Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

Стрелковое

Оригинал взят у arkandinops в Стрелковое


Хочу предоставить вашему вниманию пост ветерана иракской войны по имени Пол.

Он получил ранение в одном из боев, остался инвалидом и, тем не менее, нашел в себе силы чтобы жить, заниматься стрельбой. Итак ...

Уроки выученные в бою

Прошу отметить, что целью данной статьи не является «возложить вину»  за мое ранение на Корпус Морской пехоты или поныть о своем нынешнем положении. Нет, я хочу вместо этого положительно повлиять на тех кто пострадал на службе зарубежом (военные или сотрудники частных военных компаний) или дома (офицеры правоохранительных органов и гражданские «волкодавы»).



Я раненый боец. Я служил стрелком Морской пехоты во время вторжения в Ирак в 2003 году, т.е. 7 лет тому назад (статья написана в 2010 году (прим.перев.)) и получил несколько ранений во время боя 12 апреля 2003 года в городе Аль Тармия, в маленьком предместье к северо-западу от Багдада.

Примерно год назад я снова занялся стрельбой и несколько месяцев назад я прошел курс ombative Carbine 1 компании Trident Concepts под руководством инструктора Джеффа Гонзалеса. До прохождения этого курса я думал, что уже достаточно компетентен и профессионален в обращении с карабином, но я ошибался. После прохождения трехдневного курса я могу сказать с полной уверенностью, что будь у меня возможность пройти курс по карабину от Trident Concepts, EAG Tactical, Gunsite, или MagPul Dynamics (или любой другой похожий курс от квалифицированного инструктора) до моей командировки на войну в 2003-м, и возможность выучить и применить на практике все те вещи которые даются на данных курсах, я НЕ БЫЛ бы ранен в той ситуации которая произошла в то воскресное утро в Ираке.

Я не хочу сказать, что я не был бы ранен или убит позже во время моей командировки или в следующей, но я не был бы ранен именно в тот день и не был бы наполовину парализован до конца своей жизни, что означает, что я имел бы возможность продолжать сражаться с врагом, по-крайней мере, значительно дольше … возможно даже до сегодняшнего дня. Просьба читателям состоящим на военной службе и сотрудникам правоохранительных органов, которые планируют быть в таких местах в будущем немного задуматься об этом.

Причина моей веры в это очень проста, в день моего участия в бою в котором я был ранен я сделал несколько критических ошибок, которые и привели к результатам отличным от тех, которые могли бы быть если бы я имел правильно натренированные навыки или хотя бы имел правильные навыки владения своим оружием. Я отдаю себе отчет в том, что тренировки, тактика и процедуры (TTPs) и стандартные процедуры владения оружием (Standard Operating Procedures (SOPs)) очень сильно изменились за последующие 7 лет с момента моего ранения, но я гарантирую вам, что они еще очень сильно нуждаются в улучшении. Есть несколько вещей которые действительно могут быть выучены только в реальном боестолкновении, но по моему мнению и с точки зрения моего опыта существует множество хороших тренингов с оружием доступных в частном секторе, которые могут быть стандартом, но которые до сих пор не включены в тренировочный процесс подразделений. Я верю, что это спасет жизни и предотвратит ранение и смерть множества мужчин и женщин. Как бы то ни было, если данные навыки получены, они должны быть подвергнуты рутинным тренировкам, так как стрельба из огнестрельного оружия это определенно один из тех навыков которые должны постоянно поддерживаться.


Ниже я постараюсь подытожить события которые привели меня к ранению в тот день и к состоянию сейчас. Это не официальный анализ (AAR) данного боя в котором участвовало мое подразделение, скорее небольшой взгляд на несколько моментов боя в которых участвовал лично я.

12 апреля 2003 года мое подразделение попало в хорошо организованную засаду в иракском городе Аль Тармия. Мое подразделение, около 55 морских пехотинцев, вело бой с более чем 150-ю федаинами, что я узнал спустя несколько месяцев. Также, намного позже я узнал, что враг потерял около 100 человек убитыми. Нам повезло и у нас не было убитых (KIAs), но много раненых (WIAs), преимущественно из-за осколков от РПГ и ручных гранат ну и такие ранения как у меня. После подобных столкновений противник сделал выводы и предпочел не встречаться лицом к лицу с Американскими войсками и получать потери. Очень скоро повстанцы начали использовать партизанскую тактику, такую как устройство засад и установку СВУ на дорогах, чтобы увеличить потери с нашей стороны без губительных боестолкновений лоб-в-лоб.

Мы были обстреляны противником из РПГ и стрелкового оружия с севера и юга, во время высадки из наших Амфибийных Штурмовых Машин (AAVs) для обеспечения безопасности во время прохождения т-образного перекрестка. Очень скоро мое подразделение рассредоточилось и  постаралось выйти из зоны обстрела, стараясь ударить по противнику в обоих направлениях. Противник не ожидал от нас такой агрессии. Но мы были Морскими пехотинцами и им пришлось утереться. Дополнительно мы были разъярены тем, что все танки Абрамс и вертолеты Кобра , которые всегда шли впереди нашей колонны во время марша на Багдад (по очевидным причинам),  «крали»  нашего противника с момента прохождения границы несколькими неделями ранее, так что мы очень надеялись на то, что несколько плохих парней смогут добраться до нас и вступить с нами в бой.

Через полтора часа боя я находился во дворе двухэтажного дома. От пяти до восьми бойцов противника убежали из дома после выстрела нашего гранатометчика из SMAW по ним. Пятеро из них укрылись в глиняном здании на заднем дворе, которое выполняло роль импровизированного бункера, в то время как остальные расположились снаружи. Когда я вошел на задний двор, моим наскоро составленным планом было стремление найти что-либо из укрытия чтобы добраться до бункера или забраться в здание и обстрелять дверь либо окно.  Я знал, что я нуждаюсь в укрытии для того, чтобы убить нескольких ублюдков из относительно безопасного места.

Огибая угол здания и входя на задний двор я сразу же поймал в прицел противника в 20 ярдах от меня примерно на 11 часов, крадущегося с АК-47 от бункера. Я понял, что он задумал сделать примерно тоже что и я, достигнуть лучшей позиции и убить противника.

Я немедленно прекратил движение и начал целиться в него. Я выстрелил в него около 15 раз, большинство пуль попало в цель. Каждый раз я считал попадания по разлетающимся брызгам вокруг. Я был накачан адреналином по самые уши, именно поэтому я всадил в него столько пуль. Я никогда не целился во врага с такого близкого расстояния, потому это был первый раз когда я видел как мои пули попадают в тело противника. Это было достаточно шокирующе для моей психики и я не знал что делать кроме как выпускать в него пулю за пулей. Единственной причиной по которой я прекратил огонь по нему было то, что другой боец высунулся наполовину из дверей бункера примерно на 1 час и начал вести огонь по мне. Я перевел огонь на него. Выстрелив 5-7 раз по нему я обнаружил затвор в заднем положении, что сигнализировало о том, что магазин пуст. Я отметил 1 попадание в его тело хотя я и не имел никакого понятия куда именно. Он упал за дверь бункера за пределами моего прицела.

Я решил, что я вывел его из боя либо убив его, либо сильно ранив. Как бы то ни было, именно эта моя уверенность была моей глубочайшей ошибкой.

Т.к. моя М16А2 была разряжена я нуждался в перезарядке, я переместился на 10 футов вправо. Я знал, что я не нахожусь за укрытием, но я думал, что если любой другой выйдет из дверей бункера он не будет иметь возможности видеть меня. Поэтому я решил быстро перезарядить свою винтовку и вернуться в бой, правильно? Неправильно.

Корпус Морской пехоты показал мне в тренировочном лагере как перезаряжать мою М16 на огневом рубеже, но мы никогда не изучали скоростную перезарядку и тактическую перезарядку. Было лишь одно исключение в тренировочном упражнении до командировки когда Британский Королевский морской пехотинец, который был частью команды которая проходила с нами слаживание, продемонстрировал как быстро перезаряжать наши винтовки и бросать пустые магазины в накладные карманы на брюках, вместо того, чтобы терять время и пытаться заткнуть пустой магазин в наши тугие стандартные подсумки. Нужно ли говорить о том, что вы не хотели бы вставлять пустой магазин в тот же подсумок из которого взяли полный магазин? Но мы никогда после этого не возвращались к этой технике и не тренировали ее, поэтому мое тело не запомнило эту технику на уровне рефлекса. Мы никогда не тренировали никаких техник перезарядки, это было нечто что ты якобы знаешь как делать; когда твое оружие разряжено ты просто вставляешь в него новый магазин. Это кажется простым, но я обнаружил, что это оказывается очень сложным … особенно в условиях стресса.

Итак, что я делал когда пришло время перезарядить мою М16 в тот день? Я нажал на кнопку сброса магазина, высунул пустой магазин и вставил его в один из подсумков. Это забрало у меня пару лишних секунд, особенно учитывая, что я вставлял его в один из достаточно тугих подсумков, тем более что там уже был один магазин. Полный магазин в подсумке был расположен патронами вверх, потому что из него выпадали патроны когда я располагал его патронами вниз. Я полагаю это было из-за того, что губки магазина были изношены, но я не знал ничего из того, что отличает плохой магазин от хорошего и особенно не знал, что магазины это расходный материал. После того как я достал полный магазин я вставил его в приемник винтовки и затем, после по-крайней мере 8 секунд, нажал кнопку затворной задержки и дослал патрон в патронник.

Также, я смотрел на мое оружие и снаряжение во время перезарядки. Итак, когда я окончательно перезарядился и обернулся в направлении бункера, который находился в 20 ярдах от меня, боец, похожий на того которого как я думал я только что застрелил и уложил, сейчас стоял на 11-ти часах, на углу бункера и целился в меня из своего АК-47.

