Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

Пятничное..

И снова Вьетнам.

Company I, 75th Infantry (Ranger), 1st Infantry Division
Перевод из книги Garry Linder “Phantom warriors. LRRP, LRP & Ranger in Vietnam” Book 1


Перед частям 1st Infantry Divison была поставлена задача обеспечить безопасность к северо-западу от Сайгона от подразделений ВК и НВА, действовавших из своих убежищ, расположенных по обоим сторонам вьетнамско-камбоджийской границы. Размеры города Lai Khe и его близость к этим вражеским районам базирования делали его главной целью для многих минометных групп НВА и ВК. На рождество 1969 года было объявлено двухсторонне перемирие и большинство личного состава подразделений Big Red One и 1st Cavalry собрались в поле, чтобы насладиться Рождественским Шоу Боба Хоупа.
Дивизионная разведка понимала, что событие такого масштаба невозможно уберечь от глаз и ушей вражеских шпионов в Lai Khe и за его пределами, поэтому решила предпринять ряд превентивных мер, чтобы силы врага не смогли испортить праздник. Оперативный отдел отдал приказ рейнджерской роте (Co. I, 75th Inf (Ranger)) провести разведывательно-противодиверсионный рейд силами трех патрулей по шесть человек в каждом к югу от реки Сайгон с целью наблюдения и перехвата любых минометных команд НВА/ВК, двигающихся в направлении базового лагеря. Несмотря на то, что три группы рейнджеров по шесть человек вряд ли могли обеспечить полную безопасность, но это было лучше, чем ничего.
19 Декабря 1969 года Company I получила приказ высадить три патруля в разведывательных секторах к югу от реки Сайгон между Lai Khe и Lan Nguen Secret Zone. Патрули, должны были выдвинуться ранним утром 21 декабря, провести в джунглях пять дней и вернуться утром 26 декабря. Этот приказ был неприятной неожиданностью для рейнджеров роты “I”, которые отдыхали от миссий в предвкушении наступающего праздника. Несмотря на то, что рейнджеры понимали, что они находятся в зоне боевых действий, объявление перемирия внушило им ложное чувство безопасности, и они готовились к праздникам. Для трех групп празднование Рождества отменилось.

Метод выбора групп для участия в операции был несколько необычным. SFC D. Frank решил, что единственно справедливый способ решить, кто проведет пять долгих дней в «поле» и пропустит шоу Боба Хоупа, будет жребий. Положив в одну шапку имена всех командиров групп, а имена остальных рейнджеров в другую, Frank приказал роте построиться. Рота, затаив дыхание, наблюдала, как Frank выбрал имена «счастливых» командиров групп, которые в свою очередь вытягивали имена своих не менее удачливых товарищей. Когда жеребьевка закончилась, никто, кроме вытянувших «счастливые» билеты, не был разочарован составом патрульных групп, но и у них не было сомнений в талантах и опыте друг друга. На этот раз чистый случай, казалось, сработал хорошо.
Первая группа ( Tracker 2-2), вытянула человека из "Kit Carson scout" (бывшие члены Viet Cong, перевербованные) в качестве члена патруля, а так как скауты считались частью роты, его не стали убирать из команды. Если бы это сделали, то подорвали бы доверие скаутов к подразделению.
Группа Tracker 2-2, под командованием SSG Robert Grose вытянула зону патрулирования за рекой Сайгон четко напротив Lai Khe.
SSG Grose, опытный командир группы со своей рацией, настроенной на частоту артиллеристов, собирался занять в патруле место за своим головным дозорным (поинтменом) SP4 Rich Vogel. Скаут группы должен будет занять место в патруле позади SSG, чтобы в случае необходимости он мог быстро перейти в голову колонны. Старший радист группы, SP4 Dan Durr, получил четвертое место в колонне. Пятым в патруле должен был идти младший разведчик SP4 Frank Johnson, который тащил на себе «артиллерию группы» - гранатомет М-79 с разрывными, газовыми, осветительными и зажигательными выстрелами. Заместитель командира группы SP4 Myrin Garcia должен был занять место замыкающего в патрульной группе и уничтожать следы передвижения и следить за тем, что бы с тыла не было никаких сюрпризов. Никто из рейнджеров этой группы не был на патрулях вместе с остальными. Но недостаток практики совместного патрулирования компенсировался опытом членов группы.
Облет RZ (Recon Zone – сектор, где должна проводиться миссия) в полдень 20-го декабря показал, что RZ представляет собой обширное пространство с пологими холмами, покрытое низким кустарником и редкими деревьями. Это было не лучшим убежищем для патрульной группы из шести человек задачей которых было оставаться невидимыми. Из-за отсутствия укрытий, Grose приказал каждому из членов группы взять с собой по две мины. Противопехотные мины были хороши, чтобы уравнять силы в сложной ситуации. Они должны были помочь группе выиграть время, если им придется покидать укрытие и бежать.
Во время брифинга группе Tracker 2-2 сообщили, что погода на ближайшие пять дней будет ясной и жаркой днем, с возможностью небольших дождей ночью. Дожди были палкой о двух концах: с одной стороны они затрудняли противнику поиски группы, но с другой делали невозможным поддержку с воздуха или срочную эвакуацию.
На рассвете 21 декабря 17 рейнджеров и один скаут погрузились на три Huey. В сопровождении командного вертолета и двух Cobra, полетный строй из шести вертолетов вылетел в сторону реку Сайгон, где Huey несущие вторую и третью группы вышли на высокую орбиту, а Cobra прикрывали высадку первой группы.
Около 08.00 вертолет с группой Tracker 2-2, сделав несколько ложных заходов, завис над кромкой недавно сожженного рисового поля. Как только вертолет коснулся земли, пепел и песок, поднятые вертолетным винтом, ослепили выпрыгивающую на землю группу. Через облако пыли рейнджеры пробежали метров тридцать к кромке леса. Продираясь через колючий кустарник и полог деревьев, группа прошла около 10-15 метров прежде чем спешно образовать круговой оборонительный периметр. Каждый лежал неподвижно, слушал и смотрел прямо перед собой, а радист давал проверку связи и сообщал свое первой донесение об обстановке. После того, как радист закончил сеанс связи, рейнджеры были на стреме еще полчаса, чтобы убедиться, что их высадка прошла незамеченной. Наконец, удовлетворенный тем, что их появление осталось необнаруженным, Grose дал сигнал поинтмену начать движение.
Остаток дня группа медленно и осторожно пробиралась через кустарник и низкие деревья, постоянно выискивая следы пребывания противника. Им не удалось ничего обнаружить. Пройдя около двух километров, Grose решил начать поиски места для ночлега. Несколькими минутами раньше он приглядел подходящее место. Дав сигнал поинтмену обозначить это место, Grose отвел группу еще на сто метров, где они установили временный периметр, съели свой ужин и стали ждать наступления темноты. Как только стемнело, группа бесшумно поднялась и перешла на отмеченное ранее место, которое и должно было стать их настоящим лагерем. Перемена места с наступлением темноты было необходимой, но простой практикой, которая спасла жизнь многих патрулей от засад, атак и уничтожения. Ночь прошла без происшествий.
День второй начался для группы с восходом солнца. Они продолжили патрулирование через редкую растительность до 14.00, когда группа обнаружила широкую тропу. Тропа была около двух метров в ширину, и, судя по следам, активно использовалась противником. Вдоль тропы виднелись нацарапанные на пнях и деревьях знаки. Скаут был вызван в голову колонны, и он очень забеспокоился, увидев тропу и вражеские знаки. Несмотря на то, что он не знал точно, что обозначают эти знаки, он был уверен в том, что оставаться на тропе, является не лучшим решением. Grose был с ним согласен, и группа немедленно отошла на безопасное расстояние и заняла круговую оборону, пока радист Durr докладывал обстановку.
После того, как местоположение и направление тропы было согласовано, штаб отдал приказ Tracker 2-2 следовать параллельно тропе, чтобы понять куда она ведет. Это было опасное задание, потому, что двигающиеся вдоль тропы по джунглям производили гораздо больше шума, чем те, кто шел по тропе. Но, в любом случае, это было безопаснее, чем идти по тропе, где можно было нос к носу столкнуться с противником.
Группа шла вдоль тропы до сумерек, затем снова образовала ложный периметр в двадцати метрах от тропы, посменно поужинала и стала ждать наступления темноты. Как только кромешная тьма опустилась на джунгли, группа бесшумно прошла пятьдесят метров к ранее замеченному месту в десяти метрах т тропы и установила дюжину мин, перед тем как устроиться на ночлег.
Рейнджеры провели скверную ночь, сидя под затяжным ливнем. Как они и предполагали, в эту ночь по тропе никто не прошел.
Третий день был похож на второй. Чем ближе они подходили к тропе, чем боле замечали вражеских знаков нарисованных вдоль нее. Ближе к вечеру они услышали приглушенные голоса противника на тропе в направлении их движения. Они замерли на месте, пока RTO докладывал обстановку. Из штаба приказали ждать и наблюдать.
Где-то через час голоса противника стали стихать, как будто враг уходил. Так как преследовать противника в это время без риска попадания в засаду возможным не представлялось, группа прошла еще немного вниз вдоль тропы и установила обычный ложный периметр. С большими чем обычно предосторожностями группа приняла пищу, оставляя четырех человек на дежурстве, затем прошла пятьдесят метров до нового места. Они обнаружили хорошее место и организовали там пункт наблюдения.
Grose приказал всем оставаться в полной боевой готовности до 01.00. Из-за присутствия противника в непосредственной близости, он не хотел, чтобы группу застали врасплох наполовину спящей. Около 22.00 они услышали движение на тропе, приглушенные голоса и звяканье металлических канистр. Grose понимая, что его людям надо дать отдохнуть, разрешил половине рейнджеров поспать после 01.00. К счастью, после 03.00 голоса стихли, и до утра никакого движения на тропе не было.
На четвертый день группа снова пошла патрулем параллельно тропе. Несмотря на отсутствие противника, у рейнджеров появилось уверенное чувство того, что им сели на хвост. Вечером они обустроили пункт наблюдения в пятидесяти метрах от реки Сайгон и двадцати – двадцати пяти метрах от тропы. После доклада об своем местонахождении и обстановке, группа получила приказ найти хорошее место, замаскироваться, провести Рождество в этом укрытии и на рассвете 26-го декабря выйти в зону подбора. Grose остался крайне недоволен полученным приказом. Ему уже было ясно, что они находятся в центре разветвленной и активно используемой сети коммуникаций противника. Просидеть полтора дня в этом месте было равнозначно приглашению на собственные похороны.
Перед наступлением темноты, Grose отправил Vogel и Durr в круговую разведку вокруг временного периметра. Он дал им задание найти подходящее место для наблюдательного пункта на предстоящую ночь и весь следующий день, проверить берег реки, определить вероятные пути подхода противника и возможные направления отхода.
С наступлением темноты, группа, избегая лишнего шума, переместилась на другое место и установила шесть мин 180-градусным веером лицом к тропе. Еще шесть мин были установлены в арьергарде в направлении реки. По докладу разведчиков, река у них за спиной была около ста метров в ширину, грязная и с быстрым течением. Это было не лучшая естественная преграда, которую хотелось бы иметь на пути возможного отхода. В 22.00 они опять услышали лязганье канистр и Grose оставил всех бодрствовать до 01.00. С рассветом следующего дня беспокойство Grose по поводу их местоположения значительно выросло. Он приказал Durr связаться со штабом, доложить обстановку, упомянув, что они находятся между зоной активного перемещения противника и рекой, и получить разрешение на смену дислокации. Оперативный отдел приказ им оставаться на месте.
Рождественское утро началось с того, что в 10.00 патруль услышал звуки на тропе, которые двигались в направлении их засады. Grose сразу понял, что в направлении их засады цепью движется отделение НВА. Это означало, что группу засекли и вероятность контакта с превосходящими силами противника становиться крайне вероятной. Durr связался со штабом и доложил обстановку. Но штаб, вопреки здравому смыслу и доказанным принципам глубинной разведки по-прежнему приказал себя не обнаруживать и в бой не вступать. Durr ответил, что у них нет другого выбора, кроме как начать бой. Но из штаба снова пришел приказ огонь не открывать. Стало ясно, что тыловые крысы решили пожертвовать жизнью шестерых солдат, чтобы сохранить «перемирие».
Внезапно дюжина солдат НВА в камуфляжной форме вышла из кутов прямо напротив позиции группы. Durr прошептал в рацию, что контакт неизбежен. Grose дождался когда НВА подойдут к линии мин и отдал приказ их взорвать. Взрывом мин четверо НВА были убиты и несколько ранены, остальные предприняли попытку прорвать оборону рейнджеров, но Tracker 2-2 подстрелили двоих или троих, остальные трое убежали обратно в кусты. Со стороны тропы, противник открыл огонь из стрелкового оружия и стал бросать гранаты в сторону периметра.
Стало ясно, что отделение НВА было головным дозором основных сил, задачей которого было «вспугнуть птичку». И теперь времени у рейнджеров было ровно столько, сколько понадобиться противнику перегруппироваться и точно определить направление атаки.
Durr связался с оперативным отделом, доложил о начале боя и потребовал немедленной эвакуации. На этот раз, оперативный отдел не стал ждать решения вышестоящего начальства, и сообщил, что они собирают транспортные вертушки и ганшипы, которые будут на месте через двадцать минут.
Grose понимал, что у них нет не только двадцати, но и десяти минут. Что бы уцелеть, им нужно было немедленно отходить. Он отдал приказ ответить огнем, потом каждому бросить по паре гранат. Пока противник заляжет, у них будет возможность проскочить незамеченными по узкому коридору между тропой и рекой.
Их план не только сработал, но и дал им только несколько минут форы. Пока рейнджеры бежали, противник атаковал их старую позицию, но в конце концов их заметили, и НВА двинулись за ними. Группа вынуждена была остановиться, чтобы перевести дух. Дистанция между рейнджерами и преследователями стала сокращаться, и рейнджеры, встав на одно колено открыли огонь в направлении погони. Это дало им еще несколько минут, пока противник перегруппировывался. Группа сделала зигзаг, чтобы несколько изменить маршрут движения, но не отклоняясь от заданного азимута. Противник, должен был скоро оказаться у них на хвосте, но пока группа шла, противник не появился.
Вертолетов все еще не было, дистанция для вызова артиллерийскую поддержки была слишком велика, и группе нужно было что-то придумать, чтобы остаться в живых.
Вдруг в небе появился наблюдательный самолет OV-10 Bronco. Пилот поймал переговоры рейнджеров и предложил свою помощь. Garcia с помощью сигнального зеркальца обозначил местоположение группы. Единственное оружие, которое было на борту самолета-наводчика были фосфорные гранаты. Пилот стал бросать их в преследователей, и это сработало. Противник спрятался от гранат, которые со свистом рвались в кустах, и даже прожгли дыры на форме рейнджеров. Но «фосфорный дождь» дал рейнджерам возможность срезать дорогу в восточном направлении по тропе и обеспечил некую необходимую возможность маневра.
Группа пересекла тропу и пробежала около ста метров. Внезапоно они выбежали на большую поляну, на которой 12 –15 солдат НВА устанавливали 3 пусковые установки для 122-мм ракет. Обе стороны были очень удивлены, увидев друг друга. К счастью, НВА оказались не меткими стрелками, рейнджеры ответили огнем, но не стали любоваться результатами своей стрельбы, а скрылись между деревьев в юго-восточном направлении.
Наконец прибыли Кобры, группа обозначила свое местоположение, и на головы преследователей обрушился ракетный и пулеметный огонь. Пока Кобры оказывали рейнджерам поддержку с воздуха, пилот OV-10 сделал круг и вернулся, чтобы скорректировать огонь прибывших F-4 по ракетным позициям противника.
Пока Кобры и F-4 делали свою работу, Tracker 2-2 решили больше не задерживаться в этом районе, потому, что какому-нибудь умнику из штаба могла придти в голову мысль дать им задание подсчитать потери противника от бомбардировки. Группа продолжила движение на юго-восток в направлении точки подбора.
Выжившие НВА продолжили преследование, и, казалось, что их стало еще больше. Vogel выполнял сложную задачу поинтмена, чтобы безопасно вести группу в нужном направлении. Garcia и Johnson отстали от группы, чтобы задержать преследователей. Пока Garcia устанавливал клейморы с пятнадцатиминутными замедлителями, Johnson несколько раз выстрелил из гранатомета разрывными гранатами в сторону противника. Солдатам НВА пришлось заплатить за свою торопливость, а два рейнджера бросились догонять товарищей.
Полдень уже наступил, а рейнджеры все продолжали отходить, пытаясь оторваться от погони. Grose координировал поддержку с воздуха для прикрытия своего тыла и зачистки джунглей по ходу их движения для избежания засад. К 15.00 шесть ганшипов полностью израсходовали свой боезапас. Кобры хорошо сделали свою работу, им удалось держать преследователей на расстоянии, но полностью прекратить погоню они не могли. Теперь всем стало ясно, что если Tracker 2-2 не будет подобран до наступления темноты, у них будет мало шансов увидеть следующий рассвет. Время работало против них.
У Grose сложилось впечатление, что НВА пытаются взять группу в коробку. НВА старались обойти группу с флангов, заставляя изменить путь к точке подбора. Хотя огонь из гранатомета и успешно препятствовал попыткам НВА обойти группу с флангов, но скоро выстрелы подошли к концу, да и у остальных боезапас был на исходе. С наступлением сумерек, Vogel, Grose и скаут внезапно выскочили из джунглей на поляну. Не раздумывая, они повернули налево, и побежали вдоль кромки поляны. Когда Durr, Garcia и Johnson добрались до поляны, они, повинуясь больше инстинкту, чем разуму, повернули направо и двинулись по кустам, обходя поляну. Таким образом, в результате этого, группа разделилась на две команды, двигавшиеся в противоположных направлениях.
Первая команда, поняв, что что-то не так, начала обходить большой массив растительности посреди поляны. Они повернули направо, чтобы понять, что случилось с их товарищами. В это время вторая команда, тоже поняв, что они сделали ошибку, резко повернула налево. В наползающих сумерках, две команды двинулись навстречу друг друга, держа пальцы на спусковых крючках.
В небе над ними, пилоты оперативного вертолета и двух транспортников увидели, что произошло. Капитан Wright, командир роты рейнджеров по рации связался с обоими командами и дал им указание двигаться к растительности в центре поляны и, там скоординировал их встречу.
В это время НВА добрались до поляны и немедленно открыли по ней огонь из леса. Ганшипы взяли цели и открыли огонь по противнику. Капитан Wright связался с группой и отдал им приказ готовиться к подбору, так как их вертолет был уже на подлете.
Как только Huey коснулся земли, шестеро рейнджеров выскочили из кустов и бросились к вертолету, запрыгивая в него с правой стороны. Пилот поднял вертолет, и с максимальной скоростью полетел прочь от зоны подбора. Из кустов по вертолету открыли огонь, но ни вертолет, ни экипаж, ни пассажиры не пострадали.
Когда вертолет с группой приземлился в Lai Khe, вся рота уже собралась на вертолетной площадке чтобы их приветствовать. Им приказали сбросить вещи в ожидавшую их машину, и они прямо в камуфляже, не смыв краску с лиц были доставлены в NCO Club. Там их встретили как дорогих гостей и поили пивом и кормили стейками. Казалось, что вся база знала об их миссии.
Уже глубоко за полночь, пятерых нетрезвых рейнджеров с почестями сопроводили к их бункерам, где они смогли отдохнуть. Это был праздник большого размаха.
На следующий день, страдающих от похмелья рейнджеров вызвали на разбор полетов. Какой-то высокий чин, прибывший на разбор полетов, произнес по окончании речь, где сказал, что рейнджеры выполнили огромную и очень важную работу. Но для участников группы Tracker 2-2 это был самый обычный день на базе. Они не получили наград за свой героизм, но чтобы они с удовольствием сделали, так это посмотрели бы шоу Боба Хоупа.
Tags: book, vietnam
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments