Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

RLI

Перевод Osprey - Warrior 177 - Rhodesian Light Infantryman 1961-80 от 2015 года от mr_garett

Война в Родезийском буше (1965 - 1980):
RLI: структура, вербовка и военная подготовка
RLI: униформа, оружие, экипировка, связь, военная техника и особенности службы
RLI: дисциплина, отдых и денежное довольствие
RLI: родезийская пехота в бою (1965-1979)
RLI: родезийская пехота в бою - война на вражеской территории (1979 -1980)
RLI: Боевой опыт и итоги войны

Родезийская легкая пехота (RLI) просуществовала немногим более 20 лет. Свою боевую работу она начала во время Войны в родезийском буше (этот многолетний конфликт известен у белых поселенцев, как «Война в Южной Родезии» и у черных обитателей Зимбабве, как «Освободительная война зимбабвийского народа»). В состав RLI принимали как Родезийцев, так и добровольцев из других стран мира. Несмотря на нехватку оружия, боеприпасов и проблемы с финансированием воинских подразделений (из-за санкций, наложенных мировым сообществом), родезийская пехота продемонстрировала высочайшую эффективность, достигнутую благодаря новаторской тактике аэромобильных сил «огневой поддержки» (fire force). Невзирая на многочисленные трудности, родезийцы смогли осуществить несколько фантастических десантных операций, которым нет аналогов в мировой военной истории. Сражаясь в невыгодных условиях, против многочисленного, идейно мотивированного врага, родезийская пехота выполнила большую часть поставленных задач, при соотношении потерь 35 к 1 в свою пользу.

*****

На тему парашютных прыжков.

Первые авиационные десантные операции RLI провела в 1976 году с помощью устаревших самолетов DC-3. Авиационное десантирование проводилось в целях усиления огневых групп, сбрасываемых с вертолетов. Изначально DC-3 могли брать на борт от 20 до 24 человек. Впоследствии число десантников было уменьшено до 16, поскольку на DC-3 стали ставить систему сброса тепловых ловушек.

Общая десантная подготовка бойцов RLI началась в 1977 году, при этом персонал, не желавший прыгать, был переведен в другие подразделения. Во время последующего обучения, новобранцы- десантники должны были произвести 8 прыжков (один из них ночью). В качестве тренировочных баз применялись аэродромы Нью Сарум (Родезия) и база ЮАР возле Блумфонтейна.

В отличие от парашютистов Второй мировой, совершавших десантирование в специально подготовленные зоны высадки, родезийские десантники прыгали на неподготовленную, поросшую лесом или скалистую территорию, в непосредственной близости от врага. Таким образом, они не могли заранее подготовиться к бою. Во время прыжка десантники крепили оружие непосредственно к телу. Выходные отверстия огнестрельного оружия были заклеены липкой лентой для того, чтобы в дуло не попал мусор и грязь. Кроме того, у всех десантников был при себе 9мм пистолет, который можно было пустить в дело сразу после приземления (и даже в том случае, если десантник повис на дереве).

Десантники носили боевые башмаки из коричневой кожи, которые были более удобной обувью, нежели Вельдшоены. Для защиты головы использовались британские стальные каски, а также мотоциклетные шлемы. После приземления от последних по-быстрому избавлялись, ибо мотоциклетные шлемы глушили звуки выстрелов и не обеспечивали баллистической защиты бойца.

Перед высадкой каждый боец проверял свою экипировку и экипировку соседа спереди. Руководитель прыжка проверял всех бойцов непосредственно перед высадкой. Большая часть прыжков проводилась с малой высоты (500 футов и ниже), что позволяло десантникам быстро, в течение 20 секунд, преодолеть пространство, открытое для вражеского огня (при этом отдельные десантники все равно умудрялись находить в своих парашютах пулевые отверстия). Из-за низкой высоты десантирования, бойцы частенько получали травмы, хотя к этому относились как к необходимому злу. Самой большой проблемой десантирования была невозможность раскрытия запасного парашюта (ему просто не хватало высоты). Родезийцы использовали неуправляемые парашюты, полет которых мог быть немного скорректирован при помощи строп. Стоит отметить, что использованные парашюты применялись многократно, ибо Родезия, находясь под санкциями и не могла приобретать их свободно.

Поскольку десантирование проводилось в быстром темпе, десантник покидал самолет в течение секунды, что, при приземлении, давало разброс в людях на 50 метров. В некоторых случаях 16-20 человек покидали самолет в течение 10-12 секунд, что позволяло быстро собрать на земле единую боевую группу. В некоторых случаях десантники прыгали вместе с контейнерами CSPEP (Carrying Straps Personal Equipment Parachutist), в которых можно было разместить 50 килограмм полезного груза – дополнительное оружие, боеприпасы, а также воду и сухой паек. Боец прикреплял контейнер после того, как надевал парашют. Во время приземления CSPEP касался земли первым, что несколько усложняло процедуру десантирования.

Из опыта боев, интересное.


Большая часть родезийских операций проводилась в буше, а значит, встреча с противником частенько носила неожиданный характер. В подобном столкновении, как правило, побеждал тот, кто первым нажимал на спусковой крючок. Для достижения подобного результата родезийцы снимали с винтовок ремни, блокировали предохранители и настраивали прицелы таким образом, чтобы они были готовы к работе на малых дистанциях. Многие бойцы специально отрабатывали приемы быстрой стрельбы в упор (два глаза открыты, наведение оружие по стволу). Поражение противника следовало добиться с одной, максимум двух пуль, поскольку FN не могли вести точный и долговременный автоматический огонь.

Ленты для пулеметов всегда заряжались трассирующими патронами (один через четыре), что позволяло стрелку быстро корректировать стрельбу. Владельцы FN заряжали в магазины 18 или 19 патронов из 20, что приводило к снижению давления пружины внутри магазина и уменьшало вероятность заклинивания патрона. Отдельные бойцы добивали магазин трассирующим патроном, который сигнализировал о том, что оружию требуется перезарядка. Если это было возможно, родезийцы меняли частично опустошенные магазины на «свежие» прямо в бою, не дожидаясь того момента, когда оружие перестанет стрелять. Сдваивание магазинов для быстро перезарядки официально было запрещено, поскольку в магазины набивалась пыль и грязь, что опять же могло привести к заклиниванию.

Во время боевые действий солдаты RLI формировали пехотную линию. Бойцы шли цепочкой на расстоянии нескольких метров друг от друга. Каждый боец должен был видеть своего соседа слева и справа и открывал огонь в случае обнаружения любой цели (времени на точную идентификацию противника у родезийцев не было). Стрельба велась по всем подозрительным кустам и деревьям, поскольку мощный патрон 7.62x51 NATO с легкостью пробивал подлесок, деревья, плотную растительность и спрятавшегося в насаждениях противника. Во время стрельбы родезийцы занижали прицел, поскольку засевшие в буше повстанцы вели наблюдение сидя или лежа. Даже если противник стоял, его гарантировано накрывало вторым выстрелом, поскольку во время стрельбы ствол FN неудержимо тянуло вверх. Для того, чтобы противник не поднял голову, пулеметчики могли обстрелять землю перед укрытием, что приводило к разлету многочисленных камней и осколков, которые могли ранить противника или блокировать его передвижение на несколько драгоценных секунд.

Если пехотная линия натыкалась на противника, бойцы RLI переходили в наступление. Солдаты сближались с врагом, стреляя из всего имеющегося оружия. Подобная тактика требовала крепких нервов, но была невероятно эффективна, поскольку противник частенько трусил и начинал отступать. В случае бегства врага пехотная линия делилась на поисковые группы (обычно на две) отстоящие друг от друга на расстоянии 2 – 5 метров (группы шли гуськом, друг за другом). В случае продолжения огневого контакта, отряд делился на двойки, один член которой передвигался вперед, тогда, как второй прикрывал первого. Несмотря на то, что подобные группы легко контролировались, всегда был риск того, что один из отрядов попадет под «дружественный огонь». Если вражеский отряд оказывал ожесточенное сопротивление или сам переходил в наступление, командир подразделения RLI мог запросить мощь в виде вертолетного или авиационного удара.

Если кого-то из солдат ранили, его товарищи пытались додавить врага во время боя и лишь после этого возвращались к подстреленному бойцу. Подобная тактика может показаться жестокой, но в реальности ей не было альтернативы. Если бы к спасению раненного приступил еще один боец, то огневая мощь подразделения (stick) снизилась бы в двое, кроме того спасатель подвергал бы свою жизнь дополнительной опасности. Стоит отметить, что если пуля попадала в пулеметчика, MAG брал в руки один из владельцев FN, поскольку огневая мощь отряда на половину зависела от работоспособности пулемета.


Tags: afrika, book, африка
Subscribe

  • Danmarks nye kampsoldater

    Исключительная годнота. Мой рекомендасьон (с) Птушкин 9 серий съемочная группа следила за жизнью роты 13-го легкого батальона. Это новый вид…

  • Андрей Безруков про разведку

    Интересный разговор. Андрей Безруков, российский разведчик-нелегал, полковник Службы внешней разведки в отставке с 2010 года.

  • Мали

    Возрастающее количество фоток из Мали от различных скандинавов меня заинтриговало. Датские егеря в Мали Шведы в Мали Норвежцы в Мали…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment