Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:
Кровавые игры
Дэн Абнетт


3 часть.


ПОКОИ находились на шестидесятом уровне. Как только эскорт отбыл, Гаэдо тут же прочесал комнату на наличие наблюдательных устройств, используя скрытые в туловище дегустационного сервитора сканеры.
- Я хотел бы попросить вас уважать наши добросовестные меры, и воздержаться от использования вокс-сервитора, - с чувством сказал Ибн Ном, перед тем, как покинуть их. Но меню дисплея сервитора в любом случае показывало, что вокс каналы были заглушены.
Гаэдо открыл спину рубрикационного сервитора и включил скрытый за ребрами компактный когито-анализатор. Используя программы вторжения такой силы, что системы Ги Бразили даже не могли их засечь, он соединился с информационной сферой Планальто.
- В ядрах памяти Администратума Планальто были обнаружены зонды, - доложил он, - Есть…
Он быстро просматривал информацию.
- Есть ощутимый общественный резонанс. Уровень безопасности по всему Планальто поднят до желтого шесть. Парламент кантона был созван на чрезвычайную сессию, чтобы обсудить данный инцидент. В разведывательных ведомствах ведутся яростные споры насчет того, является ли информационное вторжение работой иностранной державы или же промышленным шпионажем.
- Если Сичар виновен в той мере, в какой его подозревают, - сказал Амон, - он будет знать о вероятной причине этих событий, как и о вероятном происхождении зондов. Сколько времени у них уйдет на анализ и отслеживание червей?
- Пока их не запустили, они были стерильными и без следов, - сказал Гаэдо, - Но во время перемещения они могли собрать на себе определенные микрочастицы. Приличный судебный эксперт будет в состоянии отследить их до нашего судна за несколько часов.
- Мы уже под подозрением, - сказал Амон.


- Уже?
- Тот Черный Люцифер знает, что мы не те, кем кажемся. Думаю, они просто ищут явные доказательства, прежде чем обвинить нас.
- А у нас до сих пор нет разрешения, - сказал Гаэдо.
Амон медленно кивнул.
- Но они этого не знают, - сказал он.
Гаэдо не ответил. Он пристально изучал когито-анализатор.
- Что такое? – спросил Амон.
- Парламент ввел чистку всей системы, чтобы спугнуть и уничтожить зонды, - ответил Гаэдо. – Распоряжение было подписано Феромом Сичаром, председательствующим в парламенте. Но это не то… Я получаю отклик от зондов. Семь из них проникли в коммуникационный архив Планальто, и один нашел логи архива Лорда Сичара за последние семь месяцев.
- Расшифровка?
Гаэдо покачал головой.
- Нет, код до сих пор для нас преграда. Но заголовочные индексы отправителя и получателя на каждой форме сообщения не зашифрованы. Они хранятся в бинарном коде. Прогоняю весь список по сравнительным данным. Ну же… ну же…
Плотные строчки символов начали подниматься по маленькому экрану компактного устройства.
- Четыре подтвержденных совпадения, - прошептал Гаэдо. – Четыре, видишь? Каждое из них определенно является действующим кодом приема «Духа Мщения».
Флагман Луперкаля. Амон кивнул.
- Это достаточное основание. Вот все, в чем мы нуждались. Мы выдвигаемся.
Вызванные с Дворца ударные группы могли быть в сердце Планальто менее чем через двадцать пять минут, но Амон рассудил, что такой образ действия привел бы к совершенно противоположным результатам. Открытая война только ухудшила бы положение дел. Он и Гаэдо должны были взять под стражу Сичара, а затем с помощью последовательного расследования выловить сеть сообщников лорда.
Он вытащил из кармана мантии пусковое устройство и нажал его.
- Комплекты вооружения, - сказал он. В воздухе прозвенело два громких хлопка стиснутого воздуха, когда телепорт доставил с борта «Ястребиного крыла» два тяжелых металлических контейнера. Он возникли посреди ковра, источая пар. Из-за сверхдавления в покоях вылетело два окна. Приведенные в действие от внезапного появления и испускаемого энергетического излучения, охранные сигнализации начали посылать сигнал.
Гаэдо и Амон распахнули металлические контейнеры. Внутри каждого, бережно упакованные, лежали золотые доспехи кустодианцев и разъединенные сегменты копий Стража.

ЭЛИТНЫЕ СТРОЕВЫЕ команды «Драко» во главе с Ибн Номом менее чем через минуту ворвались в покои. Они пустовали. Яростный ветер задувал сквозь вылетевший участок армированного окна.
Ибн Ном посмотрел на открытые, теперь пустые контейнеры и валявшуюся на полу возле них одежду. Он увидел маску петуха, декоративную саблю и в спешке сорванные кабели смещающего поля.
Он подошел к окну и взглянул туда, где свирепствовал ветер. Далеко внизу лежали башни и улицы Планальто. Немного вдали он увидал возвышающееся над берегами бескрайних сверкающих Зимних Полей Здание Парламента.
Ибн Ном активировал гравитационный удерживатель и выпрыгнул из окна.

ЗДАНИЕ ПАРЛАМЕНТА было роскошным строением, созданное из нитей посеребренной стали и глыб тусклого камня, походившего на полированную слоновую кость. Колокола звенели, настойчиво давая сигнал делегатам, бургрейвам и вельможам укрыться или же искать защиты у своих телохранителей. Вокруг входов в здание собрались тысячи «Драко», особенно много их было у широких главных ступеней, ведших из государственных причалов Зимних Полей на прекрасный пролет.
Гаэдо и Амон приземлились на крыше самого большого здания на причале, потревожив ледяной порошок, который теперь разлетался по полям. Они выключили прыжковые ранцы и всмотрелись на открывшуюся перед ними сцену.
- Похоже, будто мы растревожили колонию сердитых муравьев, - пробормотал Гаэдо.
Амон прикоснулся к его руке и кивнул.
В зимнем небе появилась черная фигура, которая с проворным изяществом уклонилась от шпиля проходной и приземлилась на главных ступенях среди столпившихся солдат «Драко».
- Сканнеры! – услышали они приказ Ибн Нома. – Они уже здесь! Оцепите этот участок и найдите их!
Амон и Гаэдо соскочили с крыши здания причала и вместе пошли к ступеням.
Вокруг них суетились «Драко», проверяя портативные сканеры или же вынимая из ящиков более тяжелое оборудование. Доносились нетерпеливые голоса. Для наблюдения за ледяными полями, вдоль их берегов орудийные расчеты устанавливали орудия на треногах. На низкой высоте мурлыкали группы боевых вертолетов.
Два кустодианца спокойно поднимались по ступеням сквозь ряды взволнованных солдат. Они прошли в трех метрах от Черного Люцифера. Ном выкрикивал команды, пытаясь организовать периметр.
Так и не встретив сопротивления, он вошли в Здание Парламента. В наполненной эхом главной палате проводилась эвакуация – Ги Бразильские вельможи гуськом выходили из-за рядов кресел, и под надзором вооруженных «Драко» текли к выходам.
Лорд Сичар все еще сидел в своем кресле – покрытом балдахином троне из черного дерева, в котором он председательствовал в нижней и верхней палате. Он был человеком с благородной внешностью, одетый в мантии зеленых и красных цветов, и немного моложе, чем Амон себе представлял. Его нетерпеливо дожидался собственный Черный Люцифер, чтобы вывести в безопасное место, но Сичар все еще подписывал последние документы, принесенные ему делегатами и писцами, нетерпеливо совещаясь с главой ведения протокола парламента.
- Постарайся не нанести ему вреда, - Амон дал указание Гаэдо. – Для беседы он нам будет нужен живым.
- Вероятно, нам придется убить его Люцифера, - ответил Гаэдо.
- Согласен, но только если он будет сопротивляться. Один чистый выстрел. Мне не нужно тут сражения.
В тридцати метрах от трона они сняли с себя плащи-обманки.
- Сичар Ги Бразильский, - объявил Амон. – Именем Адептус Кустодес вы объявляетесь врагом Терры. Не пытайтесь оказывать нам сопротивление.
Сичар, делегаты, писцы и глава протокола обернулись и в изумлении уставились на них. Один из писцов не выдержал и в ужасе побежал к выходу. От пары золотых великанов в увенчанных гребнем шлемах исходила только угроза.
Черный Люцифер украдкой тянулся к своему оружию.
- Только попробуй, - прорычал Гаэдо, направив копье на Люцифера.
Сичар поднялся с кресла, сохранив больше самообладания, чем окружавшие его подчиненные. Он посмотрел с подиума на двоих кустодианцев в светящихся доспехах.
- Это непозволительно, - начал он. Несмотря на брошенный им вызов, он не мог сдержать дрожь страха в своем голосе. Никто не мог стоять перед кустодианцем, не испытывая нерешительности. – Это совершенно непозволительно. Это попирает суверенитет Ги Бразили. Я буду требовать глубоких извинений от вашего повелителя когда –
- Он и ваш повелитель также, - объявил Амон.
Сичар моргнул.
- Я… Что?
- Он, как предполагается, и ваш повелитель также, - повторил Амон. – Сейчас вы составите нам компанию и ответите на ряд спорных вопросов, клеймящих вас как предателя. Сойдите с подиума.
В главной палате сверкнула вспышка света, за которой тут же последовали другие. На секунду Амон подумал, что это были взрывы гранат, но тут же пересмотрел эту идею. Яркие ореолы были от телепортирования.
Внезапно между кустодианцами и их целью возникло семь фигур. Шестеро из них были облаченные в полные боевые доспехи Адептус Астартес, в которых Амон тут же распознал хускарлов Имперских Кулаков. Когда телепортационные вспышки рассеялись, Астартес в унисон сделали шаг вперед и с лязгом нацелили болтганы на кустодианцев.
Седьмая фигура была самой высокой, укрытой плащом из золотой нити и красного бархата.
Его волосы были белыми и коротко подстрижены, а благородное лицо казалось обветренным и уставшим.
- Мой лорд, - сказал Амон, склонив голову перед примархом.
- Это должно прекратиться, - сказал Рогал Дорн.

ДОРН ПРОШЕЛ через ряды Астартес.
- Поднимите оружие, - мягко сказал он.
Имперские Кулаки ловко подняли болтганы на плечо.
- Я имел в виду всех, - добавил Дорн, смотря на кустодианцев.
Амон и Гаэдо держали копья нацеленными на трон.
- Мой лорд, Фером Сичар предатель и шпион, - осторожно ответил Амон. – Он использует сеть своей обширной торговой империи для общения с Воителем и его невежественными мятежниками. У нас есть убедительные основания и достаточно доказательств, чтобы задержать и допросить его. Он пойдет с нами.
- Или? – спросил Дорн с мягкой, почти удивленной улыбкой.
- Он пойдет с нами, мой лорд, - твердо сказал Амон.
Дорн кивнул.
- Наглядный пример решимости и лояльности, а, Архам? – сказал он.
- Воистину, мой лорд, - ответил командир хускарлов.
- Они бы сражались с шестью Астартес и примархом, чтобы исполнить свою обязанность, - сказал Дорн.
- Мой лорд, - сказал Амон, - пожалуйста, отойдите в сторону.
- Вы меня почти уговорили позволить вам пройти, - сказал Дорн. – Но, конечно же, при этом я причинил бы вам обоим вред.
- Вы бы попытались, - ответил Гаэдо. – Мой лорд, - добавил он.
- Достаточно, - сказал Дорн. – Архам?
Командир свиты ступил вперед.
- Лорд Сичар Ги Бразильский таки шпион, - довольно прозаично объявил он. – Лорд Сичар регулярно связывался с Гором/Хорусом Луперкалем, и обменивался с предателем большим количеством информации.
- Вы признаете это? – спросил Амон.
- Он наш шпион, - сказал Дорн. Теперь примарх и Амон стояли лицом к лицу. Они были самыми высокими существами в комнате.
- Я укрепляю Терру изо всех сил в преддверии приближающейся войны, - сказал Дорн. – А это больше, нежели просто стены и орудийные платформы. Это и информация. Хорошие, нужные данные. Точные сведения. Лорд Сичар столь же лоялен как ты или я, но его репутация оппонента имперской политике сделала его вероятной кандидатурой на роль перебежчика во вражеский стан. Гор/Хорус думает, что у него есть друзья на Терре. Друзья и союзники, которые восстанут и пойдут сражаться вместе с ним, когда прибудут его сонмы.
- Понимаю, - сказал Амон.
- К сожалению, - сказал Дорн, - эта суета, наверное, уже скомпрометировала его. Вероятно, мне придется теперь разрабатывать других шпионов.
- Мой лорд, - сказал Амон, - мы кустодианцы. Мы охраняем Терру и Императора так же, как и вы. Разве не имело смысла рассказать нам о сопричастности лорда Сичара?
Дорн вздохнул и не ответил.
- Вы знаете, что такое кровавая игра, мой лорд? – спросил Гаэдо.
- Конечно, - ответил Дорн. – Собаки играют волков и тестируют защиту Императора на малейшие недостатки или уязвимости. Я просмотрел много ваших докладов, и приспособил их выводы для моих укреплений.
- Тогда, возможно, - предложил Амон, - мы могли бы считать это кровавой игрой? Мы нашли слабину. Теперь все, кто стремится служить и защищать Императора, должны будут работать с единой целью и делится друг с другом информацией.

ГОНОЧНЫЙ КАТЕР вылетел с причала в буре ледяных кристаллов. Это была мощная двухместная модель цвета кобальтовой сини, с приподнятым носом и массивным ледяным лезвием. В задней части стабилизирующих крыльев зеленым пламенем пылали ионные двигатели. Он несся по Зимним Полям, издавая при этом звук, как если бы ножом водили по стеклу.
Чет, или как бы там его не звали на самом деле, даже не потрудился отдать швартовы. Он расстрелял двоих рабочих на причале, высунувшихся посмотреть, из-за чего поднялся шум, и запрыгнул в гоночную кабину, захлопнув выдвижную крышу.
Амон ввалился на причал в тот момент, когда катер уже сорвался с места. От удара его огромного бронированного тела растрескалось несколько каменных плит. Туго натянутые швартовы рвались с треском, похожим на пистолетные выстрелы. Амону удалось ухватиться за один из них и удержаться, когда они, наконец, разорвались. Понесшись за канатом, он взлетел на край причала и упал животом на лед, скользя и кружась подобно сброшенному с коня наезднику. Ледяная крошка слепила его. Вибрация и трение были слишком сильными. Когда катер увеличил скорость, Амон почувствовал, что его доспехи сминаются и прогибаются. Он катился и подскакивал, вертясь на конце каната. Его хватка понемногу ослабевала.
Амон разжал пальцы, и заскользил размашистой дугой по льду. Он зарылся своими тяжелыми ботинками в лед, пытаясь остановить скольжение, и, сделав это, встал на ноги.

Катер продолжал мчаться полями. Конькобежцы и буеры в панике убирались с его безумного пути. Он пронесся через огороженные флагами дорожки для скоростного бега на коньках.
Позади Амон услышал еще один взрыв. Из Здания Парламента вырвался еще один фонтан пламени и дыма.
- Амон! Амон! – вопил Гаэдо по воксу.
- Иди.
- Где ты?
- Преследую ассасина. Он держит путь по ледяному озеру. Примарх цел?
- У меня есть подтверждение от Имперских Кулаков, - ответил Гаэдо. – Примарх покинул Здание Парламента до того, как взорвалась первая бомба.
- Лорд Сичар?
- Мертв, вместе с восемью членами законодательного органа. Амон, жди. Я беру топтер. Буду на пути к тебе через –
- Нет времени, - ответил Амон. Он встал и запустил прыжковый ранец. Рывок подбросил его высоко в воздух. Поднимаясь все выше, он увидел, что катер внизу повернул. Сейчас он двигался на запад, прорываясь сквозь строй яхт.
Лорд Сичар был убит собственным Черным Люцифером, своим телохранителем, человеком по имени Ген Чет. Ибн Ном представил его Амону. Кем бы не был носивший черные доспехи тогда, когда Амон кивнул ему, его настоящее имя явно было не Ген Чет. Или, что еще более мрачно, он никогда не был тем, кем притворялся.
Казалось, что у Луперкаля были собственные шпионы. Собаки стали волками, а волки превратились в собак. Примарх Дорн обязан был поставить под угрозу лорда Сичара ради плана Амона. Черный Люцифер был вместе с ними. Человек Гора/Хоруса был вместе с ними. Тайна лорда Сичара была раскрыта. Лорд Сичар внезапно стал слабиной, которая должна была быть заделана, а враг - наказан.
Взрыв бомбы позаботился об этом. Он уничтожил центральную часть палаты Парламента, и обвалил крышу. Гаэдо и Амона отбросило сквозь деревянные перекрытия в консульскую комнату для голосований. Амон первый оказался на ногах.
Ассасин бежал. Оставив, по крайней мере, еще одну бомбу, он бежал на поля. Амон задался вопросом, почему. Ассасины были сосредоточенными существами. Исполнение задания или самоубийство было обычным финалом их усилий. Думал ли этот человек, что сможет сбежать?
Конечно, нет. Тогда чего он пытался достичь?
Амон налетел на мчащийся корабль. Выставив руки впереди лица, он молниеносно ударил ими, снеся крышу далеко в сторону. Стеклянные осколки и кусочки окна разлетелись на мчащемся ветру. Амон старался не свалиться. Люцифер в черных доспехах изо всех сил пытался одной рукой удержать управление над катером, пока другой возился с оружием. Судно дернулось. Амон соскользнул, и остановился только потому, что уцепился за вздернутый нос катера.
Он погрузил пальцы в металлическую обшивку фюзеляжа, делая себе опоры, и полез вперед. Ассасин нашел оружие. Он выстрелил в Амона из-за изгиба приборной панели, и болт просвистел мимо уха кустодианца. Катер приближался к предельной скорости. Амон подтянулся и достиг открытой кабины. Ассасин выстрелил вновь, попав в возвышавшегося над ним кустодианца. Болт попал в левое плечо Амона, его кровь брызгами разлетелась на воздушном потоке.
Амон нанес удар правым кулаком. Он сокрушил металлический шлем и размозжил находившуюся внутри него голову.
Тело ассасина отклонилось от приборной панели, и катер начал бешено вращаться. Продолжая держаться, Амон попытался забраться внутрь, чтобы выключить двигатели.
Он увидел то, что находилось на заднем сидении.
Еще одна бомба, наибольшая и самая разрушительная из всех. Теперь Амон понял. Ассасин все это время планировал самоубийство. Он планировал завершить работу, пригнав катер в центр Зимних Полей и взорвав устройство. Бомба уничтожила бы огромные реакторы Ги Бразили, погребенные под полями. Реакторы бы аннигилировали Планальто. Терра бы ощутила на себе гнев и влияние Гора/Хоруса Луперкаля.
Едва не срываясь от безудержной вибрации неуправляемого катера, Амон увидел, что экран обратного отсчета был разбит. Не было никакого способа узнать, сколько еще времени оставалось на таймере.
В полном отчаянии Амон сорвал свое пусковое устройство. Для полной корректировки и перекалибровки не было времени, он бы не успел ввести дополнительный набор координат. Амону удалось только перегрузить высоту, прибавив к ней два километра. Затем он втиснул кнопку активации и швырнул устройство в кабину.
Он отскочил. Большая часть несущегося катера исчезла даже до того, как Амон успел удариться об лед. Он приземлился с резким хрустом костей и прокатился, кувыркаясь, тридцать или сорок метра в буре льда. Разъединенные из-за ограниченного действия телепортационного луча стабилизаторное крыло и часть хвоста катера, теряя по пути обломки, с грохотом пронеслись мимо него, их срезанные края пылали и плавились.
Лежа на спине, в полубессознательном состоянии, Амон еще несколько раз скользнул кругами и затем медленно, медленно остановился. Он посмотрел в сиреневое Зюд Мериканское небо.
В двух километрах над ним сверкнула яркая вспышка, сопровождаемая слепящим, увеличивающимся расцветом белого света. Затем шум и ударная волна настигли его и впечатали в лед.

У СТЕН Дворца, в Гималазийском сумраке, верная гончая поднялась со льда и отряхнулась. Она была ранена, но большая часть крови на ее морде и боках принадлежала волку, которого она только что с лаем отогнала в темноту, разорвав горло.
Прихрамывая, она плелась обратно к воротам, оставляя капли крови на снегу за собой. Ее дыхание превращалось в пар в холодном вечернем воздухе.
Позади нее, во мраке, собиралось больше волков, они подходили все ближе.

END
Tags: w40k
Subscribe

  • Перевод

    Уважаемый товарищ Лис закончил перевод " Чангиз Лахиджи. В полном боевом" Не смотря на налет хвастовства Лахиджи и самолюбования, книга приличная и…

  • Ведьмак

    Прочитал первые две книги "Ведьмака" Сапковского. Почувствовал себя так, будто мне снова 15. Мне тогда подарили четырехтомник Роберта Говарда. 1)…

  • Боб Ли Суэггер

    https://www.amazon.com/Game-Snipers-Bob-Lee-Swagger/dp/0399574573 In this blazing new thriller from Pulitzer Prize winner Stephen Hunter, master…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments