Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

Последний рассказ

Comapny I, 75th Ranger, 1st ID

В феврале 1969 года базовым лагерем 1st Infantry Division был Lai Khe, прозванный Rocket City. Лагерь располагался посреди большой каучуковой плантации около Шоссе № 13 (Thunder Road). Окрестности Lai Khe были местом концентрации частей НВА и ВК, действовавших против частей 1st Infantry Division. Ее подразделения эффективно выдавливали противника в коридор реки Song Be, Fishhook, Angel’s Wing, Trapezoid & Hobo Woods, War Zones C & D и каучуковой плантации Мишлен. Это был огромный оперативный район, граничивший с зоной ответственности 25th Infantry Division в Tay Ninh и Cu Chi, и допустить рост концентрации противника в этом районе было бы очень непредусмотрительно.

В конце 1968 года разведывательно-диверсионная часть 1st Infantry Division - рота F 52nd Infantry (LRP) потеряла целые две патрульные группы. Одна была полностью уничтожена во время высадки. Погибло 6 разведчиков. Через месяц еще одна группа из 6 человек была перебита во время разведывательной миссии. Выжил всего один человек, притворившийся мертвым.
Оставшиеся бойцы роты LRP стали считать, что потери являются следствием ужасающе неправильного использования роты LRP командованием 1st Infantry Division. Тактика «экономии сил» с точки зрения разума казалась преступной. Пожертвовать малым, чтобы сохранить большее, некоторым кажется благородной концепцией. Но как на это смотрят, те, кому «посчастливилось» оказаться среди «малого»?
Рота F заплатила высокую цену за обнаружение противника. В результате, численность роты резко упала. Это не только снизило количество групп LRRP, отправляемых в поле, но и негативно отразилось на целостности команд. Когда 1-го февраля 1969 года все роты LRP были переименованы в рейнджерские роты, то бывшая рота F 52nd Infantry (LRP), ставшая ротой I 75th Infantry (Ranger), по численности не дотягивала до взвода.

Ранним утром 26-го февраля 1969 года, SP4 Bill Goshen вернулся из семидневного отпуска из Японии. Командир роты предложил Goshen убыть в отпуск на 10 дней раньше, так как узнал, что Goshen нужен отдых от службы. Кроме того, Как только Goshen вылез из вертолета, доставившего его из Bien Hoa в Lai Khe, ему сообщили печальные новости о том, что его группа и еще одна понесли тяжелые потери, пока он был в отпуске. В его группе была трое тяжелораненых, а в другой группе SP4 Bob Law погиб, закрыв своим телом гранату, спасая товарищей.
Потрясенный новостями, Goshen отправился сразу в полевой госпиталь проведать своих раненых товарищей по группе и узнать, что было не так на патруле. Час спустя его вызвал 1st Lt Jerry Davis и сообщил ему, что дивизионная разведка хочет чтобы была проведена специальная миссия. Davis сказал Goshen, что ему приказано срочно сформировать группу, и он хочет, чтобы Goshen был в ней пойнтменом. Так на этот момент в Lai Khe были только разведчики из разных групп, посылавшаяся на задание команда представляла собой «лоскутное одеяло» из имевшихся в лагере разведчиков. Командиром группы был назначен SSG Enrique Cruz, а группа получила несчастливый позывной Victim Eight («Жертва 8»)
Вскоре после этого группу собрали на инструктаж. Ни один из членов группы не был в восторге от того, что Cruz назначили командиром. Несмотря на то, что все любили этого невысокого выходца с Гуама и уважали его как человека, тем не менее он был слишком агрессивен, чтобы командовать разведывательной группой. Как член группы он выполнял приказы и отлично делал свою работу, но для командира он был слишком эмоционален. Cruz приехал во Вьетнам только по одной причине – мочить гуков, и он не делал разницы между тем сколько с ним бойцов: тысяча или всего пятеро. Cruz был во Вьетнаме уже восемь месяцев, и с гордостью носил нашивки рейнджеров и выпускника школы Recondo. На патруль он всегда брал с собой CAR-15 c тридцати зарядным магазином. На инструктаже он сообщил товарищам, что пойдет в патруле вторым.
Goshen, выходец из Fort Worth, Texas, назначался заместителем командира группы и пойнтменом. Несмотря на то, что он прослужил во Вьетнаме всего пять месяцев, это был его восемнадцатый патруль. Goshen попал во Вьетнам из Учебного Центра Сил Специального Назначения из Fort Bragg, North Carolina. Полученная им травма не позволила ему пройти полностью десантную подготовку, таким образом поставив его карьеру в Силах Специального Назначения под угрозу. Все, что он смог сделать в этой ситуации, это завербоваться добровольцем во Вьетнам.
Место старшего радиста в группе занимал James Leibnitz. Leibnitz был только на одном или двух патрулях, большую часть своего тура он прослужил ротным писарем. Он был отличный парень, но отсутствие практического опыта пребывания в поле, сказывалось на его поведении. Сидя в штабе, он встречал возвращавшиеся с патрулей группы. Наконец, он не смог больше считать потери, и попросился добровольцем в поле. Его место в группе было сразу за SSG Cruz.
Четвертое место в группе занимал гранатометчик SP4 Larry Wenzel из Boerne, Texas. Коренастый ковбой с родео, Wenzel мог поладить с любым человеком. Несмотря на то, что он был во Вьетнаме всего три месяца, он уже успел побывать на множестве патрулей.
SP4 Robert Levine c Midwest, шел пятым в патруле. Тактичный, симпатичный, атлетически сложенный парень беспрекословно выполнял приказы и следовал букве инструкций. Он был во Вьетнаме немногим более трех месяцев, но в патруле его способности были явно выше средних.
Тыл группы был в надежных руках PFC Gary Johnson. Goshen и Johnson оба родились в Forth Worth, Texas. Они ходили в разные школы, но знали друг друга, так как пошли в армию по программе предоставления льгот при получении образования. Johnson, в отличие от Goshen, женился перед убытием во Вьетнам. К несчастью, его жене не потребовалось много времени, чтобы найти замену отсутствующему мужу, и менее чем через 90 дней после приезда во Вьетнам, Johnson получил “Dear John letter”. Это произошло меньше, чем за неделю до выхода на это задание.
Во время предпатрульного инструктажа, подполковник из штаба Дивизии долго и нудно показывал на огромной карте Индокитая, как различные силы разведки вели отдельный полк на его пути из Северного Вьетнама до точки на границе с Камбоджей к западу от Lai Khe, где его благополучно потеряли. Затем, подполковник очень четко обозначил цель миссии для группы из шести рейнджеров: группа осматривает район в двух километрах южнее Fishhook и определяет, пересек или нет полк НВА границу в сторону Южного Вьетнама. Разведка предполагает, что силы полка НВА больше четырех тысяч человек. По графику разведывательная группа должна была высадиться с рассветом на следующий день и оставаться в поле четыре дня и три ночи.

После инструктажа, группа собралась вместе, и сержант Cruz повторил каждому его место в патруле и его обязанности. Пока группа получала и укладывала необходимое снаряжение, Cruz совершил облет зоны разведки.
На следующее утро шесть рейнджеров в предрассветных сумерках ожидала посадки на вертолет. Вертушки опаздывали, и рейнджерам пришлось прождать около часа, прежде, чем их транспортный вертолет приземлился на площадку. Рейнджеры приготовились забраться на борт Huey, но сержант из группы оперативного управления подошел к ним и произнес: «Парни, если вы будете выполнять эту задачу по правилам, то шансов вернуться живым, у кого-то из вас точно не будет. Но если вы сумеете притащить мне АК-47, я постараюсь досрочно вытащить вас.»
Шестеро разведчиков посмотрели друг на друга, не веря своим ушам. Новая группа из шести человек с тяжелой задачей найти четырехтысячный полк НВА, прямо на границе с Камбоджей, под командованием человека, желающего пострелять по врагу, и этот парень предлагает им притащить ему пару штук «калашей»?!? Он, что думает, что противник разбрасывает автоматы посреди джунглей? С усилившимся чувством тревоги, рейнджеры засунули себе в задницу дополнительную затычку и влезли в вертолет.
К зоне высадки группы прибыла около 07.30. Huey сразу зашел на посадку в центр зоны высадки, не сделав ни одного обманного захода. Вертолет завис в восьми футах над землей в середине рисового поля в двухстах метрах от ближайшего перелеска. Bill Goshen, стоя на левом полозе, посмотрел с недоумением на пилота, но спрыгнул вниз, когда тот дал ему знак прыгать. За ним высадились остальные члены группы. Оказавшись на земле, рейнджеры поняли, что стоят по колено в стоячей воде. Им пришлось идти по раскисшей земле и грязи около двухсот метров, чтобы добраться до ближайшего перелеска. К счастью, они вышли на гребень, на котором вода и грязь были не такими глубокими.
Как только Goshen дошел до леса, он обнаружил утоптанную тропу, на которой, в довершение всех «радостей» он увидел множество свежих (не более 2 часов) отпечатков обуви северо-вьетнамцев. Cruz быстро прошел вперед чтобы осмотреть тропу, затем вернулся и пошел прямо по тропе.
Убедившись, что за ними никто не идет, Cruz остановился и потребовал объяснений. После непродолжительной дискуссии между ним, Goshen и другими членами группы, во время которой участники спора шепотом выясняли, кто здесь командир группы, а кто пойнтмен, Cruz понял, что только он хочет идти по тропе. Cruz был взбешен, но он понял, что другие члены группы его не поддерживают. Итак, вместо того чтобы идти по тропе, он бесшумно проскользнул в джунгли, и патруль осторожно двинулся по джунглям параллельно тропе.
В ста метрах от границы леса, группа образовала круговой периметр. RTO Leibnitz связался с вертолетами, сообщил, что они могут улетать, коротко доложил обстановку об обнаружении тропы, и следов на ней. После сеанса связи группа поднялась, и в течение трех часов шла, удаляясь от тропы и LZ по лесу, который менял растительность от плотных зарослей до деревьев с густыми кронами. Несмотря на то, что больше признаков присутствия противника не было обнаружено, рейнджеров не покидало чувство неясной тревоги - чувство того, что что-то идет не так.
После трех часов патрулирования, Cruz наконец решил сделать остановку. Он дал сигнал группе расположиться в густых зарослях и образовать круговую оборону. Группа должна была пройти три километра за четыре дня, поэтому у них появилась неожиданная радость от того, что маршрут патруля пройден ими полностью. Несмотря на это, каждый член группы чувствовал, что он должен быть особенно осторожен на этом задании. RTO Leibnitz воспользовался случаем, чтобы доложить обстановку и координаты их местонахождения.
Рейнджеры поели, и когда они закончили, Cruz принял решение о том, что они останутся здесь до наступления темноты. Эта идея никому не понравилась, но Cruz не был демократичным командиром.
В 17.00 командир группы прошептал своему заместителю: «Goshen, я хочу чтобы ты пошел со мной осмотреть окрестности. Я планирую встать здесь на ночевку. Я пройдусь клеверным листом туда, а ты сюда.».
Goshen не хотел ночевать в том месте, где они провели большую часть дня, поэтому усомнился в верности решения командира, но Cruz был непреклонен

Только они приготовились выходить на разведку, они услышали странный звук из прилегающих джунглей, который никто из рейнджеров не смог определить. Они замерли, ожидая, что звук повториться, но вокруг стояла полная тишина. Через десять минут Cruz неохотно дал знак начать движение. Он хотел завершить разведку до наступления темноты.
Спустя двадцать минут рейнджеры вернулись на периметр, не будучи уверены в том, что в джунглях они одни. Никто из группы не мог указать на причину тревоги, но их хорошо развитое шестое чувство подсказывало, что нужно быть настороже.

Через десять минут после наступления темноты, Cruz подполз к Goshen и спросил у него их местоположение по карте. Почему-то он стал спрашивать его о координатах, которые RTO доложил на последнем сеансе радиосвязи.

Оба разведчика сидели бок о бок, как вдруг из джунглей на юго-западной части периметра по ним открыли шквальный огонь. Пулемет бил всего в десяти метрах от ошеломленных рейнджеров. Очередь прошила горло Cruz и отсекла его голову от тела, не задев Goshen. Огонь противника был такой сильный, что у рейнджеров не было времени среагировать. По периметру в упор вели огонь из 12 -15 стволов. Очереди из АК-47 и выстрелы РПГ прошивали темноту, не давая патрулю возможности отступить. В рейнджеров полетели ручные гранаты, уничтожая то, что не было уничтожено пулями.
Каждый из рейнджеров был ранен пулей или осколком.
Cruz был мгновенно убит, Goshen попытался перевязать свои раны, но был тяжело ранен пулей из АК в правое плечо.
Leibnitz тоже был убит, его рация была уничтожена тем же взрывом, который унес жизнь радиста.
Levine получил множественные пулевые ранения в левую руку и правую ногу. Его конечности были так повреждены, что почти отделились от тела. Он попытался отползти в укрытие, но его убило взрывом гранаты, что спасло его от медленной смерти от потери крови.
Gary Johnson также был ранен, когда отважно пытался ответить противнику огнем. Прежде чем упасть на землю, он опустошил весь магазин в противника, прятавшегося в густых кустах, менее, чем в десяти метрах от него. Его неожиданный и интенсивный огонь спас группу от перехода солдат противника во фронтальную атаку.
Goshen вскоре пришел в себя после шока от неожиданного нападения и начал отползать из зоны огня. Но он почти уже дополз до укрытия, как пуля из РПД попала ему в бедро. Техасцу показалось, что его лягнул мул, он посмотрел вниз и увидел кровь, фонтаном бившую из раны. Боль от полученных ран ослепляла его, но он успел заметить вражескую разрывную гранату, упавшую в шести дюймах от его раненного бедра. Раздался страшный взрыв и Goshen моментально оглушило. Когда дым от взрыва рассеялся, Goshen увидел, что осколки еще сильнее разорвали его рану на бедре, а несколько попали ему в грудь. Он понимал, что находиться в очень плохом положении, но он знал, что ему необходимо выбраться из-под огня. Ни он сам, ни кто-то другой не могли ему помочь, до тех пор пока он продолжал быть в зоне обстрела.
Перевернувшись на бок, Goshen прополз двадцать пять метров, спрятался за дерево и снова осмотрел рану. Из бедра по прежнему толчками шла светло-красная кровь и стекала на землю. Он мог почувствовать, как жизнь вытекает из него...
В этот момент противник прекратил огонь и отступил с поля боя. Goshen сперва не мог понять почему они не пошли вперед, чтобы покончить с рейнджерами.

Между приступами боли, Goshen осознал, что северо-вьетнамцы пошли за ним и Cruz прямо до периметра, когда они ходили на разведку. НВА так хорошо провели слежку, что рейнджерам не удалось заметить ни единого человека, пока по ним не открыли огонь.

Внезапно Wenzel прибежал и шлепнулся рядом с Goshen. Старый добрый Wenzel!
Goshen и забыл про него. Wenzel быстро сказал ему, что он получил несколько осколков в спину, пулю из АК-47 в руку, а так он в полном порядке.
Goshen понимал, что времени у них нет. Он сказал Wenzel: «Выбирайся отсюда и иди на LZ. Постарайся дать вертушке знак приземлиться, лети на базу и доложи о том, что здесь случилось.»
Wenzel отказался, сказав, что он не оставит Goshen здесь. Goshen с каждой минутой слабел, и не хотел тратить силы на спор с Wenzel. Он послал Wenzel на периметр посмотреть не остался ли кто-нибудь в живых, и попросил его принести ему оружие и боеприпасы.
Wenzel кивнул и пополз в сторону периметра.
Wenzel вернулся с несколькими М-16, CAR-15 Cruz и рюкзаком Goshen. Убедившись, что Goshen вооружен, Wenzel вернулся на периметр и притащил Gary Johnson и уложил его рядом с Goshen, а сам лег с другой стороны.
Goshen насчитал около тридцати ран(!) на Johnson, включая сквозное ранение груди. Они сначала перевязали Johnson, затем наложили давящую повязку на бедро Goshen, и только потом забинтовали раздробленную руку Wenzel.
Вокруг них стояла кромешная темнота. Они остались одни в джунглях с разбитой рацией. Связи с внешним миром у них не было, и они никак не могли дать знать, что с ними случилось.
Goshen знал, что вертолеты начнут поиски группы, если та пропустит 2 регулярных выхода в эфир. С другой стороны, их следующее время выхода по графику в эфир наступало только через сорок пять минут, а следующее еще через час. За час сорок пять многое могло произойти. Кроме того, он вспомнил, что они с Cruz пришли к выводу, что группа находилась почти в километре от тех координат, которые они сообщили в последний раз. Значит, если вертолеты и начнут поиски группы, то будут это делать в километре от них. Надежда увидеть рассвет для рейнджеров гасла с каждой минутой.
Десять минут спустя, Goshen и Wenzel заметили множество фонариков, двигавшихся по джунглям прямо на них. Казалось, что целый полк НВА пробирается через джунгли, чтобы обследовать место боя и уничтожить выживших. Рейнджеры решили, что в плен он не сдадутся. Пока Wenzel готовил свою М-16 и М-79 к бою, Goshen распрямил усики на шпильках разрывных гранат и положил их рядом с собой на землю. Он также расположил М-16 и Крузовский CAR-15 рядом с собой. Сделав это, оба рейнджера сели спиной к друг другу и стали ждать, когда солдаты НВА подойдут к ним.
В тишине они смотрели, как противник группа за группой проходил мимо них по джунглям. Удивительно, но северо-вьетнамцы никого не искали. Скорее всего они шли от камбоджийской границы в Южный Вьетнам. Так как тропы в этом месте не было, солдаты НВА вынуждены были продираться через джунгли из пункта А в пункт В, расположенный где-то на востоке.
Противник шел мимо них в течение двух часов. Goshen и Wenzel услышали звук вертолетов. Как они и предполагали, вертолеты осматривали сектор в километре от них. Противник продолжал идти, не обращая внимания на звук вертолетов.
Через некоторое время, вертолеты расширили сектор поиска, и стали ближе и ближе приближаться к тому месту, где прятались Goshen, Johnson и Wenzel. Как только вертолет пролетал над местом боя, солдаты НВА гасили фонари и замирали, пока вертолет не скрывался из виду. Как только вертолет удалялся на безопасное расстояние, противник снова зажигал фонари и продолжал свой путь. Два раза противник проходил менее чем, в десяти метрах от рейнджеров. Около полуночи вертолеты закончили поиски и улетели. Между 0200 и 0300 противник тоже закончил свое движение в этом районе.
В течении ночи, Johnson несколько раз приходило в себя, сжимал руку Goshen и шептал: « Билл, мы должны вернуться в Fort Worth» После этого он вздрагивал и снова терял сознание. Goshen не мог не думать о Johnson, его мучали мысли о том, что его друг умирает, а он никак не может ему помочь.
Goshen и Wenzel думали, что противник утром вернется. Они молились, пока Wenzel не заснул, ослабев от ран. Goshen не спал - сильная боль и мысли о том, что это его последняя ночь на свете не давали ему заснуть.
Прямо перед наступлением рассвета, Goshen разбудил Wenzel, прошептав: «Пора вставать, Ларри. Они скоро придут.»

Не прошло и пяти минут, как они заметили семь солдат НВА, крадущихся через джунгли. Они были одеты в форму американских LRRP, на головах у них были панамы, и даже руки и лица у них были раскрашены камуфляжной краской.
Семь человек цепочкой осторожно подходили к зоне поражения. Казалось, что рейнджеры поменялись с ними местами. Солдаты НВА приблизились и остановились в десяти метрах от Goshen и Wenzel. Передовой дозорный дал короткую очередь в тело одного из убитых рейнджеров.
В эту же секунду, Goshen одиночным выстрелом из М-16 в шею убил северо-вьетнамца. Goshen попытался перевести огонь на других вражеских солдат, но обнаружил, что его М-16 заклинило после первого выстрела. Он не обратил внимание на то, что предыдущим вечером во время боя пуля попала в ствольную коробку.
Goshen схватил CAR-15 и опустошил полный магазин по оставшимся врагам, которые скрылись в джунглях. Вместо того, чтобы сменить магазин, раненый рейнджер стал кидать гранаты в густую растительность, куда скрылись северо-вьетнамцы. Wenzel вел огонь по врагу, держа оружие в левой руке.
Подразделение противника, застигнутое врасплох не смогло даже ответить огнем. Как только их головной дозорный был убит, северо-вьетнамцы ретировались в джунгли. Не имея четкого представления о том, куда они попали, противник повел себя так, как будто попал под интенсивный обстрел.
Одна из брошенных Goshen гранат отскочила от толстого ствола дерева и упала рядом с чьим-то брошенным рюкзаком. От взрыва прикрепленная к рюкзаку дымовая граната сдетонировала, дым от нее стал ползти между кустами и стволами деревьев. Этот дым заметил пилот разведывательного вертолета LOH, пролетавший в нескольких сотнях метров от этого места. Скоро вертолет закружил над дымом. Goshen попытался достать из кармана сигнальное зеркало, чтобы дать им знак пилоту. Когда раненый рейнджер увидел, что пилот удерживает вертолет нам месте, раскачивая его взад и вперед, он понял, что их заметили. Вскоре вертолет покинул это место.
Через двадцать минут появилась Cobra, и Goshen дал пилоту сигнал с помощью зеркальца. Пилот Cobra медленно маневрировал над местом, где рейнджеры вели бой, спустив на веревке рацию PRC-25. Wenzel подбежал и отцепил рацию. Вскоре он сидел рядом с Goshen. ATL быстро настроился на частоту и дал длинный отчет об убитых и о состоянии оставшихся в живых.
1st Sgt Carl Cook и Lt Davis приняли его сообщение. Они оба были шокированы, узнав, какие потери понесла группа. Goshen запросил вооруженных вертолетов, аэромобильный взвод (ARP) и вертолет с системой эвакуации лежачих раненых. Davis ответил, что все будет сделано.
В этот момент в радиопереговоры вклинился какой-то не назвавший себя полковник и приказал Goshen вести переговоры по установленной процедуре или он будет сожалеть о последствиях. Это было слишком для Davis. Он немедленно вклинился в разговор и сказал полковнику, чтобы тот немедленно вышел из эфира. Он сердито объяснил неизвестному и нежеланному гостю, что тот с кем говорит, является его командиром полевой группы. Полковник немедленно покинул эфир.
Вскоре над группой появился австралийский OV-10. Пилот сообщил свой позывной – Sidewinder. Через минуту появился самолет с радиорелейной станцией, наконец, помощь была на подходе.
Чтобы дать знать противнику, что они живы, и отбить у них желание подползти к периметру, Goshen стал стрелять из М-79 по кругу, стараясь, чтобы гранаты взрывались между деревьев.
Когда вооруженные вертолеты подлетели к ним, Goshen, объяснил им свое местонахождение и проинструктировал пилотов вести огонь по джунглям вокруг рейнджеров, стараясь держать огневой вал в двадцать метрах от них.
Пока вооруженные вертолеты поливали огнем джунгли, аэромобильный взвод высадился на просеке в трехстах метрах от них. Вскоре над рейнджерами завис спасательный вертолет Н-54. Он попытался спустить эвакуационную систему. Система опустилась на две трети своего пути до земли, но снайпер открыл по вертолету огонь, и тот должен был улететь.
В этот момент Goshen попросил Wenzel принести АК-47 убитого северо-вьетнамского дозорного. Goshen объяснил Wenzel что это нужно сделать, если они хотят выбраться отсюда живыми. Wenzel без слов понял своего товарища.
Около 13.00 Goshen понял, что больше не может вести радиопереговоры. Боль и кровопотеря заставляли его балансировать на краю потери сознания. Из последних сил он запросил командиров во что одеты солдаты аэромобильного взвода. Услышав, что они носят каски, слабеющим голосом, Goshen предупредил, что северо-вьетнамцы одеты в американский камуфляж. Он попросил предупредить аэромобильный взвод стрелять во все что шевелиться, так Но перед тем, как Goshen потерял сознание, он увидел каску продирающегося сквозь кусты солдата. Через минуты пятнадцать солдат аэромобильного взвода дошли до раненых рейнджеров. Они быстро образовали периметр, медик немедленно дал альбумин трем раненым.
Н-54 вернулся и спустил Stokes basket, чтобы поднять раненых на борт. Goshen сказал, что останется на земле до тех пор, пока не эвакуируют всех убитых. Командир аэромобильного взвода попытался с ним поспорить, но рейнджер и слушать его не стал.
После того, как тела погибших рейнджеров были аккуратно подняты на борт Н-54, корзину спустили за Johnson, и только потом в нее положили Goshen и Wenzel. Goshen лег в корзину, прижимая трофейный АК-47 к себе.
Медицинский эвакуационный вертолет взял курс на Lai Khe и вскоре приземлился на площадке перед хирургическим отделением госпиталя 1st Infantry Division. На площадке их ждали рейнджеры из роты I, лейтенант Davis и 1st Sgt. Cook вынули Gohen из вертолета, пока другие рейнджеры выгружали остальных раненых. Goshen спросил у Cook: «Где сержант из оперативного?» Cook ответил, что его здесь нет, тогда Goshen отдал ему AK-47 и пробормотал: «Отдай ему это и спроси, ничего, что мы сейчас вернулись на базу?»
Когда всех троих рассортировали по тяжести ранения и медики приступили к обработке их ран, Goshen посмотрел на Wenzel и спросил его: «Ты в порядке?» Тот скривился и ответил: «Да.» Но когда Goshen посмотрел на Johnson, он увидел, что его друг был по-прежнему без сознания и весь мертвенно бледный.
Проснувшись утром, Goshen понял что все его тело обернуто бинтами. Доктор, обрабатывавший его раны, сказал, что в него влили 18 доз донорской крови, и он счастливчик, что остался в живых.
На соседней кровати лежал Wenzel. Goshen снова спросил его как он себя чувствует и Wenzel ответил, что все в порядке. Когда же Goshen спросил у него про Johnson, Wenzel только покачал головой и пробормотал, что он не знает. Goshen закричал, на его крик прибежал врач и рейнджер спросил у него про своего друга.
Майор с печальным выражением посмотрел на него и сказал: «Прости, сынок, он умер во время операции. У него была большая внутренняя кровопотеря.»

И это все? Это и был говеный конец Gary Johnson?
Goshen никак не мог с этим смириться. В предыдущие несколько месяцев он сдружился с Johnson. Они сблизились отчасти из-за того, что были земляками, отчасти из-за того, что он помогал Gary пережить Dear John letter. В этот момент Goshen представил, что когда-нибудь ему придется встретиться с семьей Johnson, и рассказать им как умер их сын.
В госпитале их навещали рейнджеры, пилот радиорелейного самолета и австралийский пилот. Затем обоих рейнджеров отправили в Long Binh, откуда они начали свой долгий путь по армейским госпиталям, закончившийся в Broke Army Medical Centre в San-Antonio, Texas. Больше года оба провели на больничной койке, оправляясь от своих ранений.
Гораздо позже Wenzel и Goshen узнали, что аэромобильный взвод потерял шесть человек убитыми на пути к рейнджерам.
Менее чем через месяц после этой миссии, SSG Jerry “Mad Dog” Shriver повел группу LRRP/SOG в тот же район Fishhook с задачей обнаружить штаб COSVN. Их группа быстро попала в засаду, и “Mad Dog” Shriver пропал, прикрывая их отход. Доклады разведки показывали, что устроившая эту засаду группа НВА, принадлежала к одной и той же команде противодиверсионных сил НВА, созданных для противодействия американским группам LRRP, действующих как в Южном Вьетнаме, так и вне его.

Cruz и Goshen были награждены Серебряными Звездами, Wenzel, Johnson, Levine и Leibnitz получили Бронзовые Звезды. Все были награждены Пурпурными Сердцами. Goshen и Wenzel будут всегда помнить, что восемь из двенадцать наград их группе были присвоены посмертно.
Tags: book, vietnam
Subscribe

  • Страйкбол

    Давным-давно, в другой Галактике... С ностальгией вспоминаю это время. Сделал ролик из того, что было, нарезка видео с нашлемной камеры.…

  • Штурм-2015 часть 1 от Гарсинг

    Будем ждать следующих выпусков, да и хотелось бы увидеть видео непосредственно с соревнований. Если кто не понял - в соревнованиях, кроме…

  • Соревнования страйкболистов, Белорусь

    Не бесспорно, но интересно.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments