Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

О японских асах

Последняя на сегодня пиар-акция.
http://alexgbolnych.narod.ru/samurai/index.htm - одна из моих любимих книг - Сабуро Сакаи "Самурай!"

В годы Второй Мировой войны Сабуро Сакаи стал живой легендой в Японии. Буквально все летчики восхищались его подвигами в воздухе.

Репутация Сакаи среди летчиков-истребителей была исключительно высокой. Из всех японских асов Сабуро Сакаи был единственным пилотом, который ни разу не потерял в бою своего ведомого. Это совершенно выдающееся достижение для человека, который участвовал более чем в 200 воздушных боях. Именно это объясняет ожесточенную борьбу, временами переходящую в открытую вражду, за право летать его ведомым.

Его механики относились к нему с ничуть не меньшим восхищением. Они почитали за высочайшую честь готовить к вылету «Зеро» Сакаи. Механики рассказывали, что Сакаи всегда демонстрировал потрясающее летное мастерство. После каждого из этих 200 боев он ни разу не промазал на посадке, ни разу не скапотировал, ни разу не разбил свой истребитель, несмотря на тяжелые повреждения самолета, свои раны, сложные условия посадки.

Под катом описание одного боя, который провел Сакаи, будучи одноглазым, на A6m2 (а может А6М5?), он же Zero, против 15 (пятнадцати) Хеллкэтов. (на всякий случай уточню, что эта машина превосходит Zero практически по всем параметрам)
===================================

Я медленно кружил к северу от Иводзимы, судорожно глотая воздух и пытаясь прийти в себя. Головокружение прошло, и я вернулся в район боя. Но бой уже закончился. В небе еще были видны «Зеро» и «Хеллкэты», но они держались на большом расстоянии. Японские и американские летчики перестраивались.

Впереди и справа я увидел 15 «Зеро», летящих компактной группой, и я полетел на сближение с ними. Сейчас я к ним пристроюсь. Я находился чуть ниже…

«Хеллкэты»! Теперь я понял, почему в свое время врач так горячо протестовал против моего возвращения в строй. С одним глазом перспектива искажалась, мелкие детали смазывались, и я не мог опознать самолет на расстоянии. Лишь когда я заметил белые звезды на синих крыльях, я понял свою ошибку. Я не стал тратить ни секунды. Я немедленно развернулся влево и бросился в пике, набирая скорость и надеясь, что «Хеллкэты» не успели заметить меня.

Как бы не так. Строй «Хеллкэтов» рассыпался, и они устремились в погоню за мной. Что я мог сделать? Положение казалось почти безнадежным.

Но имелся все-таки один путь спасения, хотя шансы были довольно призрачными. Я находился почти над Иводзимой. Если я сумею переманеврировать их – а это почти невозможная задача, – у них кончится топливо, и они будут вынуждены улететь.

Но лишь теперь я оценил скорость новых американских истребителей. В считанные секунды они догнали меня. Потрясающе! Удирать дальше не имело смысла.

Я резко развернулся назад. Это маневр озадачил вражеских пилотов, так как я поднимался к ним снизу, закручивая спираль. Но теперь настал мой черед удивляться. Они не рассыпались. Головной истребитель ответил такой же спиралью, в точности повторив мой маневр. Я закручивал витки все туже и туже. Но вражеские истребители не уступили ни фута.

Это было что-то новенькое. «Аэрокобра» или Р-40 сорвались бы в штопор, пытаясь состязаться со мной. Даже «Уайлдкэт» не смог бы долго вытягивать такую же спираль, как «Зеро». Но эти новые «Хеллкэты» были самыми маневренными самолетами, которые я когда-либо видел. Я завершил спираль и оказался в ловушке. 15 истребителей завершили спирали и выстроились в длинную колонну. А в следующую секунду я обнаружил себя внутри гигантского кольца из 15 «Хеллкэтов». Со всех сторон мелькали их широкие крылья с белыми звездами. Если какой-то пилот и попадал в воздухе в окружение, так это я.

У меня не было времени горевать о своем невезении. 4 «Хеллкэта» покинули строй и спикировали на меня. Они тоже рвались в бой. Я легко отвернул от них, и «Хеллкэты» по инерции проскочили мимо. Но я помнил, что маленькая промашка подставит меня под другие истребители. Второй квартет покинул кольцо и начал пристраиваться мне в хвост.

Я помчался наутек, выжимая из своего мотора всю мощность, на какую только он был способен. Мне удалось выскочить за пределы досягаемости их пулеметов. 4 гнавшихся за мной самолета меня не волновали. Но вот первая четверка… Я налетел прямо на них! Они набрали высоту после своего безрезультатного пике и снова оказались выше меня, готовясь ко второму заходу.

Я резко толкнул правой ногой педаль, накренив «Зеро» влево. Затем ручку тоже влево, круто разворачиваясь. Под моим правым крылом пронеслась цепочка искр, а за ней промчался «Хеллкэт».

Из бочки я перешел в вираж. Второй «Хеллкэт» находился в 700 ярдах позади меня, на крыльях у него уже мигали желтые огоньки выстрелов. Если бы я не догадался раньше, то понял бы все сейчас. Вражеские пилоты были такими же зелеными, как мои собственные… Именно это спасло мне жизнь.

Второй истребитель продолжал приближаться, поливая трассами небо, хотя они даже не долетали до меня. Давай-давай! Продолжай стрелять! Трать свой боезапас побыстрее, мне меньше хлопот будет. Я еще раз повернул и понесся прочь, «Хеллкэт» стремительно приближался. Когда он оказался на расстоянии 200 ярдов, я отвернул влево, и американец проскочил мимо, расстреливая пустое небо.

Я потерял терпение. Зачем мне удирать от таких незадачливых пилотов? Не размышляя, я повернул назад и пристроился ему в хвост. С расстояния 50 ярдов я дал очередь из пушек.

Мимо. Я не сумел правильно взять упреждение, не учтя снос своего истребителя после резкого разворота. Но в следующий момент я совершенно забыл про истребитель, мелькающий передо мной. Еще один «Хеллкэт» возник у меня на хвосте, непрерывно стреляя из пулеметов. Снова левый вираж, маневр, который никогда не подводил меня. «Хеллкэт», ревя мотором, пролетел мимо, за ним промчались третий и четвертый самолеты этой группы.

Но другие 4 истребителя теперь прямо надо мной, готовые спикировать. Иногда, чтобы защититься, вам следует атаковать. Я вертикально пошел вверх, прямо на них. Пилоты покачивали крыльями, пытаясь увидеть меня. Но у меня не было времени разгонять их. Еще 3 «Хеллкэта» возникли справа. Я едва увернулся от их трасс, заложив тот же самый левый вираж.

Американские истребители снова выстроились большим кольцом. И куда бы я ни дернулся, несколько «Хеллкэтов» тут же перекрывали путь к спасению. Я кружил в середине американского круга, пытаясь сообразить, как отсюда вырваться.

Однако противник не собирался позволить мне сделать это. Один за другим «Хеллкэты» выходили из круга и бросались на меня, открывая огонь, как только дистанция сокращалась.

Я не могу вспомнить, сколько раз меня атаковали, и сколько раз мне пришлось уворачиваться. Я весь взмок, пот струился по всему телу ручьями. Едкие капли пота попадали в левый глаз, и его начало жечь. Я проклинал эту жгучую жидкость… У меня просто не было времени вытереть лоб! Все, что мне оставалось – судорожно моргать, пытаясь избавиться от соленых капель и что-то увидеть.

Постепенно я начал уставать. Я не знал, сумею ли вырваться из огненного кольца. Но мне было совершенно ясно, что эти американские пилоты заметно хуже собственных самолетов. Внутренний голос постоянно подсказывал мне, что следует делать. Он не умолкал ни на секунду: «… скорость… держи скорость… забудь про мотор, сожги его, но держи скорость!.. продолжай виражить… не прекращай виражить…»

Мои руки начали неметь от напряжения, так как приходилось постоянно закладывать левые виражи, чтобы уклониться от трасс «Хеллкэтов». Если я хоть немного ослаблю давление на ручку, это сразу же приведет к гибели. Но как долго я смогу выдерживать виражи на такой высокой скорости?

Я должен выдержать! Пока «Хеллкэты» пытаются сохранить круговой строй, только один самолет может атаковать меня. А я не сомневался, что сумею уклониться от атаки одиночного самолета. Трассы проходят вплотную, но этого мало. Они должны точно попасть в цель, чтобы сбить мой самолет. И не имеет значения, пролетела пуля в 100 ярдах или в 100 милях, если я от нее увернулся.

Мне требовалось время. Чтобы уклоняться от истребителей, которые один за другим бросались на меня, а потом возвращались на свое место в кольце.

Крен. Полный газ.
Ручку влево.
Еще один!
Резко вправо. Море и небо дико завертелись.
Скольжение!
Следующий!
Близковато!
Трассы. Яркие. Сверкающие. Искрящиеся.
Всегда под крылом.
Ручку вперед.
Держать скорость!
Вираж влево.
Вираж.
Моя рука! Я ее почти не чувствую!

Если бы пилоты «Хеллкэтов» выбрали другой метод атаки или начали более тщательно целиться, я был бы наверняка сбит. Но ни разу вражеские пилоты не смогли взять правильного упреждения. Если бы хоть один истребитель дал очередь вперед, в то место, куда я мчался, я напоролся бы прямо на его пули.

Но это общее свойство средних летчиков. Их психология имеет определенные особенности, а исключения крайне редки. Но именно эти редкие исключения становятся настоящими асами. 91 процент всех пилотов упорно следуют формулам, которые им вдолбили в летных школах. Научите их действовать по определенному шаблону, и они никогда не решатся от него отступить, даже когда оказываются в бою, где жизнь от смерти отделяют доли дюйма.

В результате эта неравная схватка превратилась в состязание на выносливость между моими руками и запасом топлива «Хеллкэтов». Либо я ошибусь при выполнении виража, либо они будут вынуждены вернуться на свои авианосцы.

Я взглянул на спидометр. Почти 350 миль/час. Больше «Зеро» дать просто не способен.

Но мне требовалась и другая выносливость, помимо крепости рук. Истребитель тоже «не железный». Я опасался за крылья. Они буквально трещали от постоянных перегрузок во время крутых виражей. Существовала опасность, что металл не выдержит, и крыло просто сломается. Но с этим я уже ничего не мог поделать. Я мог только продолжать виражи. Либо я заставлю самолет выполнить очередной маневр уклонения, либо умру.

Вираж.
Ручку назад!
Скольжение.
Еще один.
К черту крылья! Вираж!!!
Я внезапно оглох. Рев мотора «Зеро», грохот моторов «Хеллкэтов», отрывистый треск трасс 12,7-мм пулеметов – все пропало.
Мои глаза слезятся.
Пот стекает по лбу.
Я не могу его стереть.
Смотри!
Ручку вперед. Педаль.
Снова трасса. И снова мимо.

Альтиметр спустился почти до нуля. Прямо под моим самолетом уже замелькали волны. Повыше крылья, Сакаи, иначе ты зацепишь волну консолью. Где же начался наш бой? На высоте 13000 футов. Почти 2,5 мили скольжений и переворотов, и все ниже и ниже. Теперь у меня не осталось запаса высоты.

Но и «Хеллкэты» теперь не могут повторять заходы, как раньше. Они не могут пикировать, так как это означает просто нырнуть в море. Теперь им придется придумать что-то новое. И я получу несколько секунд. Я перехватил ручку управления левой рукой и сильно потряс правой. Она болела. Болело все тело. Тупая боль и онемение.

А вот и они, выскальзывают из круга. Теперь они действуют очень осторожно, явно опасаясь меня. Он сам закладывает вираж. Заход с виража.

Теперь совсем нетрудно уклониться от него. Скользнуть влево. Посмотрим.
Трассы.
Цепочка фонтанчиков бежит по воде. Брызги. Пена.
За ним идет следующий.
Сколько раз они атаковали меня подобным способом? Я уже сбился со счета. Когда это все закончится? Должен же у них кончиться бензин!

Но и я больше не могу выполнять виражи так же эффективно. Мои руки продолжают неметь. Я перестаю ощущать их. Вместо стремительного и узкого круга «Зеро» теперь описывает растянутый овал, теряя время на каждом маневре. «Хеллкэты» видят это. Они упорно продолжают атаки, явно осмелев. Их заходы следуют так часто, что я едва успеваю перевести дух.

Я больше этого не выдержу. Я должен оторваться! Я захожу в очередной левый вираж, но сразу нажимаю на педаль и резко дергаю ручку вправо. «Зеро» разворачивается буквально на месте, и я обстреливаю первый попавшийся истребитель, чтобы разорвать кольцо. Я вырвался и помчался прочь, скользя над самой водой. «Хеллкэты» на какое-то время растерянно заметались на месте, а потом снова погнались за мной.

Половина самолетов выстроила барьер у меня над головой, а другие, яростно строча из пулеметов, гнались за мной. У «Хеллкэтов» слишком высокая скорость. В считанные секунды они подошли на дистанцию огня. Я продолжал понемногу забирать вправо, судорожно дергая ручку, так что «Зеро» подпрыгивает при каждом маневре. Слева взлетают фонтаны белой пены. Новая очередь едва не угодила в мой самолет.

Американцы упрямо отказываются прекратить погоню. Теперь верхние истребители спускаются, чтобы атаковать меня. Задние «Хеллкэты» немедленно прекращают стрельбу, а те, что пикируют, пытаются угадать мои действия. А я едва могу шевелить руками и ногами. Отсюда не вырваться. Если я буду продолжать лететь на малой высоте, еще через пару минут я слишком медленно поведу ручку управления, и тогда… Зачем ждать смерти, удирая, словно трус?

Я сильно дернул ручку на себя, чуть не прижав ее к груди. «Зеро» взвился вверх, опрокинувшись на спину, и в сотне ярдов передо мной возник «Хеллкэт». Его озадаченный пилот вертел головой, пытаясь увидеть мой самолет.

Но истребители за ним уже разворачивались навстречу мне. Однако мне нужен был только этот. «Хеллкэт» неуклюже дернулся, пытаясь спастись. Вот! Я нажал гашетки, и в воздухе мелькнули трассы. Но мои руки слишком устали. «Хеллкэт» дернулся, а я уже не мог среагировать на его маневр. Он резко развернулся, пошел вверх и удрал.

Но моя петля помогла мне. Остальные американские истребители судорожно заметались вокруг. Я набрал немного высоты и снова бросился наутек. «Хеллкэты» остались далеко позади. Эти дураки начали вдруг стрелять с расстояния 500 ярдов. Тратьте боеприпасы, тратьте, тратьте! Кричал я, наверное, очень громко. Но они были слишком быстроходными. Вскоре трассы засверкали у моих крыльев, и я заложил отчаянный вираж.

Внизу вдруг снова показалась Иводзима. Я покачал крыльями, надеясь привлечь внимание зенитчиков к красным кругам опознавательных знаков. Это была ошибка. Я потерял скорость, и «Хеллкэты» снова догнали меня.

Где же зенитки? Что с ними случилось? Стреляйте, болваны, стреляйте!

Внезапно Иводзима изрыгнула пламя. По всему острову замигали яркие вспышки. Они стреляли из всех орудий, снизу потянулись разноцветные трассы. Взрывы встряхнули «Зеро». Клубки дыма появились в воздухе среди «Хеллкэтов». Они резко развернулись и спикировали в сторону.

Я продолжал мчаться на полной скорости. Я был испуган. Я даже боялся оглянуться, опасаясь, что американцы вернутся. Я боялся, что следующая трасса попадет в мой самолет, вспорет обшивку и пройдет по кабине, разорвав меня на куски.

Я проскочил мимо Иводзимы, кулаком подталкивая сектор газа, чтобы мой самолет летел еще быстрее. Быстрее, быстрее! К югу от острова еще что-то возникло на горизонте… Туча! Огромное грозовое облако, поднимающееся высоко над морем. Меня не слишком беспокоили воздушные вихри. Я хотел только одного – уйти от этих истребителей. На полной скорости я нырнул в клубящуюся массу.

Огромный кулак схватил «Зеро» и швырнул его в сторону. Я не видел ничего, кроме ярких вспышек молний, а потом обрушилась чернота. Я потерял управление самолетом. «Зеро» беспомощно закувыркался. Сначала он летел брюхом вверх, потом повалился на крыло и, наконец, посыпался носом вниз.

А затем я пробил облако. Шквал внутри тучи дал моему истребителю хороший пинок. Я снова летел вверх ногами. Восстановить управление удалось только на высоте 1600 футов. Далеко на юге я с трудом различил стаю из 15 «Хеллкэтов», возвращающуюся на свой авианосец. Трудно было поверить, что страшное испытание закончилось, и я все еще жив. Мне страшно захотелось поскорее сесть. Я просто рвался ощутить под ногами твердую землю.

Я приземлился на главном аэродроме Иводзимы. В течение нескольких минут я сидел в кабине, приходя в себя, совершенно измученный. Затем кое-как выбрался наружу. Все истребители давно приземлились. Толпа пилотов и механиков, крича и размахивая руками, бросилась к самолету, едва он остановился. Среди них был Накадзима. Он обнял меня за шею, радостно крича: «Ты сделал это, Сакаи! Ты сделал! Пятнадцать против одного… Это невероятно!» Я устало прислонился к самолету, проклиная свой слепой глаз. Он едва не погубил меня.

Офицер похлопал меня по спине. «Мы здесь внизу чуть не сошли с ума. Все на острове следили за тобой! Зенитчики не могли дождаться, чтобы ты долетел до острова, чтобы подставить врага под их орудия. Все были готовы стрелять и только ждали, надеясь, что ты прорвешься. Как ты сделал это?» – спросил он изумленно.

Подбежал механик, отдал честь и крикнул: «Ваш самолет! Это… не может быть… Я не верю… на нем нет ни одной пробоины!»

Я тоже не мог поверить. Потом я внимательно осмотрел весь «Зеро» от кока до хвоста. Механик был прав. Ни одна пуля не попала в истребитель.
Tags: Сакаи, асы, флот, японская авиация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments