Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:
Люблю все ж книги Хантера.
Всегда об одном - о суровых жестких людях, выполняющих свой долг и умеющих хорошо стрелять.
Можно брать практически любую книгу и читать их в любом порядке.

А вот один из любимых отрывков из книги "Невидимый свет"

— ...э... он не один. С ним высокий долговязый парень, взгляд внимательный, все подмечает. Я сразу догадался: сын Эрла. Боб Ли Суэггер. Воевал во Вьетнаме. У него прозвище Боб Гвоздильщик. Он приехал вместе с мальчишкой. Зачем — не знаю, но он тоже здесь.
Лицо Реда осталось бесстрастным. Он нажал на кнопку сброса и сразу же набрал другой номер.
— Билли, говорит Ред.
— Эй, Ред, что у тебя...
— Слушай, у меня проблема. Собери мне команду. Это должны быть очень крутые ребята, опытные, оружием чтоб хорошо владели, — в общем, профессионалы по всем статьям. Своих я использовать не хочу. Понял?
— Ред, что...
— Билл, заткнись и слушай. Мне нужно человек десять, не меньше. С хорошими пушками, дисциплинированные, чтобы могли работать в коллективе. Все должны иметь судимости, желательно, чтобы были известны полиции как рэкетиры, связанные с торговлей наркотиками. Откуда хочешь доставай — из Далласа, из Нового Орлеана, из Майами. Но достань. Местных не привлекай. А данные о судимостях понадобятся на тот случай, если кто-то из них погибнет, и в Полк-Каунти начнут находить трупы. Пусть газеты пишут о войне между наркодельцами.
— Мы сейчас же этим займемся.

Возглавлял команду кубинец по имени Хорхе де ла Ривьера, прогремевший на весь Майами. Красивый мужчина, он говорил с едва заметным испанским акцентом и в данный момент обращался к собравшейся группе:
— Стрелять будем из машин. Но не на ходу. Этого парня нужно убирать наверняка. Устроим массированную атаку из засады на дороге, атаку хорошо спланированную и скоординированную. Действовать четко по команде. Все должно быть под контролем. Три машины. В каждой водитель и два стрелка. Все в бронежилетах. Сразу открываем ураганный огонь. Задача — похоронить этого парня под стеной огня, обрушить на него шквал пуль.
— Вам платят большие деньги. Если погибнете, деньги будут переданы вашим семьям, у кого они есть, или подружкам. Если поймают, у вас будут хорошие адвокаты. Попадете в тюрьму, страдать не придется: вас не тронут ни негры, ни белые. Весело будете жить в тюрьме, припеваючи. Это потому, что вы — самые лучшие. А зачем мы выбрали лучших? Потому что этот парень, будь он проклят, тоже один из лучших. Действуем сообща. Связь держим по безопасным сотовым телефонам. Сегодня выезжаем в южном направлении. Как я уже говорил, три машины, в каждой по три человека, и я. Я еду в пикапе.
Нам известно, где он живет, но я не хочу убивать его дома. Будем охотиться на него на дорогах. Действуем как поисково-ударные группы. У вас будет информация, мы подготовим карты, обозначим его маршрут и поймаем. Все на высоком профессиональном уровне. Как у ФБР, будь оно проклято. Зажмем его с дружком на какой-нибудь проселочной дороге и устроим им третью мировую войну. Покажем этому cabrone, как надо стрелять.

— Так, теперь слушай. Завтра, во второй половине дня, в три часа, шоссе Оклахома-1, примерно в десяти милях к востоку от перекрестка №259. Дорога Талиблу. Красивая горная дорога, движение небольшое.
Место приятное, открытое. Наезжаете на него с противоположных сторон, окружаете, чтобы некуда было деться, сталкиваете с дороги и открываете ураганный огонь. У вас преимущество — внезапность и огневая мощь.
— Отличный план. Muy Bueno. И простой. Сделаем. Только, сэр, как же мы узнаем о его приближении?
— Я сообщу вам по радио. Я буду вести наблюдение.
— Вы сами примете участие в операции, мистер Бама?
— Вы меня увидите, — сказал он. — Стоит только поднять к небу глаза. Я буду в самолете.

Боб носовым платком отер со лба пот, затем, прижав ногой цилиндр, вогнал острый конец лопаты в стык у края крышки и стал бить по ручке, пока наконец не пробил плотное вещество, скреплявшее части трубы. Полностью сняв крышку, уже руками, Боб стал опустошать трубу.
Сначала он вытащил футляр для оружия фирмы «Доскосил», из которого достал пакет с десикантом и кольт «коммандер» калибра 45, вороненый, с прицелом «Новак» и предохранителем на рукоятке. Отодвинув затвор, он проверил, заряжен ли пистолет. В патроннике блестел патрон «Федерал Гидрашок», еще восемь находились в магазине. Пистолет будто сам собой уютно угнездился в его ладони, а ведь сколько лет он не брал в руки оружие, думал, что уже и не возьмет никогда. И надо же, пистолет сразу словно сросся с рукой. Точно вписался в контуры ладони. Проклятое оружие. Вот в чем его притягательная сила — всегда по руке. Боб взвел курок и поставил пистолет на предохранитель. Только так его и надо держать — взведенным и на предохранителе.
Следующий футляр, извлеченный из трубы, оказался длиннее. Боб раскрыл его и увидел карабин Мини-14 фирмы «Ругер», который можно было принять за укороченную модель М-14. Легкое, на вид почти хрупкое и весьма удобное оружие. Боб, зная, что патронник пуст, отвел затвор и нажал на спусковой крючок. К этому полуавтоматическому карабину подходили патроны калибра 5,56 мм, пробивавшие и металл, и плоть. Что ж, карабин тоже в порядке, масляный только — как-никак три года в земле пролежал. Но сохранился замечательно: смазка и пакетики с десикантом, заложенные в трубу, сослужили хорошую службу.
А вот, наконец, и брезентовый мешок. Боб заглянул внутрь: четыре магазина для Мини-14, причем один из них большой — на сорок патронов, кобура фирмы «Галко» для «коммандера», шесть коробок с патронами «Федерал гидрашок» калибра 45, еще пять, в которых лежат патроны с твердой гильзой калибра 5,56 мм, в последних пяти — патроны с трассирующими пулями М196.

Они как раз миновали перекресток №259 и теперь катили по щебеночно-асфальтовой дороге с односторонним движением под названием Талиблу. Она пролегала по гребню Уошито. Оклахомский участок дороги, в этот час пустынный, отличался неухоженностью: под колесами хрустел песок, клубилась пыль. С обеих сторон обрывы — не отвесные, но достаточно крутые, а внизу, также с обеих сторон, глубокие зеленые долины. Справа вздымались менее высокие хребты Джек-Форкс, Кьямэчис, Уайндинг-Стеэрс. Сознание Боба зарегистрировало какой-то едва уловимый посторонний шум, природа которого была ему не ясна, и потому он просто от него отмахнулся.

— Ну и ну, — присвистнул Расс.
— Это более чем...
Боб внезапно замолчал.
Самолет. Точно. Мерный рокот самолета, летящего достаточно низко, относительно далеко — мотор жужжит, как муха, и все.
— Продолжай, — попросил Расс.
— Заткнись.
— Что т...?
— Не оглядывайся, машину веди ровно — не убыстряй ход и не замедляй. Теперь главное — сохранять спокойствие, — скомандовал Боб.
Боб быстро глянул в окно. Самолет лениво разворачивался.
— Ну ладно, теперь все встало на свои места, да? Ты нашел ответ на вопрос, который тебя мучил (обсуждали кто и как мог убить отца Боба 40 лет назад). Теперь все в порядке, верно?
— Да, черт возьми, все в порядке, — позевывая отозвался Боб, — если, конечно, не считать того, что мы угодили в засаду.

Ред оглядел дорогу. Два седана, за которыми тянулся пыльный шлейф, неслись по шоссе со скоростью более ста миль в час, стремительно приближаясь к грузовику, двигавшемуся гораздо медленнее.
— Уф, кровью запахло. Смерть чую. Все складывается отлично. «Альфа», вы с приятелем почти у цели. Продолжайте сближаться. Еще немного. Так. Все, сбавить ход. «Майк», теперь ты и «Чарли». Пошли. Не быстро — миль пятьдесят пять. Перехват через две минуты. Начали.
Кто-то случайно нажал кнопку микрофона, и из радиоприемника до Реда стали доноситься странные звуки — напряженное потрескивание, резкие щелчки, будто кто-то размеренно включал и отключал телевизор. Так это же дыхание парней, сообразил Ред, дыхание парней, собирающихся открыть огонь. А щелчки — это лязг затворов. Они приводят в боевую готовность оружие.

Расс захлебывался словами, будто напрочь утратил контроль над своей речью. И голос ему не подчинялся — стал визгливый, писклявый, почти как у девчонки.
— Может, остановимся? Встанем на обочине и вызовем полицию? Здесь где-нибудь есть поворот? Может, нам...
— Сиди спокойно. Не жми на газ и не замедляй ход. За нами две машины. Держу пари, впереди нас тоже поджидают. А вверху, справа, самолет — координирует операцию. Нас собираются взгреть, причем как следует.
Боб заерзал на своем сиденье, но Расс видел, что он пытается достать что-то, не меняя положения. Глянув в зеркало заднего обзора, Расс заметил, как из-за поворота выехали два автомобиля.
— Правило номер один — главное и единственное, — ровно произнес Боб. — Не удирать, а прикрываться. Вылезаешь из грузовика — и сразу за переднее колесо прячешься, за двигатель. Иначе их пули достанут тебя сквозь машину.
Рассу не хватало дыхания, сердце, словно отяжелев, оглушительно громыхало.
— Я не могу. Мне страшно.
— Ничего с тобой не случится, — успокаивал парня Боб. — Наши дела не так плохи, как тебе кажется. Их много, и они рассчитывают застать нас врасплох, что дает нам определенные преимущества. Мы нападем первыми — в этом наше спасение. Нанесем такой мощный удар, так стремительно, что они света белого не взвидят, пожалеют, что не выбрали себе другую профессию.
Впереди из мерцающего солнечного марева выскочили две машины. Первым шел черный потрепанный пикап, за ним на расстоянии пятидесяти ярдов следовал седан. Расс опять глянул в зеркало заднего обзора: два автомобиля, хотя и не неслись как бешеные, уверенно их нагоняли.
— Не смотри на них, парень, — предупредил Боб, наконец вытаскивая из-за сиденья то, что искал. Расс боковым зрением определил, что это карабин Мини-14 и бумажный пакет, из которого Боб выудил нечто компактное, — как оказалось, короткоствольный автоматический пистолет 45-го калибра. Он быстро сунул «коммандер» под ремень справа и вновь стал шарить в пакете.

— Теперь слушай внимательно, — с ожесточением в голосе заговорил Боб. — Этот грузовик намеревается спихнуть нас с дороги. За долю секунды до того, как он поравняется с нами, ты боком таранишь этого гада. Таким образом мы пролетаем вперед, а он отрезает от нас тех двух малюток, что едут сзади. Затем резко крутишь влево и врезаешься в задок машины, которая едет за грузовиком. Всмятку ее, чтоб этих пижонов встряхнуло как следует. Все так же резко крутишь влево и жмешь на тормоз. Нас протащит через дорогу, и мы остановимся на обочине. В этом случае у нас будет путь для отступления. Нырнем в деревья и, если придется, спрячемся в горах. Ясно? Вылезаешь из пикапа с моей стороны и рвешь влево, за переднее колесо. Держи пакет. Будешь подавать мне магазины. Не зевай: как только увидишь, что я расстрелял один, сразу подаешь следующий, пулями ко мне, так, чтобы я мог, не мешкая, вогнать его на место и дальше стрелять.

— Да, сэр, — отозвался Расс, судорожно пытаясь запомнить указания Боба, опасаясь, что не запомнит, и одновременно удивляясь, что у них уже есть план. При этой мысли страх исчез. Боб, казалось, тоже успокоился.
— Главное — спокойствие. Спокойствие, — твердил он.
— Я спокоен, — ответил Расс. И он не лгал.
— Ага, вот она, эта хреновина. — С этими словами Боб вытащил из пакета длинный изогнутый магазин — не такой, как другие; сверху торчал патрон с красным наконечником.
Грузовик уже наезжал на них. Решительный момент наступил.
— Что это? — только и успел спросить Расс, перемещаясь из реальности в мир замедленного действия. Щелк! Боб вогнал в карабин обойму и опустил затвор.
— Сорок патронов с трассирующими пулями М-196, — донесся до Расса его голос.

Началось. Крыло грузовика с фарой, таращившейся, словно циклопий глаз, надвигалось на него, будто падающий дом, но Расс в ту же секунду надавил на педаль и их пикап рванулся вперед. Незадачливый таранщик попытался увернуться, но не справился с управлением. Его грузовик отлетел назад и опрокинулся, подняв столб пыли. Левая рука Боба легла на руль и крутанула влево. Пикап, подпрыгнув, ударился о машину, следовавшую за грузовиком, и, жутко сотрясаясь, продолжал разворачиваться на тормозах, пока наконец не остановился, свесившись над кюветом.

Рассу казалось, что он столкнулся с призраками: перед глазами проплывали искаженные яростью оцепеневшие лица. Они были очень близко, в соседней машине, и в то же время бесконечно далеко, где-то в другом измерении. Рты перекошены, выпученные глаза похожи на фаршированные яйца. Потом и машина, и лица слились в единое вихревое бесформенное пятно, исчезнувшее в облаке пыли.

Расс заморгал. Кажется, он должен что-то делать.

— Вон из машины, чтоб тебя! — рявкнул Боб.
Расс сорвал с себя ремень безопасности, радуясь, что был пристегнут, и скользнул на сиденье Боба, который уже выскочил из пикапа. Вспомнив про боеприпасы, Расс прихватил вверенный ему мешок и быстро сполз под защиту переднего колеса, где, приняв стойку стрелка, недвижно сидел Боб. Но сам Расс не мог сидеть пригнувшись. Он должен все видеть.
Зрелище, представшее взору юноши, поразило и потрясло его несказанно.
Черный пикап лежал колесами вверх в клубах пыли, перегораживая дорогу. За ним стояли боком только что с трудом затормозившие два автомобиля, преследовавшие Боба с Рассом. Судя по всему, между ними произошло столкновение — задняя машина врезалась в головную.

Седан, ехавший за грузовиком, тоже при торможении развернулся боком, чтобы не налететь на перевернувшийся пикап. Он замер почти напротив Расса.
На мгновение воцарилась ужасающая тишина.
Мужчины в автомобилях растерянно копошились, выискивая цель, которой не оказалось там, где она должна была быть.

За спиной Расса Боб открыл огонь.

Даже при ярком свете дня были видны трассы пуль, прокладывающих короткую дорожку к близкой мишени. Расс будто наблюдал удивительный физический эксперимент: в воздухе сверкали прямые, словно прочерченные по линейке, раскаленные линии. А может, это просто оптический обман? Боб за секунду сделал три выстрела, метясь в низ стоявшей напротив машины. Во что он стреляет? Явно не в людей. Боб целил поверх заднего колеса, и Расс...
Пули пробили бензобак. Раздался оглушительный взрыв. Машину охватило пламя. Во все стороны полетели искры. Все вокруг было охвачено огнем. Расса обожгла испепеляющая волна, и ему на мгновение показалось, что с неба льется огненный дождь. В реве бушующего пламени слышались крики. На Расса мчался пылающий фантом, рухнувший посреди дороги.

Краем глаза юноша заметил движение в стороне: одна из машин, гнавшихся за ними, пытается объехать перевернутый грузовик.
— Объезжают, объезжают! — завопил он.
Его крик еще не стих, а Боб уже обстреливал седан. Трассирующие пули, с жутким свистом рассекая горячий воздух, превратили лобовое стекло неприятельской машины в россыпь жемчужных крупинок. Автомобиль, потеряв управление, нырнул в кювет, подняв фонтан грязи.
— Магазин! Магазин! — заорал Боб.

Расс плюхнул ему в ладонь магазин с двадцатью патронами, как и было приказано, пулями к нему. Боб вставил его в карабин как раз в тот момент, когда на них понеслась, изрыгая пулевой дождь, третья машина. Боб, почти не целясь, разнес лобовое стекло наглеца, а оставшиеся патроны расстрелял по окнам и дверцам. Машина промчалась мимо по прямой, будто сидевшие в ней думали не о выполнении задания, а только о том, как бы улизнуть из переделки целыми и невредимыми. Ярдов через сто, словно опомнившись, что везет мертвецов, седан ринулся в кювет, накренился и заглох посреди покалеченных белых дубов.

И сразу наступила оглушающая тишина, нарушаемая лишь потрескиванием сухого ветра и шипением огня.

— Боже, ухлопал всех до одного, — изумленно произнес Расс, но Боб уже стоял рядом, держа наготове пистолет. Заметил что-то подозрительное. Из разбитой машины, завалившейся в кювет, выбрались два парня с автоматами. Они стали подниматься по насыпи, но Боб, занимавший выгодную позицию, молниеносно открыл огонь из пистолета, выбросив вперед руку так быстро, что взгляд Расса зафиксировал просто какое-то неясное пятно. Один из нападавших попытался навести на Боба свое оружие, но не успел. Боб застрочил из пистолета, как из автомата. В воздухе промелькнули шесть пустых гильз, и оба парня повалились на землю, словно тряпичные куклы.

Опять затишье. Боб перезарядил пистолет.
Расс огляделся.

— Боже мой. — Сразу вспомнился телевизионный репортаж о Дороге смерти в Кувейте, обезображенной бомбами «Африканских кабанов» и «Черных ястребов». Четыре искореженных автомобиля, один из них вверх колесами, трупы, лужи крови, осколки стекла, брошенное оружие.
— Ну, что скажешь на это, сволочь?! — заорал Боб, обращаясь к белому самолету, который в полумиле от них делал вираж на небольшой высоте, поворачивая на юг.
Tags: book
Subscribe

  • Шуточки Дельты

    Типичный армейский юмор, подпись к фото: " Парню из SEAL нужны две винтовки, чтобы не отставать от Дельты))"

  • Die Fernspäher

    Немецкая разведка "втухает" на отборе Отработка проникновения по воде, на лодках и байдарках. Примечательно, что Fernspähzüge der…

  • TF Takuba

    В шведских СМИ сообщают, что в среду вечером (21.04.2021) шведский патруль из состава TF Takuba подорвался на СВУ. Два солдата легко ранено, еще…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments