокруг, мол, только бедные и несчастные погорельцы, которые нашей помощи ждут. Что могут быть и такие, кто нас в расход ради продуктов пустит, как-то не верилось. Никто нас к такому не готовил.
— Понимаю. Такое даже в академии генштаба не изучают. Мы тоже несколько раз чуть не попали, хоть и готовились специально.
Майор с трудом сдержался, чтобы не переспросить. Он не ослышался? «Готовились». Да кто ж они такие, если могли готовиться к этому? Нет, точно не армия. Видно и по речи, и по манере держаться. Но и не банда имени батьки Махно. Так кто же тогда?
Здравый смысл подсказывал Демьянову, что перед ним больше, чем просто компашка горожан среднего достатка, объединившихся для продления своих дней. В подборе экипировки, тактике и поведении, во всем виделась система.
— С этим ясно, — согласился он. — Не против, если я задам вопрос номер два? Вы-то о нас уже много знаете. А вот кто вы?
— Сурвайверы.
— Сурв… что? Это по-французски? — Демьянов нахмурился, ему не нравилось чувствовать себя идиотом.
— Если по-простому, то выживальщики.
Ни хрена себе «по-простому»!
— Понятно, — кивнул майор, хотя ни черта ему понятно не было. — Кружок вышивания, стало быть. Да мы все теперь в некотором роде выживальщики. Раньше-то кем были? На армию не похожи.
— Армии нет. Раскатали в блин.
— Быть не может, — не поверил Демьянов.
— Мы были в Пашино. Там ракетная часть.
— Так она ж заброшена.
— Рядом действующая. Была. Уничтожена с многократным перекрытием. Термобарические бомбы. Видели уничтоженные военную технику и машины. И гражданскую тоже. Наверное, ошибочка вышла. Видели беспилотники. Похоже, наши друзья не жалели даже ракетой по одиночному грузовику пулять. Чтоб с многократным перекрытием.
— Ясно. Ну и кто вы?
— Назовем так, народная милиция.
— Менты, что ли? — Сергей Борисович приподнял брови. — Да ну, не скажешь.
Для майора эти два слова, поставленные рядом, звучали как «горячий снег».
— То есть народное ополчение, — без вызова в голосе пояснил Владимир.
Фраза запутала Демьянова окончательно; на ум пришли Минин с Пожарским, Отечественная война 1812 года и Битва за Москву. Партизаны, епть.
— Ну, хорошо, — вернул Сергей Борисович разговор в понятное ему русло. — Допустим. Вы выжили и вот вы тут. Чего хотите-то?
— Дружбы, — коротко ответил гость.
— Но почему именно от нас? — настаивал Демьянов.
— Сергей Борисыч, может, хватит кота за яйца тянуть? — рубанул воздух рукой Владимир. — Неужели не ясно?
— Без обид, голова сегодня плохо соображает загадки отгадывать.
Несколько секунд гость сверлил майора испытующим взглядом, а потом сдался.
— Сами подумайте. Вокруг не так много народу, половина озверела настолько, что шмаляет по всему, что движется, а другая половина прячется так, что хрен найдешь. Я уж не говорю про людоедов… А по вам видно, что нормальные люди. Вместо того чтоб запереться и повыгонять дармоедов, развернули эту идиотскую спасоперацию. Благородно, конечно, но глупо. Идеалисты, выходит. Это здорово. Потому что тошнит от практичных уродов с их вечным: «Умри ты сегодня, а я завтра». Дерьмократы, что ж вы, суки с нами сделали… Случись эта хрень при Сталине, Серегей Борисыч, — он доверительно посмотрел ему в глаза, — мы бы пережили ее. Не впервой. Поднатужились бы, потеряли две трети населения, но выжили бы как нация. А сейчас каждая вошь думает только о себе, вот и дохнем поодиночке.
Тут Богданов оборвал себя сам.
— Пардон, Остапа понесло. Комплекс вины гложет. Сами живы потому, что захапали продукты целого района. Отгородились от всех и жрем их, пока наши соседи едят друг друга, в прямом смысле.
— Везде так, — согласился Демьянов. — Ну а мы вам зачем? У нас в Убежище проблем хватает.
Это был завуалированный вопрос: «А зачем нам вы?».
— Мы свои и не навязываем, — Богданов, похоже, хорошо понял, — Никому на шею садиться не будем. Еда у нас своя, да и где жить есть. Я говорю о партнерстве, а не «сами мы не местные, пустите обогреться».
— Вот это лучше. Сколько у тебя людей, Володя? Можно на «ты», ничего?
— Идет, — согласился Владимир. — Взвода полтора будет, если брать взрослых мужчин, хотя у нас и бабы за себя постоять могут, оружием все владеют. Еще пригрели срочников нескольких… интересные вещи, кстати, рассказывают. Ну и баб из деревни, чтоб не было недокомплекта. Живем большой дружной шведской семьей, ха-ха. А у вас сколько под ружьем?
— К батальону подходит.
Он заметил удивление на лице Богданова. Видимо, тот не ожидал. Майор выдавал информацию дозировано, не уточнив, что из этого батальона два трети едва знают, как держать автомат, да и остальные боевого опыта не имеют. Одна численность, если они пришли не с миром, им ничего не даст, зато может стимулировать на дальнейший обмен информацией.
— Выживальщики, значит… — повторил майор. — Ладно, без бутылки тут не разобраться. Ну, проходите, гости дорогие. Милости просим, коли не шутите. Перетрем в более комфортных условиях. Только сразу говорю, у нас холодновато. И грязно, не без этого.


Про мембрану и -40 это конечно ха-ха, ну ладно.
Книга в целом читабельная.
Tags: book
Subscribe

  • Дюма

    Подумалось тут... Почти все мои сверстники читали в отрочестве Дюма, Мушкетеры или Узника замка Иф. Даже нечто вроде культурного кода опознавания в…

  • Вьетнам

    Лис продолжает перевод Джон Страйкер Мейер. " По ту сторону забора". Глава небольшая, но настолько энергичная по накалу событий, что я несколько…

  • Испания

    По Гражданской войне в Испании 1939 года есть какая-нибудь приличная науч.популярная литература?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Дюма

    Подумалось тут... Почти все мои сверстники читали в отрочестве Дюма, Мушкетеры или Узника замка Иф. Даже нечто вроде культурного кода опознавания в…

  • Вьетнам

    Лис продолжает перевод Джон Страйкер Мейер. " По ту сторону забора". Глава небольшая, но настолько энергичная по накалу событий, что я несколько…

  • Испания

    По Гражданской войне в Испании 1939 года есть какая-нибудь приличная науч.популярная литература?