В то время когда я производил свою медленную и трагичную перезарядку, иракец поднялся на ноги и вышел из-за дверного проема бункера с целью найти того американского засранца, который только что замочил его товарища и подстрелил его самого. Когда он не нашел меня на прежнем месте, он начал красться вдоль стены бункера пока не поймал меня на мушку, стоящего на месте и производящего перезарядку, к тому же еще смотрящего на свое оружие и снаряжение. Я практически разрешил … нет, я пригласил этого ублюдка наделать во мне дырок.

Нужно еще упомянуть, что худшим было и то, что я стоял в классической боковой стойке для винтовки на стрельбище, подставив незащищенный левый бок противнику. В то время Корпус Морской пехоты никогда не учил стоять фронтально к противнику и получать все преимущества наших бронежилетов с плитами SAPI. Я знал только одну стрелковую стойку которой меня научил наш инструктор в тренировочном лагере и которая конечно же подходит для квалификации на стрельбище во время ружейного тренинга, но не подходит для использования в бою когда на тебе одет бронежилет для защиты твоих внутренних органов и спинного мозга. Следует добавить, что я был «дважды награжденный» Стрелок-эксперт, что означает «охрененен» в бою.

Ко всему прочему моя винтовка была направлена вниз, вместо того, чтобы быть направленной в сторону «рабочего пространства» все то время когда я перезаряжался. Итак, к тому времени когда я загнал в патронник патрон, я был вынужден поднимать свою винтовку вверх с целью поймать врага на прицел вместо того, чтобы удерживать винтовку в готовом положении в направлении противника и быть готовым стрелять сразу же после перезарядки.

Итак, когда я наконец-то оглянулся и увидел направленный на меня АК-47, я начал поднимать свою винтовку с целью успеть выстрелить в него. Но было уже поздно. Последнее что я видел это яркая вспышка на пламегасителе АК47  когда он выпускал в меня очередь 7,62 пуль. Одна из этих пуль попала мне под левую подмышку, в незащищенную плитами область и прошла через мое тело. Разорвав мою селезенку (которую пришлось удалить), пробив мое левое легкое, повредив желудок, левую почку и проделав дыру в моих позвонках пуля задела спинной мозг, в результате парализовав мои нижние конечности.

Цель этого рассказа в том, что мышечная память приобретенная в результате неоднократного повторения может улучшить вашу тактику и технику в разы. Но это работает в обоих направлениях, имейте это в виду, например, если вы нарабатываете такие сценарии во время тренировок расслабленно, вы можете быть уверены, что в бою эти сценарии вы будете выполнять таким же образом.

Вкратце изложу ошибки сделанные мной во время боя которые, я уверен, и привели меня к ранению и инвалидности:

  • Уверенность в том, что я убил плохого парня одним выстрелом в торс
  • Медленная перезарядка
  • Сохранение моего пустого магазина в интенсивной перестрелке
  • Укладка пустого магазина к полным
  • Взгляд на свое оружие во время перезарядки вместо того, чтобы наблюдать за полем боя
  • Удержание винтовки стволом вниз во время перезарядки
  • Стойка с открытым боком и неполучение преимуществ от своего бронежилета

Если вы состоите на действительной службе в армии, офицер правоохранительных органов, сотрудник ЧВК или даже гражданский волкодав, я верю, что вам нужно пройти несколько продвинутых тренингов вне своего подразделения или департамента. Все что я выучил во время 1 дня курса ombative Carbine 1 компании Trident Concepts очень сильно помогло бы мне избежать ранения, которое забрало мои силы … я говорю это с полной уверенностью.

Если вы решили пройти курс по обращению с оружием, делайте заметки и зарисовки, чтобы вернувшись в подразделение или департамент распространить свои знания среди своих товарищей по оружию.  Если вы командир, вы должны увериться в том, что ваши молодые морпехи или солдаты могут произвести быструю перезарядку, знать когда и где не сохранять, как и когда производить тактическую перезарядку и т.п.. Тренируйте эти вещи до тех пор пока они не станут неотъемлемой частью вас и вашими естественными движениями, частью старой доброй мышечной памяти.

Когда вы пройдете курсы в квалифицированных компаниях наподобие той, о которой я упоминал ранее, этим вещам вас научат и они научат вас им со смыслом. Эти тактические и технические процедуры проводятся таким образом для того, чтобы предотвратить смерть или такие ранения как мои. Примите во внимание и выучите на занятиях то, что не придется учить посреди перестрелки как делал я.

Ну и, чтобы вы знали, тот кто подстрелил меня, вместе со всеми его федаиновыми друзьями внутри бункера, был уничтожен большим кол-вом 5,56, 40мм подствольными гранатами и просто гранатами ну и одним выстрелом из РПГ который они готовили для нас.


Semper Fidelis!!

-
Пол.









Перевод: Степаненко Денис aka Arkan

Статья с форума http://www.m4carbine.net


Tags: guns, pear, training
Subscribe

  • Картинко

  • Шуточки

  • Картинка

    С одной стороны - жирное троло-ло и "раздаются ехидные звуки на немецком". А с другой, кто мне скажет, что тут нехорошего?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Картинко

  • Шуточки

  • Картинка

    С одной стороны - жирное троло-ло и "раздаются ехидные звуки на немецком". А с другой, кто мне скажет, что тут нехорошего?