Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

часть вторая

10 OPERATIV

Мы привели оружие в полную готовность и создали защитный периметр на 360 градусов вокруг зоны высадки.

В ответ была оглушительная тишина. Ни звука. Я долго жил в А-стане, но впервые испытал такое. Нет лая собак. Нет звуков ветра. Нет вообще ничего. Как будто мы в вакууме.

Медленно закрученные клубы пыли оседают на земле, позволяя осмотреться. Экипаж вертолета поступил предельно прямо и жестко. Мы находились на плоском клочке скалы, размером пять на пять метров. Вертолет просто приблизился к скале и коснулся ее рампой, не касаясь колесами земли. Вот для чего нужен был техник у рампы! В голове у меня мелькнуло только одно: "Made in USA!". Невероятно.

Местность вокруг каменистая и бесплодная, мы буквально окружены крутыми скалами, которые, как театральный фон, формировали особый силуэт на ночном небе.

Не смотря на высоту в 3000 метров здесь очень жарко. Я сделал глоток воды.

"Мы находимся в запасном месте высадки" - шепотом произнес Mikkel. Все это понимают, нет смысла сейчас задаваться вопросом, почему нас не высадили по первоначальному плану. А путь к НП теперь удлинился, надо спешить.

"Все в порядке?" - спросил Rene. Получив утвердительные кивки, он скомандовал - "Уходим отсюда". Chinook довольно шумная машина, в деревне нас могли слышать и сделать предположение, что где-то произошла высадка спецназа, т.к. обычные пехотные подразделение сюда еще не добрались.

"Thomas, спрячь рюкзаки с водой" - шепчет мне Mikkel. Я подкрался к рюкзаку с водой и взялся за него. Шум, который он производит, когда я его тащу, кажется оглушительным. Я замаскировал его накидкой песочного камуфляжа. Теперь пришла очередь личных рюкзаков. Не так-то просто надеть рюкзак весом 65 кг. Один егерь помогает другому, в то время как остальные трое охраняют их.

Когда мы закончили, Rene дал сигнал к маршу.

Я иду за Mikkel-ем, который идет впереди всех. Мы двигаемся парой метров в 10-15 от всех. Mikkel как фронтмен сосредоточен на выборе пути, в то время как я смотрю по сторонам и ищу признаки противника - тени, звуки, признаки движения. Так что мои чувства обострены до максимума.

С нашего "плато" мы спускаемся немного вниз. Тяжелый рюкзак заставляет меня опираться телом на скалу, чтобы хоть как-то скомпенсировать вес.

Пройдя несколько сотен футов, мы остановились, чтобы прислушаться и осмотреться. Rene дает нам знак, чтобы я и Mikkel оставили здесь свои рюкзаки и вернулись за рюкзаками с водой. Мы вернемся в зону высадки, перенесем до патруля эти рюкзаки, снова спрячем их, и продолжим путь дальше.

И так несколько раз.

Я весь вспотел. Это было тяжело.

Дорога вскоре пошла вверх, что сильно усложнило нам задачу. Настолько, что мне пришлось выпустить оружие из рук, оставив его висеть на груди, и взять руками за лямки помогая себе тянуть и толкать вверх в общей сложности 165 кг своего веса и снаряжения.

Мои тонкие номексовые перчатки уже протерлись на тех местах, которыми я хватался за камни.

Я посмотрел вниз. Лучше бы я этого не делал. Я совершенно отчетливо понял, что любая потеря баланса в этом месте грозит верной смертью. Это превосходило любые мои самые смелые фантазии. Мои сенсорные ощущения не обострялись так, с тех самых пор, как я проходил отбор в JGK. Боль, страх, неуверенность и вкус крови на губах смешивались с общим переутомлением. Воздух здесь разреженный к тому же.

Мы только начали и я уже чувствую себя на пределе своих физических сил. Здесь пригодился мой опыт при отборе в спецназ - нужно заставлять себя идти дальше, когда тело говорит "нет".

Я остановился на миг, чтоб глотнуть воды и вдруг мимо меня вниз пролетела галька. Я замер, задержав дыхание. Это не Mikkel, он в стороне. Я прислонился к скале, привел оружие в готовность и попытался хоть что-то разглядеть наверху. Враг? Животное? Ветер? В данной позиции мы очень уязвимы, фактически со спущенными штанами. Я быстро повернул голову вниз и увидел остальных членов патруля метрах в десяти ниже меня. Они полностью замерли, направив оружие вверх.

Я вслушался, но слышал только удары своего сердца. Затем Mikkel продолжил подъем и я вслед за ним. Через несколько метров мы взобрались наверх гребня.

"Это было какое-то безумие" - сказал Mikkel, задыхаясь.
"Да, но мы можем утешить себя тем, что не наша очередь таскать мешки с водой" - пробурчал я.

Ночь бежала стремительно быстро. Мы должны были любой ценой достичь места НП до рассвета. Любые перемещения днем исключены. Если мы не успеем, то все что нам останется - это забиться в какую-нибудь нору и ждать заката.

Мы достигли вершины еще одного холма и тут Mikkel поманил меня вперед, к себе.

В 600 метрах впереди на плато виднелась небольшая хижина.

Это была очень плохая новость. Фотосъемка и разведка показывали на полное отсутствие людей в этой местности. Я сообщил это Rene и услышал, как он сердито хрюкнул.

"Это близко к нашему НП. Нужно узнать, обитаема она или нет. Thomas и Mik проверьте ее. Go!"

Я и Mikkel скинули рюкзаки и двинулись по дуге к дому, чтобы не перекрывать линию огня патруля.

Это была маленькая грязная хижина, примерно 6-8 метров в ширину, с плоской крышей. Мы направились к деревянной двери, наставив на нее оружие.

Подходим к двери, аккуратно проверяем ее - где ручка, куда она открывается - и я становлюсь справа, т.к. я левша, Mikkel готовится открыть дверь. Обмен утвердительными кивками, он толкает дверь и мы, включив инфракрасные целеуказатели, быстро "входим" внутрь.

Здесь никого нет. Всего одна комната с одним окном, без стекла. На полу грязный матрас со скомканным одеялом и небольшой миской рядом. Видимо, это хижина для местных пастухов, в которой они прячутся днем от жары.

Какое милое дерьмо. Похоже, что патруль идет по территории пастухов, овец и коз. Мы тщательно закрываем дверь и возвращаемся назад.

До первых признаков рассвета чуть больше часа, мы менее чем в 100 метрах от предполагаемого НП. Все пятеро егерей собрались вместе, задыхаясь и пытаясь восстановить силы.

"Ладно, слушайте сюда" - прошептал Rene. "Я и Mikkel пойдем обратно, поищем другое место. Вернемся в течение часа".

Когда они уходили, Rene повернулся ко мне с огромной улыбкой - "Ну что, освежился, дедуля?". Хотя мы почти ровесники он зовет меня дедулей! "Черт, да я готов идти вместо вас!" - фыркнул я ему, улыбаясь.

Они исчезли среди скал, а мы сидим без сил, наслаждаясь перерывом. Воздух абсолютно неподвижен. Ни звука. Я замечаю, что небо на востоке уже начинает слабо освещаться восходом. Henrik толкает меня в плечо и делится половинкой шоколада.

"Ты хорошо держишься" - сказал он.

"Восемь лет прошло. Мое тело и забыло, что такой ад возможен" - ответил я, с удовольствием жуя шоколад. Одно колено тупо разрывается от боли, и я массирую его, стараясь хоть как-то облегчить боль. Слишком много острых камней сегодня было.

Через час замаячили силуэты Rene и Mikkel-я. Они почти рухнули на колени как мешки с картошкой, полностью исчерпав себя.

"Это было что-то с чем-то, мать его так" - фыркает Rene - "У нас есть только одно место, где мы сможем беспрепятственно наблюдать, но там довольно ограниченный угол зрения, мы не будем видеть, что происходит за базой. Но это единственный вариант. Так мы и поступим. Есть вопросы?"

Мы знали, что Mik и Rene сделали почти невозможное и выбрали лучшее место при данных обстоятельствах. Нет никаких вопросов.

Долгий перерыв сделал наши мышцы и суставы жесткими и негибкими. Я заметил, что Peter напевает себе, сидя на коленях. С его бороды капала вода, сам он сидел, сложив руки, и был похож на старого облезлого медведя. Наверное, я выглядел не лучше.

Забрезжил рассвет, и появились первые птицы.

Моей работой было минирование подступов. Я устанавливал мины типа Claymore, раскрашенные в песочный цвет. Шнур от них, тоже песочного цвета, я старался укладываться в щели на земле, засыпая их сверху песком. Мины перекрывают небольшое отверстие в скалах - дорогу на НП. Первый подрыв состоится, когда незваный гость будет в нескольких метрах от прохода. Неоптимально, конечно, но мы же не хотим выдать себя раньше времени?

Другой проблемой было то, что мы почти ничего не видим по другую сторону проема. Он идет почти вертикально вниз несколько сотен метров и спускается к плато. Т.е. пока к нам кто-то не поднимется - мы не узнаем об этом.

Цель находится на юге - деревня лежит в самом низу скалу, на которой мы находимся. Единственный способ наблюдать за ней - небольшая площадка на краю вершины. Даже просто смотреть оттуда было опасно. Мне раньше приходилось участвовать в наблюдении за целью из многих мест - дырки в земле, кусты, щели в потолках и темные сосновые леса, но здесь...
.
Для начала с базы надо было пройти детскими аккуратными шажками. Площадка была размером пять метров на тридцать сантиметров (!). Этого едва хватало, чтобы вы сидели, прислонившись к скале. Одна ошибка - и вы летите вниз...

Mikkel замаскировал площадку сетью, прекрасно сочетающейся по цвету со скалой, и установил наблюдательные инструменты - светосильный Swarovski, бинокли Zeiss, видеокамеры на штативах и журнал для нанесения заметок. Здесь же лежит эскиз местности с указанием всех значимых ориентиров и объектов местности.

Первая вахта наблюдения за Mikkel-ем, так что я вернулся на базу. До моей вахты час и десять минут. Я слишком устал, чтобы есть, поэтому выпил воды и, растянувшись с оружием в руках на скатке, провалился в глубокий сон.

Обычно я сплю очень легко и чутко реагирую на малейшие звуки. Но физическое истощение отправило меня в странный глубокий сон, где цветные фрагменты смешались со звуками, запахами и лицами. Поэтому я очень смутился, когда понял, что Mik толкает меня в плечо.
С момент я смотрел на него отсутствующим взглядом.

"Дай мне минуту, и я выйду на пост". Мой голос хрипит и я не уверен, что он меня разобрал, но он уже отвернулся. Я взял свое снаряжение и проверил винтовку. Часовой сон сделал мои ощущения четкими и резкими, я отдохнул.

Mik сказал, что в деревне нет никакой активности, ровно как и на дороге, и пошел спать.

Я лег на скатку и начал наблюдать через Swarovski.

Деревня под нами состояла из 14-15 небольших глиняных домов, окруженных стенами - так афганские мужчины прячут свои семьи от глаз посторонних. Грунтовая дорога идет через деревню. Через поля к западу от деревни протекает река, метров пяти шириной. В этом сезоне с гор идет много талых вод, обеспечивая этот край жизненно важной водой для полей.

Время 08:30 и как ни странно в поле никого нет. Единственный признак жизни - стадо коз, которые привязаны к дереву.

Дальше на юге находится пакистанская граница.

Я смотрю в бинокль, на деревню ища нетипичные для нее признаки. Я бывал раньше во многих таких деревеньках и знаю, что искать. Например, антенны и спутниковые тарелки, пикапы Toyota, ослы с тяжелым грузом на спине, группы молодых вооруженных мужчин.

В 09:00 из большого дома вышли двое мужчин. Они одеты в свободную коричневую одежду и медленно идут к козам. Около коз они остановились и начали что-то обсуждать. Я отмечаю это в вахтенном журнале. Пока это единственная видимая деятельность.

Вернувшись, я еще раз впечатляюсь своей команде. Они уже натянули песочного цвета маскировочную сеть над лагерем, сделав возможным беспрепятственное перемещение по базе. Более того, края сети придавлены камнями, поэтому удалось избежать тени между сетью и землей.

Пришло время восстановить силы, позаботиться о себе самом. Я переодеваюсь в сухие и свежие носки, положив старые, мокрые от пота, себе на плечо. Это старый трюк егерей для того, чтобы обсушить носки побыстрее. Не слишком приятно, но терпимо. Также, момент замены носков - единственный, когда мы снимаем ботинки и можно размять ноги.

Есть немало правил безопасности на такой базе. Но, в общем, это все немного похоже на больницу - все лежат и перемещаются по минимуму, ровно, как и общаются. Все отходы - пищевые и человеческие убираются в специальный пакет, у каждого из нас он свой.

Я готовлю себе американский сухпай - курица с рисом. После чищу зубы и обтираюсь спиртовой салфеткой. Весь мусор убираю в пакет и прячу его в рюкзак.
С комфортом устраиваюсь на коврике. Еще раз оглядываю местность вокруг. К северу в нескольких километрах есть небольшое поселение, 4-5 домов. Оно меня беспокоит, т.к. на карте их нет. Я еще раз восстанавливаю в голове различные планы и маршруты и скоро засыпаю.

Так прошло пять или шесть дней. Время текло медленно. Тело было словно в спячке, из-за отсутствия физической активности все движения идут с трудом. От нас ощутимо пованивает, кожа у всех покрыта тонким жирным слоем пыли. Днем температура в тени около 30 градусов. Становится ясно, что 5 литров воды в день недостаточно. Моя моча темно-желтого цвета, что является типичным признаком обезвоживания. Еще у меня постоянно болит голова.

Я горько жалею, что взял сюда ботинки с Gore-tex-ом. Очень жарко в них. Когда сегодня утром менял носки, то увидел, что ноги сильно повреждены грибком.

Что на самом деле хуже всего, так это опасное ощущение безопасности, чувство, что ничего не происходит и не произойдет. С этим нужно бороться изо всех сил, т.к. это губительно для патруля на территории противника. Независимо от того, что вы думаете о себе и безопасности - враг всегда рядом.

Я сижу на посту, наблюдаю через тепловизор. Характерной особенностью этой модели является попискивание во время работы и это меня бесит, т.к. кажется очень громким звуком. Хотя понятно, что с такого расстояния в деревне никто меня не услышит.

Я осматривал деревню и дороги рядом с ней также как и сотни раз до этого. Внезапно меня ударила капля дождя. Затем еще одна. Дождя нам, конечно, не хватало все это время. Но я замер не по этой причине. Я увидел их в тепловизор.

Вдоль одной из дорог с юга шла группа людей, вооруженных автоматами Калашникова. Я насчитал двенадцать человек. Они не пользовались фонарями и шли медленно, прощупывая дорогу. Люди держали руки и оружие спокойно, без суеты и напряга, что выдавало в них опыт и сноровку. Это были солдаты и притом опытные. Один был выше прочих и вел себя более расслабленно, я определил его как лидера группы. Теперь я снимаю их на камеру и фиксирую время - 02:43. Очевидно, они пришли по дороге из Пакистана и это явно не заблудившиеся пастухи. Группа весьма целеустремленно двигалась в сторону деревни и уже скрылась за домами.

Дождь барабанил все сильнее, моя форма промокла, но мне было все равно, потому что наконец-то был результат нашей миссии! Зарегистрированы признаки Талибана в регионе.

Попутно я борюсь с техникой, готовя фотографии и текст для Henrik-а, который он отправит домой.

Сегодня из спальника я вытряхнул скорпиона. Здесь, прежде чем ложиться спать или надевать обувь надо как следует все вытряхивать.

На следующий день после первого контакта в деревне развернулась какая-то активность, количество боевиков увеличилось. Мы отправляем на АБК все подробности, включая эскизы деревни с указанием месторасположения людей и трафика.

Проще всего, конечно, было вызвать пару Ф-16 и растереть эту деревню в пыль однотонными бомбами. Но это решение было не совсем премлимо, т.к. в деревне было полно посторонних, на наш взгляд, мужчин, женщин и детей, не связанных с аль-Каидой/Талибаном.

Наилучшим решением был бы штурм деревни со всех сторон сборной группой спецназа из TF K-Bar. Но это требовало всесторонней подготовки и ресурсов, и, пока что, такого решения никто не принял.

Этим утром я хорошо позавтракал - была моя любимая овсяная каша с клубникой. Я только собирался подняться, что убрать мусор в пакет, как вдруг замер. Мое сердце словно остановилось.

В десяти метрах от меня по склону медленно поднимались двое мужчин с АК в руках.

По их виду было понятно, что они видят маскировочную сеть, но не понимают, что видят перед собой. Они просто видели, что что-то не так перед их глазами и решили подняться, проверить.

Карабин лег мне в руку, ствол направлен в их сторону, большой палец лег на переводчик огня, который в данный момент стоял на предохранителе.

Краем глаза я видел, что Rene и Henrik тоже готовы к бою.

Если бы не размывающая сеть они бы давно увидели нас. Это были здоровые взрослые мужчины, бородатые, в рваной черной одежде, кожаных ботинках и с черными платками на головах. Между прочим, отличительный знак талибов.

Mikkel медленно отводит руку от винтовки к детонатору Claymore. Еще метр и можно будет взрывать, накроем их сразу.

В этот момент Henrik снял с предохранителя винтовку, и металлический щелчок заставил вздрогнуть одного из мужчин. В следующее мгновение они оба отскочили вниз и исчезли из виду.

"Дерьмо!" - крикнул Rene - "За ними!" Mikkel и Henrik выскочили из-под сети и устремились следом.

"Thomas и Peter, отступаем! Немедленно!" - продолжил Rene.

Это означает сбор жизненно важных вещей в рюкзак как можно быстрее. Я быстро собираю свой рюкзак. Многое, в том числе и маскировочную сеть, придется оставить - решающее значение имеет вес.

Мое сердце бешено колотилось. Я побросал вещи Mikkel-я и Henrik-а в их рюкзаки и закрыл их.

Через минуту мы были готовы к бегству.
Tags: jgk_book
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments