Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Вспоминая погибшего товарища

https://vk.com/@weapon_proof-moi-poslednii-razgovor-s-benom-vspominaya-pogibshego-tovaris



Памяти погибшего Зеленого Берета сержанта первого класса Бенджамина Вайза (SFC Benjamin B. Wise)

Мой последний разговор с Бэном: вспоминая погибшего товарища.
Автор: Кевин Р. Флайк (Kevin R. Flike)

Это было холодное, дождливое и унылое декабрьское утро, когда я оказался в реабилитационном центре Первой Группы Специальных Сил. Я сидел на парковке в тишине и нашел минутку, чтобы собраться с мыслями. Моё тело болело, и я просто хотел прекратить следующие четыре часа пыток. Несколькими месяцами ранее в Афганистане меня подстрелили в низ живота. После медицинской эвакуации обратно в США моя последующая жизнь состояла из обезболивающих, физиотерапии и ожидания возвращения моих товарищей по отряду. Через месяц они вернутся домой из десятимесячной командировки в Афганистан.

Я как раз собирался было пойти в здание, когда зазвонил мой мобильный. Мне не было интересно говорить с кем-то, однако я обратил внимание на странный номер, и понял что звонят скорее всего из Афганистана. В последние пару месяцев друзья звонили мне из Афганистана, узнавали как дела и предлагали какую-то поддержку. Их звонки позволяли мне оставаться наплаву в этот темный период жизни. Когда я поднял трубку и услышал голос Бэна, я был безумно рад, что ответил на звонок.

Бэн был одним из командных медиков, кроме того он был хорошим Зеленым Беретом и просто классным чудиком (resident goof ball). Естественно, Бэн начал разговор с одной из своих дежурных шуток. В первые несколько секунда нашего разговора Мир показался ярче, боль утихла, и улыбка скрасила моё лицо. Бэн обладал врожденной способностью поднимать настроение, и явно воздействовал на меня своей магией. Через пару минут остроумия тон стал серьезным, это был первый раз, когда мы говорили со дня моего ранения.

В следующие 45 минут мы с Бэном пережили тот роковой день. Задача началась как обычная расчистка долины, а превратилась в десятичасовой бой, когда отряд прошел через долину. В течение дня я был с большинством ребят из отряда и коммандос (афганские коммандос), в то время как Бэн был на гребне с видом на долину вместе со снайперами коммандос, предоставляя спасительную поддержку с наблюдательных позиций.

На протяжение всего сражения мы с Бэном не общались лицом к лицу, однако мы постоянно переговаривались по радио, часто обмениваясь корректировками иданными. В то время как мы участвовали в многочисленных атаках в долине, Бен участвовал в снайперской баталии с противником, который по словам Бэна был "обучен". Учитывая близость к Ирану, никто не был удивлен высокой квалификации противника. Бэн сказал, что каждый раз, как они поднимали головы можно было слышать треск пуль. А всякий раз как они перемещались по позициям, их группу осыпал град пуль. Узнавать о бое с позиции Бэна было поучительно и саркастично (слова автора: снимало тревогу и давало лучшее понимание ситуации).

Вспоминая события того дня по порядку, мы наконец подошли к моменту боя, когда меня ранило. Голос Бэна моментально приобрел тон сострадания и беспокойства. Он не поверил, когда по радио передали что меня подстрелили. Услышав передачу, он начал молиться. Он сказал, что провел остаток дня в роли Зеленого Берета, и в молитве во спасение. Бэн сказал: "Я так боялся, что мы тебя потеряем", и продолжил рассказывать, как он чувствовал себя виноватым, что не смог ничего сделать со своей позиции. Мне показалось, что он вот-вот расплачется.

После недолгой паузы Бэн сказал: "Знаешь, а мы достали его". Я смутился, и переспросил, что он имеет в виду. Он сказал: "Я на 99,9% уверен, что мы убили того парня, что тебя подстрелил". Он имел ввиду, что ОН убил того парня. Бэн был хорош в своём деле, и на удивление скромен. Всякий раз, как он добивался успеха, он использовал слово "мы", чтобы похвала была не личной а для всей команды. Бэн никогда не злорадствовал и не хвастался, убивая вражеских бойцов. Он рассматривал это как неизбежное зло в неблагоприятных условиях, и естественно не хотел это праздновать. Через несколько минут Бэн завершил разговор молитвой. Звонок зарядил меня энергией на предстоящий день, и заставил меня с нетерпением ждать скорой встречи с ним и с оставшимся отрядом.

Пару недель спустя, 9 января, я был в больнице, ожидая очередного из многочисленных осмотров врачей, когда мне позвонила жена. Она сказала, что Бэн ранен. Я стал расспрашивать, но это было всё, что она знала. После осмотра мне позвонили из 1 Группы Специальных Сил, сказали что я должен вернуться в строй как можно скорее, и тогда я узнал, насколько страшной была ситуация.

Бэн всегда мужественно сражался, но спустя неделю с нашего разговора случилось величайшее в его жизни сражение. Бэн получил множественные ранения всего тела, принесшие ему огромный урон. Врачи сделали многочисленные переливания крови, операции и даже ампутировали ему ноги, чтобы спасти жизнь. Бэн упорно цеплялся за жизнь, несколько раз было восстанавливался. Однако после недели сражения за свою жизнь Бэн скончался в Ландшульском региональном медицинском центре в Германии. 15 января его не стало. Хотя со дня его смерти прошло четыре года (статья 2016 года) и многое наладилось, без него всё еще очень тяжело.

Смерть Бэна помогла понять, что у меня появился второй шанс в жизни и возможность пересмотреть свои перспективы. Его памяти подтолкнуло меня в скорейшему выздоровлению и дало смелости поступить в аспирантуру. Я хотел прожить каждую минуту своей жизни на все 100% своих способностей, иначе я чувствовал что подвожу Бэна. Однако некоторое время его памяти я чувствовал себя виноватым, что он погиб, а я выжил. Иногда мне приходилось снимать его мемориальный браслет, потому что даже видеть его имя было неимоверно тяжело. Я постоянно подвергался давлению, иначе я чувствовал что подвожу помять о Бэне.

Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что такое отношение к себе не способствует памяти Бэна, потому что это не те идеалы, за которые он стоял. Бэн был верующим, хорошим семьянином и лучшим другом, о котором стоило мечтать. И ко мне пришло понимание, что ставить эти идеалы на первое место в жизни - и есть способ воздать Бэну должное, не подвергая себя невыносимой нагрузке. Осознав это, я больше не корю себя за то, что выжил, а скорее даже счастлив, что узнал такого великого человека, который показал мне пример хорошей жизни. Бэн, спасибо за то, кем ты был, и за то, что сделал для меня и многих других. Скучаю по тебе. Покойся с миром. Свободны от угнетения.
Tags: afganistan, sof, люди
Subscribe

  • SAKO K22

    SAKO K22

  • Швеция

    Журнал офицеров Швеции Officerstidningen опубликовал короткую заметку по перевооружению армии. В течение десяти лет графики закупок новых системах…

  • Alpine Sniper Course

    Снайпера войск специального назначения Евросоюза на Alpine Sniper Course, двухнедельном курсе горной подготовки в Австрии, International…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments