Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

Эпилог

20 DEN HOJESTE UDMAERKELSE

Датская группа Ferret в составе K-Bar получила большое признание как коммандос в Афганистане.
Наши солдаты смогли длительно время находится на территории врага, передавая "наверх" важную информацию. Наши операции в труднодоступной местности впечатлили американцев.

В годы, предшествовавшие компании в А-стане, США как единственная сверхдержава создала высокотехнологичную армию. Но оказалось, что не важно какие чудеса техники будут иметься в распоряжении армии. Точные и достоверные сведения непосредственно на земле может дать только спецназ. Эти сведения необходимы для обнаружения и идентификации противника. Так что американцы высоко оценили наш вклад в это.

Я был очень удивлен, когда три года спустя возвращения из А-стана, летом 2005 года, краем глаза увидел своего бывшего босса - подполковника Фрэнка Лисснера - по телевизору. В кадре ему пожимал руку президент США Джордж Буш. Субтитры снизу гласили, что это была церемония награждения подразделений группы K-Bar специальной наградой "Presidential Unit Citation".



Из поиска в интернете я узнал, что эта награда вручается за "экстраординарный героизм проявленный при сотрудничестве в борьбе с вооруженным врагом". Награда отражает отвагу, решимость и дух, проявленные при выполнении опасных миссий, причем это должно отличаться от действий других подразделений, участвовавших в компании.

И я потерял дар речи, когда понял какой награды нас удостоили. Ее не вручали со времен Вьетнама! Мы встали в один ряд с другими славными подразделениями, участниками Второй мировой, Корейской и войны во Вьетнаме!

Во время службы я был равнодушен к медалям, наградам и парадной форме. Но то, что произошло заставило меня гордиться.

Я был солдатом элитного подразделения маленькой страны, которая внесла весомый вклад в общее дело.

Однако типично датское отношение к этому взбесило меня. Мы рисковали своими жизнями за тысячи миль от дома, в глубине вражеской территории, окруженные со всех сторон талибами. И теперь наше военное руководство даже не сочло нужным донести до рядового состава весть о награждении. Не было никаких отметок во внутреннем журнале корпуса.

Будучи злым и разочарованным, я связался с нашим новым боссом- подполковником Хенриком Фриисом, который согласился с моими мыслями об этом.

И вот, год спустя награждения президентом Бушем, мы стоим на парадном плацу корпуса и получаем награду из руку военного атташе американского посольства подполковника Майка Шлейхера, который подчеркивает редкость награды. И даже он выражает свое удивление по поводу того, что мы не были награждены раньше.

Я чувствую, что мы действительно заслужили эту честь. Первый и пока единственный раз датские силы специального назначения были развернуты полным личным составом.

Я был еще раз возмущен отсутствием инициативы управления корпусом, когда узнал, что была еще одна американская награда - медал Army Commendation. Она была вручена патрульному офицеру "ДжейТи" за, цитирую - "исключительное руководство подразделением в чрезвычайно трудных условиях".

Патруль "ДжейТи" провел в тылу врага 14 дней, ведя наблюдение с настолько узкого горного карниза, что только несколько человек могли одновременно на нем лежать. Под покровом темноты патруль спускался со скалы и входил на разведку в город, где был на расстоянии вытянутой руки от членов Аль-Каиды и Талибана.

Эта награда настолько необычна, что ее должен был вручать министр обороны США Дональд Рамсфельд. Но его самолет не смог приземлиться в Кабуле из-за плохой погоды, поэтому награждение проводил американский полковник Марк Фелан, глава спецназа в Кабуле.

В августе 2008 года пришло время для моего ухода.

Мне 41 год. Физически я мог бы служить еще много лет, но я уже подошел к будущему "офисного егеря", осуществляющего управленческую и бумажную работу, где самый большой стресс - сломанный кофе-автомат.

Это не мое будущее. И я хотел еще достичь карьерного успеха в какой-нибудь другой работе.
Поэтому я выбрал этот момент для ухода.

Редкий солнечный безветренный денек на авиабазе Аалборга.

Я сдаю свое снаряжение и оружие, оставлю упаковку пива в зале для брифинга егерей, мысленно поднимаю кулак за тех, кто на задании сейчас, и, вместе с Сельмой, ухожу.

Нет пафосных речей, нет смущения, нет никаких вопросов или комментариев, никто не хлопает по плечу - после семи лет службы в самых горячих точках планеты. И это мне подходит. Я никогда не заботился о том, чтобы быть в центре внимания.

Где бы я теперь не работал, время, когда я был частью небольшой элитной группы, останется лучшим в моей жизни. Ничто не может сравниться с непредсказуемостью и интенсивностью событий в которых я участвовал вместе с моими напарниками - первоклассными солдатами.
Я пробился к этому, пройдя через болезненный и трудный отбор.
Я падал в ночном небе, мерз холодными ночами в горах Афганистана, где мы спали сидя, спиной друг к другу. Я пробивал себе путь через сточные воды Ирака.

Все эти испытания воспитали во мне характер и обеспечили особую близость с моими коллегами. В мире, где множество людей ничего не знают, кроме скучной монотонной работы и одиноки по жизни, это драгоценная привилегия.

А на личном уровне - никто не способен измерить границу личного опыта событий, где ты рисковал жизнью и мог умереть. Это, вероятно, странная форма мазохизма. Но это дало мне по настоящему уникальное чувство, что я живу. Это трудно понять, но в спецназе надо постоянно идти вперед, постоянно пробовать и развиваться. И я достиг этого в спецназе.

Теперь я должен идти дальше и найти себе новую мечту, потому что я еще далек от старости, далек от того, чтобы закончить свой путь. Я должен узнать другие возможности, которая дает жизнь, поставить новые цели себе.

Я могу продолжить службу в армии дальше. А могу стать полностью гражданским лицом и отправиться путешествовать. Например, как фотограф, снова. Взять в руки фотокамеру и отправиться в вояж по горячим точкам мира.

Моя жизнь егерем дала мне много физических и моральных ресурсов, которые, надеюсь, облегчат мой путь. Конечно, я не могу "ходить по воде", как воображал, будучи наивным подростком, представляя себе службу в спецназе. Но я выяснил, что если есть мечта и стремление к ее осуществлению, то удовлетворение, которое получаешь, когда достигаешь цели таково, что вполне можно представить, что ты идешь по воде...

Если бы мне дали шанс начать сначала, то я бы снова пошел в спецназ.

Я всегда буду егерем.

Слезы были у меня на глазах, когда я узнал в мае 2009 года, что корпус формирует новую группу в 65 человек для отправки в Афганистан. Я немедленно позвонил в управление корпуса и попросил отсрочить мою отставку, чтобы я мог попасть в свое последнее турне. Это, возможно, был мой последний шанс. Но, к сожалению, все патрули уже укомплектованы. И С-130 "Геркулес" улетел несколько дней спустя.

Без меня.






КОНЕЦ КНИГИ
Tags: jgk_book
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments