May 1st, 2020

вера

Репортаж из «красной зоны»



Это шторм

Специальные корреспонденты Елена Костюченко и Юрий Козырев ведут прямой репортаж из «красной зоны» 52-й клинической больницы Москвы

52-я больница — одна из самых больших больниц Москвы — практически первая в России включилась в битву с коронавирусом. С 29 февраля она принимает пациентов с COVID-19. С марта — регулярные телемосты с американскими, немецкими и китайскими врачами. Сейчас в больнице 794 пациента с пневмониями, у 547 подтвержден коронавирус, из них в реанимации — 108. Здесь работают 642 врача, 976 медсестер и 74 санитара — все, кроме сотрудников родильного дома при больнице. Некоторые приехали помогать из регионов, медсестрами пришли дети из медицинских колледжей и вузов. Для медиков организованы гостиницы, построено быстровозводимое общежитие. Почти всем пришлось переквалифицироваться.
Вся больница сейчас — одна большая красная зона.
Проходная. 8.05

Женщины без следов косметики. Девушка в хиджабе, парень c серьгой в толстовке AC/DC, парень с велосипедным шлемом под мышкой, мужчины с очень короткими стрижками.

— Доброе утро!
— Доброе утро!
— То показывать, то не показывать. Ну смотрите.
— У нее лимфома, ей вообще опасно у нас появляться.
— (Киргизская речь.)
— Тебя бог накажет.
— Я кровь сдавать в первый корпус.
— До свидания!
— Я б вас не пустила.
— Как вы там?
— Крепимся. На то мы и ОРИТ (Отделение реанимации и интенсивной терапии — Ред.).
— Вам вообще там не очень.
— Здрасьте!
— Здравствуйте!
— А я в 16-й корпус.
— Ё-мое, каждый раз одно и то же.
— Почему ты не купишь Cherokee? Cherokee — «Бентли» в хирургической одежде. И недорого.
— Донор. Донорство.

ССЫЛКА
вера

Плачущий убийца



Сейчас так уже не снимают.
Я смотрю и натурально любуюсь.
Марк Дакаскос великолепно выглядит, сухой, с мышцами и татуировками.
Отличная операторская работа - внезапно без дергающихся в эпилепсии операторов!
Классная постановка драк, падения, удары, прыжки - все отлично смонтировано.
Музыка по высшему классу.
Хоть и боевик, но снято как стиль искусства.