Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

Интервью со снайпером спецподразделения ВС РФ

https://vk.com/@anti_terrorism-intervuy-so-snaiperom-specpodrazdeleniya-vs-rf



Снайпер спецподразделения с Truvelo под .338. В качестве насадки для работы ночью перед прицелом можно увидеть AN/PVS-14 (фото сделано после ночной работы).

Предыстория интервью. Короткий рассказ о боевом эпизоде.


Очерк о работе снайперов армейского спецназа в Сирии. 2016-й год.

Работали тройкой в одном из населенных пунктов под Хамой - снайперская пара и оперативный офицер для связи и координации со штабом группировки. Духи напротив нас в примерно таком же городке, как наш, между нами пустырь, шириной метров 600-700. Мы расположились на крыше трехэтажного дома на передней линии. Наблюдательный пункт оборудовали в небольшом помещении на крыше, в которое выходил верхний пролет лестницы. Выбили шлакоблок, сирийцы обложили изнутри мешками с песком, поставили трубу. На углу в парапете, по пояс огораживающем крышу по периметру, выбили два вторых снизу шлакоблока и загородили отверстия парой широких досок - это бойницы в два сектора. Там же, в полутора метрах от бойницы, наготове моя винтовка калибра .338 Lapua Magnum, накрытая чехлом. Все, сидим, наблюдаем за передней линией духовских домов, меняемся каждый час. В такой проекции все дома - одни чуть ближе, другие чуть дальше - слились в одну сплошную длинную стену, которая испещрена разнокалиберными отверстиями от ежедневных перестрелок из всего, что может стрелять. Каждое более-менее крупное отверстие - потенциальная бойница духов. Сканируем не торопясь, справа налево, осматривая все видимые отверстия, пока не упремся в левую границу нашего сектора, затем возвращаем трубу в крайнее правое положение и начинаем все сначала.

Иногда можно заметить мелькающих бойков, перебежками пересекающих небольшие пространства между домами, но выстрелить не получится - очень быстро все происходит, две-три секунды и дух уже скрылся, поэтому расчет в основном на обнаружение огневых точек. В отсутствие активных действий обнаружить огневые точки бойков долго не удается. Получилось это только на второй день, когда я заметил руку, стряхивающую пепел с сигареты в отверстии на уровне второго этажа. Все, есть, вот где они сидят! Сирийцы мгновенно были изгнаны вниз, чтоб не путались под ногами и не мешали, напарник сел за трубу, я пригнувшись за парапетом выбрался наружу, убрал доску от бойницы и лег за винтовку. Дистанция 645 метров, измерил показатели атмосферы, не торопясь посчитал поправки для стрельбы. Наблюдаем и ждем, когда в той дырке опять кто-нибудь покажется.

Параллельно пытаюсь решить другую проблему. Прямо передо мной на линии огня опора ЛЭП, дальность до нее 320 метров, она вся из вертикальных, горизонтальных и косых металлических элементов. Духовскую бойницу сквозь опору вижу прямехонько в углу между вертикальным и косым элементами конструкции, пытаюсь прикинуть, позволит ли превышение траектории на этой дистанции пролететь пуле, не задев эти железки. Вроде должна на миллимитраже, в притирочку, пройти. Лежу, жду. 20 минут, 30 минут, октябрьское солнце еще жарит, многочисленные и вездесущие сирийские мухи облепили со всех сторон, лезут в лицо, глаза. То и дело отмахиваюсь от них, рискуя прозевать нужный момент. Надо что-то придумать, как-то выманить бойка, заставить его выглянуть. Что делать? На помощь приходит смекалка. Прошу Серегу, оперативного офицера, спуститься вниз, взять несколько садыков, отойти с ними в оливковую рощицу в ста метрах от нас и там устроить громкий тарарам стрельбой очередями из нескольких автоматов. Благо там они не будут в прямой видимости противника. Через пять минут он сказал по радейке, что они готовы. Мы с напарником тем более были готовы. По моей команде они открыли шквальный огонь куда-то в небо и вуаля - мой план сработал. Бармалей на мгновенье показался в бойнице, затем высунул автомат и стал короткими очередями постреливать в том направлении, откуда он слышал стрельбу. После моего выстрела было видно, как автомат неестественно завалился внутрь – цель поражена.

Вопрос: Какое оборудование используется для ведения наблюдения?

Снайпер: Для ведения наблюдения мы используем бинокли, лазерные дальномеры, трубы наблюдения с тактической сеткой (например Mil-Dot), трубы разведчика ТР-8 (по сути это перископ, чтобы вести наблюдение, не подставляя голову), оптико-электронные приборы, использующиеся как для наблюдения, так и для коррекции огня (справочно – тепловизионные приборы с чувствительной охлаждаемой матрицей позволяют видеть пулю – горячий объект - в полете и, таким образом, отмечать ее пролет относительно цели).

Вопрос: Какие используете прицелы?

Снайпер: Желательно качественные импортные – Nightforce, Schmidt & Bender, Carl Zeiss, Leupold, Kahles. Все переменной кратности, с сеткой Mil-Dot или с иной тактической сеткой, т.е. имеющей риски с отсечкой отрезков 1 миллирадиан (1 мрад, 1 тысячная) по вертикали и горизонтали. Тактическая сетка позволяет измерять дистанции, корректировать огонь напарника, стрелять с выносом точки прицеливания по вертикали и горизонтали, т.е. без ввода поправок в маховички.

Вопрос: Какое оружие и прицел вы использовали в рассказанном случае? (предыдущий материал о работе в САР).

Снайпер: В описанном случае использовалась винтовка калибра .338LM (в развернутом виде название калибра 0.338 Lapua Magnum), оснащенная прицелом Nightforce NXS 5.5-22x56. Если по-русски, то .338LM - это 8,6х69мм, где первая цифра – калибр в мм, вторая – длина гильзы. Точно так же обозначаются все отечественные патроны, например 5,45х39, 7,62х54. Вес пули 16.2 грамма, или 250 гранов (грейнов), начальная скорость (в моем случае) 915 м/с.

Вопрос: Есть ли винтовка, с которой вы хотели бы поработать в боевых условиях?

Снайпер: Чисто ради спортивного интереса попробовал бы поработать с Sako TRG M10 и Accuracy International AXMC.

Вопрос: СВД устарела?

Снайпер: Ни в коем случае! Это самое подходящее оружие для пехотного снайпера – марксмана. Даже у американцев на вооружении до сих пор состоит модернизированная самозарядная винтовка М21, почти аналог СВД, которой с успехом пользуются марксманы армии США в современных войнах. В умелых руках да при нормальных мозгах СВД может сослужить подразделению в бою неоценимую помощь на дистанциях 600-800 м. и даже дальше.

Вопрос: Какое вооружение используется в командировках?

Снайпер: Разнообразное, чтобы было из чего выбирать сообразно с задачами.

Вопрос: С приходом различных частных «банок» на стрелковое вооружение, актуальны ли ВСС и «Вал»?

Снайпер: Весьма актуальны! Не забывайте, что это компактное и разбирающееся оружие с дозвуковым патроном. Справочно – звук выстрела слагается из звука выхлопа пороховых газов и звука преодолевшей звуковой барьер пули. Теперь представьте ситуацию, когда сидя в засаде в ходе выполнения задачи в составе группы СпН вы делаете выстрел с применением «банки». Допустим, звука выстрела не было слышно, вы попали (или не попали), но пролетающая пуля резким и громким щелчком выдала этот самый выстрел и дала противнику шанс скрыться или начать реагировать на сложившуюся ситуацию. В случае стрельбы из ВСС выстрел и пролет пули слышны не будут, а лязг работающего механизма не различим уже в 40-50м. Поэтому в работе подразделений СпН при выполнении ими специфических задач и на дистанциях до 400м это незаменимое оружие. В связи с этим хочу рассказать историю, услышанную из первых уст. Во вторую чеченскую компанию в Заводском районе Грозного боевики достаточно долгое время держали оборону, успешно отражая атаки наступающих подразделений ВС РФ. Несколько снайперов «Вымпела», используя ВСС устроили снайперский террор боевикам, в течении нескольких дней уничтожая их из бесшумного оружия в условиях относительно небольших дистанций в городской застройке. Трудно сказать, сколько боевиков было уничтожено, но гораздо больший эффект имело психологическое воздействие, когда противник даже не понимал, откуда в него прилетают пули. Дело кончилось тем, что морально сломленные боевики не смогли оказывать должное сопротивление при следующем штурме и район был взят.

Вопрос: Дистанция уверенного выстрела. На каких расстояниях можно со 100% вероятностью поражать цель? На какие расстояния приходится чаще всего работать?

Снайпер: Можно было бы ответить вопросом на вопрос – из какого оружия, какого калибра? В каких условиях? По какой цели? Не будем перечислять и рассматривать все многообразие вариантов атмосферных условий, возьмем для примера ветер в пределах 2-4 м/с и цель, аналогичную грудной фигуре. Итак (отвечу за себя) : СВД и оружие калибра .308Win – 700-800 м., .338LM – до 1100-1200 м. С уменьшением силы ветра задача упрощается, дистанции несколько увеличиваются. И наоборот. Это, конечно, достаточно упрощенное представление, поскольку факторов, влияющих на стрельбу великое множество, вплоть до собственного физического состояния в текущий момент. Иной раз бывает, не выспался или настроение плохое – и все, стрельба «не идет». А на следующий день чувствуешь себя великолепно и тебя просто прёт – начинаешь собирать идеальные кучности или стрелять на пределе возможностей винтовки с регулярными попаданиями. На стрельбище стараемся стрелять на максимально возможные дистанции в текущих метеоусловиях, экспериментируем, пробуем разные способы и положения. На задачах не до экспериментов, стараемся работать на дистанциях, обеспечивающих максимально уверенный выстрел. Опять же, тут появляется вопрос об условиях работы, о местности. Сами понимаете, что в зависимости от условий - плотной застройки, горно-лесистой местности или открытых пространств - дистанции будут варьироваться, поэтому на вопрос о расстояниях ответ будет – на разные.

Вопрос: Есть ли фото/видео фиксация результатов работы?

Снайпер: Некоторые из современных отечественных оптико-электронных приборов наблюдения предусматривают возможность записи изображения на флеш-карту, поэтому второй номер может вести фиксацию результатов при необходимости таковой. В некоторых подразделениях СпН специально для этих целей даже имеются фотоаппараты с очень мощным зумом и возможностью видеосъемки.

Вопрос: Выстрелы на максимальные дистанции. Какой самый дальний вы знаете, или может, был при вас?

Снайпер: Тут опять-таки следует понимать, что размеры целей могут быть разными – голова, по пояс, в полный рост и т.п. Чем больше цель, тем больше дистанция, позволяющая произвести уверенный выстрел. Баек на эту тему я слышал в избытке, плодить их здесь не буду, но про себя скажу – 997 м. в голову. Этот выстрел удалось косвенно подтвердить, когда сирийцы, которым мы в тот день оказывали огневую поддержку, через час зашли на высоту, ранее занятую бармалеями, и позже рассказали об обнаруженном как раз в том самом месте теле с поражением в голову.

Вопрос: Снайперская работа со стороны противника. На сколько оцените их уровень подготовки?

Снайпер: Если речь о САР, то за редкими исключениями она просто никакая, говорить особо не о чем, ведь наличие снайперского оружия подразумевает не только обладание им, но и требует необходимых знаний и навыков, позволяющих вести огонь на приличных дистанциях. Но это вовсе не означает, что можно расслабиться и не брать в расчет возможное наличие снайперов у противника, пусть даже такого, как тот, с которым мы имели дело в САР. Подтверждением тому служат случаи грамотных и результативных, хоть и очень редких, выстрелов с той стороны.

Вопрос: На сколько, по-вашему, отличается подготовка и уровень снайперов ССО и бригад спецназа?

Снайпер: Безусловно, подготовка бойцов ССО, не только снайперов, более качественная в силу множества причин. Прежде всего в силу лучшего обеспечения и повышенного внимания к качеству их подготовки со стороны ГШ. В бригадах СпН снайпинг зачастую держится на энтузиазме, приходится лавировать среди сопутствующих мероприятий, обязанностей и всевозможной второстепенной шелухи, противостоять безразличию начальства. Большим подспорьем был бы какой-нибудь небольшой специализированный орган в штабах военных округов, который курировал бы непосредственно снайперов, занимался бы вопросами их подготовки, обеспечения, решением вопросов и проблем. Но увы, свои курирующие отделы есть у всевозможных военных специалистов, кроме снайперов, а отделы боевой подготовки имеют слишком широкие задачи, чтобы уделять отдельное внимание столь узкой специализации.

Вопрос: Как вы считаете, в связи с приходом новых технологий (в частности БПЛА) каковы перспективы у снайперского дела?

Снайпер: Я думаю, что снайперское дело еще очень долгое время будет иметь важное значение и играть свою роль, тем более, что новые технологии приходят и сюда.

Вопрос: Почему снайперы штатных разведгрупп не получают для работы другие винтовки, а используют СВД/ВСС?


Снайпер: Исходя из специфических задач разведывательно-диверсионных групп – налет, засада, поиск, диверсия. Все эти задачи подразумевают достаточно короткие дистанции, не требующие применения дальнобойного и высокоточного оружия, поэтому возможностей СВД/СВДС и ВСС вполне достаточно.

Вопрос: Как обстоят дела со снабжением? Докупаете что-то за свой счет именно для работы с винтовкой?


Снайпер: Уровень обеспечения в подразделениях СпН однозначно уступает уровню ССО по всем видам снабжения, хотя самое основное и жизненно необходимое у нас есть. В случае с винтовкой конечно же приходится что-то дорабатывать сообразно своим идеям и происходит это за свой счет. Кому-то нужен кронштейн под хороший прицел на СВД, кому-то потребовалась «банка» на его 338-й, а кто-то решил прикупить новомодной химии для чистки оружия. Статьи финансовых расходов МО не включают в себя всего множества нюансов и мелочей в потребностях такого рода.

Вопрос: Существуют ли отличия в работе при ведении работы в городской застройке, и, к примеру в пустыне?


Снайпер: Безусловно существуют! Представьте, что в городской застройке вы работаете из глубины помещения, находясь в глубокой тени и ведя наблюдение сквозь оконный проем или подходящее по размерам отверстие в стене. Стало быть, и обнаружены вы можете только в том узком секторе, в котором работаете сами. Здесь можно чувствовать себя вполне вольготно при выполнении самых элементарных правил сокрытия своего присутствия. И напротив, пустыня – это условия максимально открытой местности, где вы можете быть обнаружены со всех сторон, включая сверху (тут надо отметить, что боевики ИГИЛ достаточно широко использовали всевозможные дроны). Минимум передвижений, максимум маскировки и внимания на 360 градусов.

Вопрос: Какие средства маскировки используются на позиции?

Снайпер: Во-первых, для маскировки максимально эффективно используются особенности местности – складчатость, растительность, застройка. Зачастую этого может быть вполне достаточно. И только во вторых – маскировочные средства. В качестве маскировочных средств может использоваться окружающая растительность, небольшие самодельные маскировочные сетки примерно 1х1,5м, которыми можно накрыться в любом положении или использовать в качестве ширмы перед собой, легкие и компактные маскировочные костюмы типа Jack Pyke, балаклавы и перчатки для открытых участков кожи, дымовые гранаты для прикрытия передвижений в крайнем случае. Самую большую проблему представляют тепловизионные приборы наблюдения, от обнаружения которыми трудно скрыться, как бы вы ни были скрыты и замаскированы от наблюдения невооруженным глазом. Увы, эффективных средств индивидуальной маскировки против них пока не придумано, при ведении наблюдения вы все равно рискуете «засветить» по крайней мере свое лицо.

Вопрос: Как организовывается быт на месте «лежки»? На сколько долго приходится лежать в одном месте для наблюдения и выстрела?

Снайпер: Ничего сверхъестественного в плане быта нет. Главное, чтобы за счет соответствующей одежды было тепло в холодное время года, тень над головой в жаркое и какое-то подобие крыши на случай дождя. Чтобы был запас воды и продовольствия на время выполнения задачи, надежная связь, схема взаимодействия со своими подразделениями и план эвакуации на всякий пожарный случай. И вовсе необязательно все время лежать, хотя и без этого не обходится. Из положения лежа хорошо стрелять, но вести наблюдение с уровня земли затруднительно, поэтому стараемся стремиться к тому, чтобы позиция была подобрана именно с расчетом на удобство наблюдения сидя и стрельбе лежа или сидя с упора. Хотя если возникнет такая необходимость, то будем лежать, сколько потребуется.

Вопрос: «Вторичка» для снайпера. Что помимо винтовки носят с собой снайперы? Осуществляется ли прикрытие снайперской позиции?


Снайпер: Кроме основного оружия и боеприпасов снайперы носят с собой второе оружие (автомат, ВСС), пистолет, гранаты, бронежилет с каской, тактический пояс с необходимыми подсумками, аптечку, средства маскировки, коврик, запас еды и воды, дополнительную одежду по сезону, приборы наблюдения, дальномер, метеостанцию, средства связи, треногу для стрельбы сидя или стоя, дымовые гранаты, спальный мешок (если задача продолжительная), саперную лопатку, складную пилу, тент, нарды (шутка!). Прикрытие снайперов обычно осуществляется теми подразделениями, в чьих интересах они в данный момент работают. Случается и автономная работа, но при этом мы должны знать местоположение артиллерийских батарей, радиус их действия и позывные, уметь корректировать огонь артиллерии и навести авиацию, знать расположение и позывные подразделений, на чью поддержку по запросу мы сможем рассчитывать и план действий по эвакуации, случись что.

Ведется ли работа ночью? Если да, то какие приборы и прицелы используются? А также были ли результативные выстрелы ночью?

Снайпер: Работа ночью предусмотрена и ведется. И да, она результативна. Для ночной работы применяются ночные и тепловизионные предобъективные насадки и прицелы, как отечественные, так и зарубежного производства.

Вопрос: Приходилось ли вести огонь сразу двумя винтовками, в паре со вторым номером?


Снайпер: Лично в моей практике такого не случалось, но в случае необходимости мы все должны уметь применять этот прием. Поэтому в боевой подготовке снайперов и на всевозможных снайперских соревнованиях предусмотрены упражнения, где снайперы в паре выполняют стрельбу залпом каждый по своей или вместе по одной цели.

Вопрос: Если случается поломка винтовки, как решается проблема? На сколько надежно используемое вами вооружение?

Снайпер: На моей памяти таких случаев не было, из чего можно сделать вывод о надежности оружия.

Вопрос: Боеприпасы заводские? Наши или импортные?

Снайпер: Импортной винтовке – импортный патрон. К большому сожалению наш оборонпром до сих пор так и не освоил выпуск патронов популярных калибров приемлемого качества. Имеющиеся же запасы импорта приходится жестко экономить. В случае с СВД стараемся стрелять качественным патроном «Экстра» с 13 граммовой пулей еще советского производства.

Вопрос: Российские снайперы могут составить конкуренцию западным «коллегам»? Каков уровень подготовки?

Снайпер: Скажем так – уровень подготовки вполне достаточен, чтобы стрелять не хуже западных коллег. Конечно, те же американцы, как законодатели стрелковых новшеств и с бюджетом МО, кратно превышающем российский военный бюджет, имеют больше возможностей для более качественной подготовки, но все же и мы не лыком шиты.

Вопрос: Ваше отношение к спортивному снайпингу?

Снайпер: Положительное! Чем больше направлений стрелковых видов спорта будет появляться и развиваться, тем больше будет генерироваться новых идей, наработок, навыков, технологий. Т.е. в итоге все во благо того же боевого снайпинга.

Вопрос: Взаимодействие с западными «партнерами». Как организовывалось взаимодействие?

Снайпер: Это не мой уровень, прокомментировать не могу. Для нас гораздо большее значение имела организация взаимодействия с сирийской армией.

Вопрос: Как подтверждается попадание на различных дистанциях?

Снайпер: Если нет возможности непосредственного осмотра (а ее, как правило, нет), то визуально в момент попадания с возможной фиксацией с помощью оптико-электронных приборов.

Вопрос: Что чувствуете после результативного выстрела?

Снайпер: Удовлетворение – это самое точное определение.

Вопрос: Как часто проводятся занятия в ППД? Проходите какие-либо курсы?

Снайпер: В разных частях разные возможности для подготовки. Тут и удаленность стрельбищ, и ответственное отношение к подготовке со стороны как стрелков, так и вышестоящего командования. Где-то снайперы имеют зеленый свет и стреляют 3-4 дня в неделю, а где-то они не вылезают из нарядов и стреляют раз в неделю. Централизованная подготовка снайперов в ВС РФ предусмотрена, в частях СпН она более углубленная и кроме базовой для подготовки армейских стрелков с СВД включает еще три этапа по 2-3 месяца – наблюдатель, работа в паре с применением зарубежных образцов оружия, инструктор. Осталось только пожелать, чтобы уровень осознанной необходимости, востребованности и развития снайпинга в нашей армии когда-нибудь достиг такого уровня, когда в каждом роде войск, в каждом военном округе появились бы свои школы снайперов, как это бытует в тех же США, а не 2-3 на всю страну, как это сейчас у нас.
Tags: guns, sof
Subscribe

  • Danmarks nye kampsoldater

    Исключительная годнота. Мой рекомендасьон (с) Птушкин 9 серий съемочная группа следила за жизнью роты 13-го легкого батальона. Это новый вид…

  • Андрей Безруков про разведку

    Интересный разговор. Андрей Безруков, российский разведчик-нелегал, полковник Службы внешней разведки в отставке с 2010 года.

  • Finskytter kæmper mod hinanden

    Субтитры = перевод на русский.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments