Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

Очень сильно

Правда о том, что значит быть героем

Карл Марлантес о том, что делает людей героями – в их собственных сердцах и в глазах остальных. В 1968 году, в возрасте 23-х лет, Карл Малантес попал во Вьетнам в звании второго лейтенанта, под началом которого находилось 40 морских пехотинцев. Этот опыт он позже описал в своем романе “Маттерхорн”. В этом фрагменте из своих мемуаров “Что значит пойти на войну” он размышляет над мотивами и трансцендентными аспектами героизма.

Мы вышли из джунглей на открытое пространство под бункерами и были немедленно обстреляны с незакрепленных пулеметных точек.

Все залегли за бревнами или укрылись в ямах. Атака замерла, не считая одного парня по имени Ниеми, который, когда мы попали под интенсивный обстрел, рванул вперед и растворился в дымке где-то перед нами. Мы подумали, что он упал и убит. Вообще-то я не знаю, как долго мы лежали там, стираемые в порошок, открытые как на ладони. Я знал, что ракеты и минометные снаряды врага настигнут нас в считанные минуты.

Казалось, будто я отделился от своего тела. Я помню, как изучал всю сцену откуда-то сверху. Я видел дым напалма, бесполезно горящего на соседней возвышенности. Пулеметы пришпилили нас к земле хорошо спланированным многослойным огнем. Северо-вьетнамская армия состояла из профи. Мы были вытянуты неровной линией, прячась за поваленными деревьями и в воронках от снарядов – даже я, крошечный и ничтожный, съежившийся вместе с остальными там внизу.

Я отчетливо помню, как мне в голову пришли слова инструктора из базовой школы - чрезвычайно колоритного и популярного рыжеволосого майора, который преподавал тактику - когда он рассказывал нашей группе о том, что именно командиром взвода заслужил славу. Паря сверху над этим хаосом, я знал, что это время пришло. Если я не встану и не поведу за собой людей, нас сотрут с лица земли.

Я вернулся в свое тело героем-взводным, оставив остальную часть повседневного себя где-то там в облаках. Именно в этот момент я стал кричать раненому пулеметчику, чтоб он подполз к моему бревну и начал пулеметный поединок, который отвлечет команду пулеметчиков на одном из перекрывающих участков. Затем я скомандовал одному из солдат с М-79 подтянуться ближе и открыть огонь по смотровой щели на близлежащем бункере, который тоже давал нам прикурить, находясь прямо над нами на возвышенности. А потом я встал.

...

Я просто кинулся вверх по крутому холму, петляя зигзагами к бункеру, сам по себе, надеясь, что парень с М-79 не подстрелит меня сзади. Тяжело вилять зигзагами, взбегая вверх по холму, под грузом обмундирования и гранат. Каждая частица моего сознания была сосредоточена на двух вещах – бункере надо мной и том, смогу ли я зигзагами добежать наверх со всем своим грузом. Еще один четырехсотметровый спринт со смертью. Отчаянный, длинный выходной. Момент вне времени.

Я бежал по длинной дуге, надеясь попасть в щель между пулеметным бункером и другим, к которому я направлялся, и уйти от снарядов М-79, которые сейчас разрывались у смотровой щели, и, как я наделся, ослепляли тех, кто сидел внутри. Двигаясь по дуге, я повернулся боком к холму и периферийным зрением заметил какое-то движение. Я залег и, развернувшись и перекатившись, принял позицию для стрельбы. Это был пехотинец! Он был метров на 15 ниже меня, - двигаясь зигзагообразно, падал, поднимался и снова бежал. Позади него, извиваясь вверх по холму, за мной двигалась длинная рваная линия морских пехотинцев. За линией виднелись пятна скрюченных тел, лежащих там, где пали бойцы.

Они все пошли за мной. По правде, я оставался в одиночестве всего несколько секунд. Мы взяли бункер.

Остальное тут http://navoine.ru/hero-truth.html
Tags: vietnam
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments