Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Знакомтесь, наши герои

Майкл Плесснер, 34 года, сержант, командир патруля. Коллеги зовут его просто Плесс. Рост 194 см, вес 98 кг. Плесс 12 лет служит в корпусе, имеет подготовку снайпера. Стал легендой после того как поразил одну цель в Багдаде на сверхдальней дистанции. Является одним из инструкторов корпуса по крав-мага.

Товарищи по патрулю для него братья и равны семье, семье которой у него никогда не было.

Тарок, радист. Почти двухметрового роста, 32-летний сын фермера легко прошел через курс отбора и получил свое прозвище в честь легендарных датских лошадей. Один из немногих егерей в корпусе, кто курит. Очень много внимания уделяет физической подготовке. Его обаяние и впечатляющее телосложение имеют почти магическое воздействие на женщин, который роятся вокруг него в барах Аалборга.

Ханс, "поинтмен" и разведчик патруля. Маленький жилистый мужчина, 33 года. Егеря уважают его за высокий самоконтроль и холодную голову в любой ситуации, поэтому он привносит особую атмосферу спокойствия в патруль. В свободное время увлекается бейс-джампом. Женат, имеет сына.

Андреас, снайпер. Бывший спортсмен-байдарочник, участвовал в Олимпийских играх в Афинах. Стал егерем только в прошлом году, исполнив свою мечту детства. В возрасте 25 лет он самый молодой в патруле и самый неопытный.

Кристиан, сапер. Кличка "Мулле". 32 года, носит бороду, которая скрывает шрамы на челюсти и шее. Руки и туловище покрыты темными татуировками на тему скандинавской мифологии. В молодости был талантливым боксером-тяжеловесом, много дрался за границей и дома, и не только на ринге. Жесткий, энергичный и бескомпромиссный. Истинный воин.

Марк, кличка "Балу". 38 лет, медик и авианаводчик. Бывший чемпион Дании по вольной борьбе. Он и Плесс лучший друзья, они вместе прошли курс отбора. Жена Балу беременна.


Все, кроме Андреаса, стоявшего на страже, собрались вокруг сержанта.

"Хорошая новость парни, новая депеша из Баграма говорит нам, что наши зубы скоро сомкнуться. Завтра к вечеру погода испортится... По данным разведки Аззам вернется в деревню. При нем будет 8-10 телохранителей и порядка 40-50 рядовых моджахедов. Скорее всего, он хочет встретиться с советом старейшин деревни, затем двинется дальше, в Хост, для осуществления атак шахидов-смертников. Наша цель - Аззам.

Плесс взял карту и спутниковые фотографии долины и разложил их на земле.

"Есть масса неточностей, но план выглядит следующим образом. Когда стемнеет, мы оставим НП и пройдем по гребню до этого ущелья" - Плесснер показал на карте другим.

"Дальше мы спускаемся в долины и находим укрытие для всего дня. Возможно, мы сможем укрыться в этих густых кустах. Всего несколько сотен метров до деревни. Помните про мальчишку на холме. Он похоже наблюдательный и чуткий дъяволенок! Это относится к тебе, Ханс, так как ты поинтмен".

Ханс кивнул.

"Когда будет визуальный контакт с "Армией Теней", мы  должны будем идентифицировать Аззама. Это будет трудно в темноте. Для это в деревню зайдут два человека - я и Мулле. Разумно предположить, что Аззам встретится со советом в их доме, то есть БРАВО-7. Так что будем следить за ним. Если Аззам будет опознан, то будем брать его как только он покинет деревню. Если не увидим его, то устроим засаду на пути в Пакистан и возьмем их всех. Мы предполагаем, что Аззам будет в этой группе, которая там пойдет."

"Где это будет?" - спросил Балу.

"Я предполагаю, что здесь" - сказал Плесснер и показал точку на карте к югу от деревни, практически на границе с Пакистаном.

"Мы считаем, что Аззам вернется в Пакистан так же как и пришел. Этот путь мы назвали ЮГ. Тут мало других вариантов. Ханс изучал карту и считает, что эта точка лучше всего подходит  для засады. Условное название - НОЖ. Здесь кругом ущелье и крутые горы, так что двигаться можно только вперед или назад."

Плесснер стал показывать на карте позиции других подразделение коммандос, в нескольких километрах от их собственных.

"ВИКИНГ-2 уже на позиции, ВИКИНГ-3 в пути. Сегодня они будут двигаться к позициям по краям НОЖа и заблокируют все пути отступления, так что мы захлопнем ловушку. Когда это произойдет, Тарок вызовет по рации группу поддержки. Они будут здесь в течении часа."

"Ганшип?" - спросил Ханс.

"К сожалению нет, плохая погода. Но МН-47 сможет пролететь, так что мы можем рассчитывать на группу поддержки из 75-го полка рейнджеров. Как я уже сказал, есть несколько факторов неопределенности, поэтому нам придется импровизировать. Вопросы?"

"Нормальный план, но если мы опознаем Аззама в деревне, то почему бы не взять его прямо там?"- спросил Мулле.

"Это слишком опасно. Как я уже сказал у него от 50 до 60 охранников и боевиков, которые будут защищать его до последнего вздоха. Мы также не знаем ничего о жителях деревни, поэтому должны исходить из худшего - что они тоже враждебны. Это увеличивает группу противника до 80 мужчин. Они быстро поджарят нас. Вы своими глазами видели, что деревня кишит женщинами и детьми. Все эти факторы делают прямое действие в деревне наихудшим сценарием.

"Принято" - кивнул Мулле.

Плесс посмотрел на остальных егерей, которые кивнули в знак согласия.

"Хорошо, я буду согласовывать с ВИКИНГами наш план, а затем Тарок отошлет информацию в Баграм, чтобы они были в курсе."

Егери начали собираться.

Плесс вышел на связь с ВИКИНГами, пока Тарок готовил доклад.

Подготовка Мулле была обычной - она состояла из 100 отжиманий, 100 приседаний и замены старых носков на свежие.

Балу разобрал и почистил свою С8, а затем начал обедать полевым пайком.

Андреас был заменен на посту и теперь чистил свою НК417, установив прибор ночного видения NSV-80 перед оптическим прицелом Schmidt & Bender.

Ханс запланировал путь с горы, используя спутниковые снимки и вводя координаты в ГПС. Затем он прошелся по плану маршрута с остальными.

Если бы патруль попал бы в засаду или встрял бы в перестрелку, правилом номер один было бы держаться вместе. Если остаться одному, без товарищей, и бежать только с носимым НАЗом, то шансы на выживание будут невелики. Но они будут равны нулю, если попасть в плен к "Армии Теней"...

Поэтому Ханс очень серьезно отнесся к своему делу, прогнав всех егерей по маршрутам отхода, радиопроцедурам и сигналам бедствия. Самое главное было чтобы все запомнили маршрут отступления до ближайшей американской базы, в 45 км к северо-западу.

Как только Ханс убедился, что никто ни в чем не путается, он устало прислонился спиной к скале и начал все тщательно заносить в журнал.

Во второй половине дня солнце скрылось за горами на западе и патрульные наслаждались тенью. Свежий ветерок дул с юга.

Плесснер замотал на шее шемаг, поменял носки, почистил очки ночного видения (ПНВ) и начал ужин, состоявший из пасты в соусе.

Никто ничего не говорил, и Плесс чувствовал изменения в окружающей атмосфере - она стала наполняться напряжением. Обычные шуточки сменились звуками техники и проверок оружия.

Почти стемнело, когда Плесснер заметил, что Балу вытащил фотографию своего новорожденного сына и смотрит на нее.

Когда группа поднималась на борт самолета в Баграме, Балу спросил Плесснера будет ли тот крестным отцом его малыша, когда их турне в Афганистан закончится. Плесснер ответил, что гордится этой честью от своего лучшего друга.

Совсем стемнело и операция "Черный коготь" входила в решающую фазу.

Патруль покинул НП и начал восхождение к гребню горы. Ханс как обычно шел впереди.

Им потребовался час, чтобы достигнуть вершины.

Плесснер вздохнул, чувствуя эффект туннельного зрения из-за истощения. Он чувствовал себя так, как-будто только закончил ежегодный физтест Корпуса на пригодность.

Лежа на спине, Плесс чувствовал вкус крови во рту. Балу всегда говорил ему, что это связано с разрывом микроскопических кровеносных сосудов в легких. Но он только и чувствовал, что его легкие вот-вот взорвутся.

Патруль отдыхал в течении нескольких минут, а затем продолжил свой маршрут за Хансом с другой стороны хребта, так чтобы их не было видно из деревни.

Через 400-500 метров они достигли ущелья, что вело их вниз в долину. Ханс кинул рюкзак за валуном и молча сполз вниз, наблюдая за прилегающей местностью. Если верить карте, "банановидной" формы овраг пересекал склон и был лучшим вариантом.

Спустя пару минут Ханс надел рюкзак и начал 300-метровый спуск вместе с патрулем за ним.

Немного удачи и мы будем на месте через час, подумал Плесснер. Он осторожно поставил ногу на валун, размером с футбольный мяч. Последнее чего сейчас нужно - это вызывать небольшую лавину, которая обнаружит их. Плесс едва только успел додумать эту мысль, как валун выскочил из под ног. Ханс и Мулле мгновенно прижались к скале. Валун полетел вниз на дно ущелья с глухим звуком удара.

Твою мать! До деревни 200-300 метров и самое время скомпрометировать себя своей неуклюжестью.

Пот на лице был такой сильный, что линзы ПНВ начали потеть, так что он поднял его вверх. Луна была почти полной. От Ханса и Мулле шли четкие ясные тени на скалу в серебристом свете.

Плохо. Не слишком идеальное начало охоты на Аззама.

Примерно через час патруль достиг долины, по видимому оставшись незамеченным.

Ханс ступил в небольшую рощу, за ним последовал остальной патруль. Они сложили свои рюкзаки в круг и сели, спиной к спине. Никто не двигался, никто ничего не говорил - ближайшие полчаса егери отдыхали и, заодно, слушали и смотрели, пользуясь тишиной.

Долина была безмолвной и спокойной. Никаких признаков моджахедов или ополчения из деревни, не смотря на инцидент с валуном.

Плесс и Мулле оставили патруль с тем, чтобы выбрать хорошее место для наблюдения за деревней и дорогой в Пакистан.

Вместо того, чтобы идти по шумным сланцам и осыпи на краю горы, они направились в долину. Вскоре он достигли края поля, вокруг которого шли оросительные каналы и росли маленькие корявые деревца.

Плесснер проверил компас на запястье и продолжил путь на юг. Растительность стала гуще и толще, по мере того как коммандос подходили к реке. Они были осторожны и следили за тем, чтобы не оставлять следов на глине.

У реки Плесс присел на колено и достал бинокль. В него было видно дорогу, бегущую между полями, вверх к деревне. Она проходила между двух домов и вела дальше через долину в горы, в направлении на Пакистан. Рядом же с ней был и небольшой холм, где обычно сидел по ночам подросток. К счастью, его там не было - в такую ясную лунную ночь он мог бы увидеть егерей.

Было 03:40. Два часа до рассвета.

"Начнем" - прошептал он Мулле, который следил за обстановкой через ПНВ.

"Это место для НП не годится, слишком хилая зелень"

Плесс повернул голову и осмотрелся. Действительно, пара тощих кустиков и деревьев не могли замаскировать группу из шести коммандос с рюкзаками.

"Нужно найти другое место и чем быстрее, тем лучше. Попробуем вон там" - Плесс указал деревья с другой стороны поля.

Они шли по тропинке рядом с полем, когда их наушники затрещали.

"Здесь 1-6. СИТРЕП. 02 и 03 на позиции НОЖ. Подтвердите прием."

Плесс был доволен докладом Ханса. ВИКИНГи на позициях и должны будут заблокировать противника на каждом конце ущелья. Сцена была установлена - не хватало только главного героя.

Сержант двойным нажатием на тангету подтвердил получение информации. Не было необходимости лишний раз выходить в эфир.

Плесснер и Мулле вышли к небольшому кургану. Здесь была небольшая и плотная группа деревьев в окружении кустов.

Через несколько секунд Мулле тихо сказал:

"Плесс, что думаешь об этом?"

Плесснер обернулся и увидел, что Мулле показывает на отверстие под деревом. Дерево выглядело так как-будто упадет и Плесс догадался, что стоки воды с гор обмыли почву вокруг корней. Дерево наклонилось, образовав своего рода пещеру в корнях.

"Я посмотрю есть ли там место для нас, подходящее для наблюдения" - Мулле ловко протиснулся в отверстие и исчез.

Через пару минут показался его шлем. Хотя Плесс устал, он не смог удержаться от смешка. Мулле напомнил ему человека-ядро.

"Темно как в жопе...и, вероятно, также туго. Мы с тобой можем туда поместиться, но никак не весь патруль" - прошептал Мулле, оглядывая местность через увеличитель EOTech.

"Вид на деревню и дорогу нормальный?" - спросил сержант.

"Да, поле зрения в порядке"

"Хорошая работа. Я останусь здесь, пока ты не дойдешь до патруля, за водой и едой. Скажи им, что мы останемся здесь, а они могут оставаться там или где могут лучше всего спрятаться. И пусть поменьше пользуются радио."

"ОК. Я вернусь через полчаса."

Мулле исчез в темноте.

Плесснер изогнул тело подобно гусенице и с трудом протиснулся в отверстие. Пористый грунт цеплялся за подсумки на жилете, лез в уши, глаза и рот.

Он огляделся, используя ПНВ. Отсюда было трудно незаметно убежать, но был прекрасный вид на восточную часть деревни и дорогу в Пакистан. Было видно даже холм, где обычно сидел подросток.

"1-4. Буду через минуту" - услышал Плесснер в ухе.

"Вскоре появился Мулле, который забросил маленький рюкзак в дыру. Затем он тщательно удалил все следы рядом с деревом.

Они начали наблюдение посменно. Мулле сгорбившись с винтовкой в руках, уронил голову на жилет и заснул, а Плесс взял на себя первые два часа наблюдения.

Часы показывали 05:28. До сих пор все шло хорошо. Не смотря на несколько неуклюжий момент с валуном, он был доволен ходом событий. Сержант следил через бинокль-тепловизор за дорогой из Пакистана. Если бы даже кролик попробовал ее пересечь, он бы его сразу обнаружил.

Глаза у Плесса были очень тяжелые после ночи физических упражнений без сна и он достал из упаковку маленьких белых таблеток из аптечки. Это был реталин, стимулятор на основе амфетамина, обострявший чувства.

Плесснер проглотил таблетку. Сегодня отдыхать не придется.

Над долиной начал разгораться рассвет и Плесс убрал бинокль.

"Плесс, просыпайся, твоя вахта..."

Слова вырвали Плесснера из сна. Немного ошеломленный, он убирал пальцем землю из глаз, волос и ушей, все еще не полностью проснувшись. Ему снился странный сон, что он и Анна, жена Балу, встречаются со старейшинами деревни.

"Ничего необычного, деревня в норме, прогноз погоды - идет как по расписанию, я - спать" - Мулле повернулся и сразу же заснул.

Как обычно, ни грамма риторики, подумал Плесснер.

Он потянулся к отверстию и увидел небо, покрытое тяжелыми дождевыми тучами.

"Скоро дождь" -  задумался он и почувствовал легкое возбуждение от того, что операция шла к логическому финалу.

Затем он огляделся вокруг. В долине все шло как обычно. Отцы работали в поле, им помогали сыновья, женщины стирали на берегу реки в окружении совсем маленьких детей.

Недалеко от укрытия работал пожилой крестьянин, сам по себе. Он был худой, бородатый с самым огромным тюрбаном на голове, который когда-либо видел Плесснер. Идиллию нарушал только АК-47 с двумя магазинами, перемотанными скотчем, прислоненный к дереву в нескольких метрах от крестьянина.

В этот момент крестьянин взял АК и пошел от поля прочь.

"Может быть, он идет домой, пить чай" - подумал Плесс.

Но это было не так.

Крестьянин остановился рядом с укрытием егерей.

Плесс сжал свою С8. Он видел колено этого крестьянина, который стоял меньше чем в двух метрах. Что если он заметил какие-то следы?

Сердце забилось сильнее, когда старик повернулся лицом прямо к дыре. Очень осторожно, Плесс снял предохранитель и прицелился. На винтовке стоял глушитель, чем Плесс был очень рад. Если бы старик потянулся к АК, то его можно было бы убрать, не оповещая всю деревню.

Вдруг в наушниках прогремел звонкий голос:

"Здесь 1-6. У нас ничего нового. Вы в порядке?"

Из всех моментов Ханс выбрал именно этот, чтобы отправить свой гребаный доклад!

Услышал ли это старик?

Плесс почти ласково положил кончик указательного пальца на крючок, готовый высунуться из отверстия, кода поток темно-желтой жидкости полился в канаву перед ним.

Плесснер расслабился и убрал палец. Старику надо было просто поссать и он выбрал именно это место. Впечатляющий мочевой пузырь, подумал Плесснер. Старая сволочь писает как лошадь.

Прошло несколько минут, прежде чем поток прекратился, крестьянин развернулся и ушел.

Плесс нажал на тангету -

"Здесь 6-1. Здесь точно не скучно. Сообщите нет ли новостей из Баграма"

В ответ был двойной щелчок.

Плесснер думал, что Мулле спит, но тот вдруг прошептал с редкой для него улыбкой -

"Я слышал рядом был кто-то кто не хотел искать сортир?"

"Да. Слишком близко. Было бы жаль погибать из-за этого старпера" - сказал Плесснер.

"Это точно" - Мулле повернулся и снова заснул.

Спустя пару часов Тарок получил сообщение из Баграма, которое он переправил Плессу.

Это было то, чего они ждали. Джамаль Аззам вышел.

По словам информаторов, он и его люди готовились к терактам в провинции Хост. Плесснер записал всю информацию в своем водонепроницаемом блокноте. Ему понадобилось несколько минут, чтобы все запомнить и тогда он уничтожил листок, передав новость Мулле.

Серые облака полностью закрыли небо и вскоре хлынул дождь. Вода стекала в их укрытие и Плесснер собрал ее в небольшую емкость. Не было никаких причин тратить свой запас воды, когда природа была такой щедрой. Когда емкость заполнилась, он начал ее дезинфекцию.

Tags: jgk_book_sa
Subscribe

  • (no subject)

    Мальчишки были приманкой. Аззам подозревал, что его ждут, хитрый ублюдок! Возможно потому что нашли парашют, возможно потому что патрульные как-то…

  • (no subject)

    Сгустились сумерки и снова был установлен бинокль-тепловизор. Все внимание было устремлено на дорогу. Следующие 12 часов должны были определить…

  • (no subject)

    Зубчатые камни под спальником доставляли болезненные ощущения. Плесс осторожно перевернулся на спину, стараясь не задеть Мулле и Балу, спавших…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment