Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:
Затем я перешел к описанию оперативной обстановки. На этом этапе мне предстояло рассказать все то, что было известно о противнике: оружие, боевой дух, состав, численность и так далее; однако разведданные на этот счет были очень скудные. Кроме того, я должен был упомянуть о расположении своих частей, если таковые имеются, и о том, какую помощь можно от них ожидать, однако в данном случае рассказывать было не о чем.
Далее следовала боевая задача, и я повторил ее дважды. Она оставалась той же самой, какой ее впервые поставил перед нами командир роты: во-первых, установить местонахождение и уничтожить наземные линии связи, проходящие вблизи северной магистрали, и, во-вторых, обнаружить и уничтожить пусковые установки «СКАДов».

После чего настал черед выполнения, главного момента в чтении приказа: я должен был рассказать, как именно мы собираемся выполнять боевую задачу. Сначала я обрисовал все в общих чертах, затем перешел к отдельным стадиям.
- Первая стадия состоит в десантировании в район действия, это будет осуществлено с помощью «Чинука». Вторая стадия состоит в выдвижении к месту БЛ. Третья стадия состоит в обустройстве БЛ. Четвертая стадия — разведывательные рейды с целью обнаружения наземной линии связи с последующим ее уничтожением. Пятая стадия — действия против «СКАДов». Шестая стадия — возвращение или пополнение запасов и продолжение операции с новыми задачами.
Затем я подробно расписал, как именно мы собираемся выполнять каждую стадию. Описание каждой стадии я заканчивал рассказом о «действиях в случае» — например, о действиях в случае обнаружения в момент высадки или о действиях в том случае, если разведгруппа попадет под огонь противника, как только вертолет снова поднимется в воздух. Все должны знать, как я намереваюсь действовать, если все будет в порядке, и какие действия я собираюсь предпринять в случае чрезвычайного развития событий.

Разумеется, в теории все это было очень хорошо, однако на самом деле каждый вариант действий необходимо расписать подробно. Все это нужно предварительно обговорить и проработать, а затем зачитать формальный приказ. Предварительное планирование позволяет на месте сберечь время и силы, потому что все заранее знают, что от них требуется. Так, например, а что, если на определенной стадии для замены вышедшей из строя рации понадобится вызывать вертолет? Когда вертолет совершит посадку, нам к нему подходить сзади? Новую рацию мы получим через люк бортмеханика? Каким именно образом нам вызывать вертолет? Каким должен быть наш опознавательный знак? Ответ на последний вопрос заключался в том, что в качестве опознавательного знака будет использоваться фонетический код, буква «Б», «Браво». Пилот вертолета будет предупрежден, что в определенном квадрате или определенном месте в этом квадрате он должен будет искать сигнал «Б», который мы станем давать с помощью инфракрасного фонарика. Он будет осматривать местность в прибор ночного видения и, увидев условный знак, приземлится в пяти метрах от левой стороны буквы «Б» — потому что такова предварительная договоренность со мной. Затем, поскольку в этом случае вертолет окажется справа от меня, мне достаточно будет лишь пройти мимо пилотской кабины к люку бортмеханика, который у «Чинука» расположен по левому борту сразу же за кабиной, бросить внутрь неисправную рацию и поймать новую, которую бросят мне. Если для нас будут какие-либо сообщения, меня схватят за руку и дадут листок бумаги. Все это должно будет занять не больше минуты.

Мне потребовалось около полутора часов, чтобы подробно обсудить каждую стадию. Затем настал черед инструкций о согласовании действий и всякого мусора, вроде временных интервалов, ориентиров на местности и мест встречи. Все это уже было обговорено не один раз, и все же повторить еще раз никогда не мешает. На этом этапе я также описал наши действия в случае захвата в плен и план отступления.
Я описал материальное обеспечение операции, то есть перечислил, какие запасы мы берем с собой. И, наконец, я назвал своего заместителя и описал систему связи: на каких частотах, по какому расписанию, с какими кодовыми словами и позывными мы будем поддерживать связь.
— Не сомневаюсь, всем вам уже известно, — закончил я, — что наш позывной — «Браво-два-ноль». Командиром группы являюсь я, мой заместитель - Винс.
Настал черед членам группы задавать вопросы, после чего все сверили часы.

Предполетные инструкции зачитал нам летчик, поскольку он будет командиром во время прилета на место и возвращения назад. Он показал нам карту с нашим предполагаемым маршрутом, затем пространно рассказал о сложностях преодоления узлов противовоздушной обороны и возможных ударах ракет «Роланд» класса «воздух—земля». Летчик рассказал нам, что он ждет от нас и как нам вести себя в случае экстренной посадки. Я уже говорил с ним об этом и втайне остался доволен тем, что он хотел, чтобы мы разделились: экипажу вертолета и десанту предстоит действовать независимо, отвечая только за себя. Если честно, нам меньше всего на свете хотелось сажать себе на шею ораву летчиков и бортмехаников; впрочем, по какой-то причине они сами не слишком-то и рвались присоединяться к нам. Кроме того, летчик говорил об исключении конфликтных ситуаций, потому что удары с воздуха наносятся по целям, расположенным неподалеку от предполагаемого места высадки: меньше чем в десяти километрах от него находились стационарные пусковые установки, которые предполагалось стереть с лица земли. Наш вылет был рассчитан так, чтобы позволить нам проскользнуть между двумя авианалетами, прикрываясь ими.

Чтение приказов и инструкций завершилось около одиннадцати часов. Теперь всем было известно, что им предстоит сделать, где и как.
За обедом нам сказали, что возникла конфликтная ситуация и, возможно, нам не удастся добраться до места. Однако попробовать все равно следует — только так и можно проверить, получится ли у нас добраться до места. Мы заправимся горючим у самой границы с Ираком и полетим с полными баками. Проверив все еще один раз, мы загрузили вещи и съели столько свежей пищи, сколько только смогли в себя запихнуть. Нам не терпелось поскорее отправиться в путь. Общее настроение было таким — быстрее попасть на место и сделать дело. Пусть остальные занимаются тем, что таскают друг у друга палатки и снаряжение. К моменту нашего возвращения в лагере будет порядок. В 18.00 мы забрались в машины и поехали к ожидающему «Чинуку». Все произошло достаточно буднично; ребята из нашей роты подходили к нам и спрашивали: «Какого размера твои новые ботинки? Они ведь тебе больше не понадобятся, ведь так?» На предыдущем месте пятеро из нас где-то достали коврики из толстого пенополиуретана, руководствуясь обычным принципом: «Раз он здесь и раз он блестит, его надо взять». И вот теперь к нам подходили другие ребята и говорили: «Вам они больше никогда не понадобятся, правда? Так что оставьте их нам». При этом они жестами показывали, как роют нам могилы.
С нами пришел проститься даже полковой старшина.
- Смотаетесь на место, сделаете дело и возвращайтесь назад, — таково было его краткое напутствие.
Внезапно Боб кое-что вспомнил.
- Мать мою за ногу! — обратился он к своему приятелю. — Я не составил завещание по всей форме. Фамилия моей матери там есть, свою подпись я поставил — тебе придется порыться в моих вещах, чтобы разыскать ее адрес. Можно на тебя положиться, что все будет сделано как надо?
Я переговорил с летчиками. Им выдали бронежилеты, и они были заняты решением мировой проблемы: как с этими бронежилетами поступить? Подложить под задницу, чтобы не отстрелили яйца, или же надеть, чтобы не получить пулю в грудь? В конце концов они все же решили надеть бронежилеты, потому что без яиц жить можно.
- Хотя у него их все равно нет, — заметил второй пилот, — как вы сами скоро выясните.

Еще не совсем стемнело, и мы увидели свирепый песчаный вихрь, поднятый несущими винтами вертолета при взлете. Затем пыль улеглась, и остались только ребята, стоящие задрав головы вверх и машушие нам.
Мы полетели на небольшой высоте над пустыней.
Сначала мы разглядывали местность под нами, но смотреть особенно было не на что: лишь огромное песчаное пространство с поднимающимися кое-где холмами. Тут и там в пустыне встречались странные кружки, похожие на круги пшеницы, но только наоборот: зерновые тянулись вверх, а не были скошены вниз. Это были сельскохозяйственные оазисы, с воздуха напоминающие зеленые заводы по переработке сточных вод: большие водяные колеса непрерывно вращались, направляя воду по ирригационным каналам. Посреди этой безжизненной пустыни они выглядели совсем не к месту.

Совсем стемнело. Когда до границы оставалось километров двадцать, летчик обратился ко мне по внутреннему переговорному устройству:
- Скажи своим ребятам, пусть выглянут в иллюминаторы.
В тысяче футов над нами непрерывными волнами пролетали самолеты. Подчиняясь командам АВАКСов, они двигались по сложным воздушным коридорам, синхронизируясь во времени с точностью до долей секунды. У всех самолетов были включены бортовые огни. Все небо было расцвечено разноцветными огоньками. Это напоминало кадры из «Звездных войн» самолеты разных размеров светились каждый своим светом. Мы летели со скоростью около ста узлов, так что самолеты, наверное, делали все пятьсот-шестьсот. Мне захотелось узнать, известно ли им о нас. Быть может, как раз сейчас они говорят себе: «Постараемся сделать нашу работу как можно лучше, чтобы этим ребятам на вертолете ничто не помешало выполнить свое задание». Впрочем, я решил, что они вряд ли подозревают о нашем существовании.

Два истребителя с ревом понеслись вниз, проверяя, кто мы такие, но тотчас же снова взмыли вверх. — До границы осталось пять километров, — предупредил летчик. — Смотрите, что сейчас произойдет. Не успел он договорить, как вдруг словно перегорел единственный предохранитель, управляющий освещением Блэкпула: небо стало непроницаемо-черным. Все самолеты разом погасили свои бортовые огни.
Мы совершили посадку в кромешной темноте для «горячей» дозаправки: это означало, что во время заправки топливом мы оставались на борту вертолета, а несущие винты продолжали вращаться. Именно здесь мы должны были получить последнее «летим» или «не летим», в зависимости от разрешения конфликтной ситуации. Пока наземная команда суетилась в темноте вокруг вертолета, я с нетерпением смотрел в иллюминатор, ожидая, когда кто-нибудь подаст сигнал. Наконец один из техников подбежал к пилотской кабине и покрутил рукой над головой: возвращайтесь.
Ублюдок!
Подбежал второй техник с клочком бумаги в руках; летчик приоткрыл стекло, и он просунул ему записку.
Через мгновение в наушниках прозвучал голос первого пилота:
- Не летим, не летим, нам нужно возвращаться назад.
Динджер тотчас же бросился к переговорному устройству.
- Слушай, пошли всех к такой-то матери. Давай в любом случае перелетим через границу, просто чтобы можно было говорить, что мы там побывали. Ну же, до нее осталась всего какая-то пара километров, на то, чтобы слетать туда и обратно, много времени не потребуется. Нам обязательно нужно там побывать, иначе по возвращении на базу нас засмеют.
Однако у летчиков на этот счет было другое мнение. Мы провели на земле еще минут двадцать, пока продолжались предполетный осмотр и заправка топливом, после чего снова поднялись в воздух и направились на юг. Там нас уже ждали
машины. Выгрузив свои веши из вертолета, мы загрузили их в машины и вернулись в расположение полуроты, которая к этому времени успела перебраться на противоположный край аэродрома. Ребята вырыли щели-укрытия и завесили их одеялами и кусками картона, защищая от ветра. В целом получилось что-то наподобие лагеря бездомных: вокруг чахлых костров на земле лежали сбившиеся в кучу тела.
Все мои ребята были в отвратительном настроении, не только подавленные тем, что нам, уже морально готовым к выполнению задания, пришлось вернуться назад, так и не побывав на той стороне границы. Кроме того, нас терзало неведение: мы гадали, что с нами будет дальше. Я же страдал вдвойне, потому что расстался со своим ковриком.
Tags: bravo20
Subscribe

  • Шуточки Дельты

    Типичный армейский юмор, подпись к фото: " Парню из SEAL нужны две винтовки, чтобы не отставать от Дельты))"

  • Die Fernspäher

    Немецкая разведка "втухает" на отборе Отработка проникновения по воде, на лодках и байдарках. Примечательно, что Fernspähzüge der…

  • TF Takuba

    В шведских СМИ сообщают, что в среду вечером (21.04.2021) шведский патруль из состава TF Takuba подорвался на СВУ. Два солдата легко ранено, еще…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments