Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

Cameron Spence - Sabre Squadron

ecoross1 напомнил о существовании перевода "Cameron Spence - Sabre Squadron", он же Спенс Кэмерон, "Действующая часть" за авторством перевода dannallar
Решил наверстать упущенное и сел читать.
По ходу чтения отмечал интересные мне детали специфики работы SAS, которыми хочу поделиться.



Аннотация: Воспоминания сержанта горного отряда эскадрона "А" 22-го полка Специальной Авиадесантной Службы Кэмерона Спенса о участии в боевых действиях в тылу иракских войск в ходе кампании за освобождение Кувейта 1990-1991 года.

1) Знаменитый британский юмор

В том, как люди двигаются по базе, обычно чувствуется целеустремленность, особенно во время подготовки. Но тут все было по другому. Куда бы я не посмотрел, парни были вовлечены в маленькие проекты, связанные с Кувейтом. Я перемещался между ними, заглядывая через плечо, стараясь не быть навязчивым. Ночь через месяц ожидания и я уже чувствовал себя как запасной хрен на бар-мицве. Стив, глава воздушно-парашютного отряда, огромный парень, выглядевший как персонаж романа Свена Хасселя, суммировал то, что я чувствовал.
- В конец очереди, Кэмми -- сказал он, хлопнув меня между лопаток и направляясь на очередной инструктаж. - Ты это пропустил, приятель.
В Эскадронах SAS есть четыре отряда: горный, воздушно-парашютный, мобильный и лодочный. Как сержант горного отряда, я не мог не ответить.
- Я не ожидал увидеть на этом вызове никого из вас, мальчики из Олдершота, Стиви. Армия Саддама, должно быть большая куча придурков, чем я думал. (Aldershot boys в оригинале -- намек на место постоянной дислокации британского Парашютно-десантного полка. Ну и военной тюрьмы, заодно. Прим. перев.)
Он рассмеялся.
- Ну вам-то, дерьмошляпам, это хорошо знакомо, а? (Crap-hat в оригинале -- унизительное прозвище, которое десантники употребляют в отношении всех остальных военнослужащих британских вооруженных сил. Кроме коммандос морской пехоты -- для них припасено прозвище "капустноголовые" - прим. перев.)
Черт. Первый раунд за десантурой.

2) О командном составе полка

Перекличка, как всегда была в десять минут девятого. Оттуда мы направились на эскадронную Молитву, в комнату отдыха. Молитвами руководил в основном Роберт, наш сержант-майор и Грэм, наш командир эскадрона. Роберт был чертовски хорошим парнем. Высокий, хорошо сложенный и смуглый, чтобы он ни делал, он делал это хорошо. Он боксировал и играл в футбол за Армию, свободно говорил на нескольких языках, включая арабский.
У меня были особые причины его помнить. Пару лет назад я вел группу из восьмидесяти студентов -- как мы называли кандидатов в SAS, на тридцатикилометровый марш-бросок на Пен-и-Вэн в Брекон-Биконс в рамках их отборочной подготовки. Эти вещи делаются так, чтобы заставить вас почувствовать себя в аду, и честно говоря, выворачивают кишки наружу. Как старший в этом деле, я должен был подавать пример -- обыгрывать всех и каждого до финиша или терпеть ухмылки от студентов до конца курса. Для этого у меня была своя техника, довольно простая: начав на старте, я не останавливался и не оглядывался назад. В течение первых десяти километров вы слышите топот сапог где-то позади вас, но через некоторое время звук пропадает и вы можете сбавить ход, идти помедленнее и наслаждаться унылым пейзажем. Но в этот раз кто-то прилип ко мне как клей, более того -- у него была проблема с тем, чтобы вдыхать через нос - это звучало, как будто за мной по пятам бежал разъяренный, фыркающий демонический бык. Поэтому я продолжал топать по гребаному склону холма, надеясь стряхнуть с хвоста это чудовище, но как бы сильно я не толкал себя вверх, оно оставалось там, не более чем в нескольких футах от моего правого плеча. В конце-концов, я нарушил свое золотое правило и обернулся. Там был Роберт, тащивший на спине сотню или около того фунтов, ухмылявшийся мне как обезумевшая обезьяна. Собрав все свои силы, я попытался заставить себя поверить, что все это время знал, что это был он и что он должен был следить за собой, так как выглядел будто слегка не в себе. Роберт был хорошим другом и пользовался огромным уважением в Эскадроне. Когда он вставал там, вы знали что находитесь в хороших руках.
К сожалению, я не мог то же самое сказать о Грэхеме. Грэхем был майором и, строго говоря, не был одним из нас. Он прибыл по обмену с другим подразделением, но, возможно, они не жаждали его вернуть назад или что-то еще, поскольку он застрял у нас на год и не показывал никаких признаков того, чтобы свалить. Пока мы развалившись в потрепанных креслах комнаты отдыха, слушали Роберта, Грэхем стоял позади него, приглаживая свои тонкие, песочного цвета волосы, и выглядел задумчивым. Он был парнем, который командовал эскадроном, но иногда добиться от него решения было все равно что выжать кровь из камня. По какой-то причине, власть имущие, должно быть, думали что у него из задницы солнце светит, потому что он не мог сделать ничего неправильно. Как и многие Руперты -- офицеры -- он был из хорошего общества, а это имеет большое значение в высших эшелонах армии. Так оно и есть; это система и, в отличии от многих людей, я не позволяю ей меня беспокоить.

3) Подход солдата SAS к снаряжению (замечу, на дворе 1990 год)

Я занялся не менее важными делами по части снаряжения. Я отправился и нанес визит Мэри. Мэри -- портниха в Стирлинг-Лайнс.
С тех пор, как мы узнали, что направляемся в Залив, я постоянно обдумывал погоду и местность, на которые мы можем там рассчитывать. Большая часть региона это камни и песок -- дерьмо, которое может убить ваши колени и локти, если вы проводите часы, наблюдая за каким-нибудь вражеским конвоем или аванпостом. Большинство парней берут одежду и снаряжение как им их выдают, без вопросов. А я ничего не оставляю на волю случая.
С помощью Мэри, я кастомизировал все, что только мог. Дополнительные толстые накладки появились на локтях и коленях моей униформы. Замечательные новые молнии были спороты с куртки и заменены на липучки. Мэри сшила мне противопесочные гетры, чтобы все дерьмо, которое можно найти в пустыне, не попадало в мои ботинки и не натирало волдыри, злейших врагов солдата. И наконец, я попросил добавить карманы на икры моих штанов, которые были как раз подходящего размера для индивидуального перевязочного пакета. Когда дерьмо попадает в вентилятор и вы лежите там со своими кишками, болтающимися наружу, или глядите на кого-то другого -- то вам нужен такой набор в быстром доступе.
Мэри знала, куда я отправляюсь. Она все понимала.
- Думаю, я сделаю этот кармашек на одежде чуть больше, Кэмми -- сказала она, держа иглу между губами в одном уголке рта и с понимающим взглядом. Сначала я ничего не понял. Затем она положила пачку сигарет "Силк Кат" на место, которое она отметила портновским мелком и до меня дошло. Как я уже сказал, Мэри -- замечательная женщина.

4) Снова британский юмор

Однажды, сделав перерыв во время одной из наших учебных тренировок, я забрел в гальюн, чтобы услышать самый ужасный вопль, доносящийся из одной кабинки, за которым последовал самый ужасный звук кашля и отхаркивания, который я когда-либо слышал. На мгновение кровь застыла у меня жилах, но потом я вспомнил, что у Йена и Кейта был урок по арабскому языку. Я мог сказать, что это был Кейт, по ворчанию и напряженным звукам между приступами декларируемого словаря. В ходе длительных учений вы можете узнать о своих коллегах почти все, вплоть до самых неприятных деталей.
- Не забывай -- крикнул я Кейту, выходя -- Бедуин не пользуется туалетной бумагой, только рукой. Или, если повезет, булыжником.
Я говорю по арабски, не слишком бегло, но достаточно хорошо, чтобы уловить суть его ответа. Его фразеология прекрасно подходила к моменту.

5) Подготовка снаряжения. Смутное подозрение, что переводчик ошибся, не было у SAS карбинов М-733.

Я пошел прямо в свою комнату и вытащил все наружу. У каждого из нас была собственная комната в Стирлинг-Лайнс. Ничего особенного, просто место, где вы храните свое имущество. Теперь, в тишине лагеря, две вещи занимали меня больше всего: во первых, каждый предмет должен был занять свое место в путешествии. С учетом 80 фунтов веса (36 кг) на человека, это не оставляло мне большой свободы выбора. Во-вторых, если я ошибусь. никто не доставит мне то, что я забыл на задний двор Саддама -- если, конечно, мы направляемся именно туда. Поэтому я отложил в сторону свои комплекты для джунглей и арктических местностей и принялся готовить все, что мне потребуется в пустыне.
Первое что мне потребуется: разгрузка. В нее входили два подсумка под магазины, два подсумка под фляги и утилитарный подсумок, последний предназначался для таких вещей как таблетки гексамина, которые использовали чтобы развести костер, кое-какие медицинские принадлежности и предметы первой необходимости, вроде пакетиков с чаем. Моя разгрузка служила мне верой и правдой долгие годы, но впервые отправлялась на войну. Даже в Северной Ирландии вы никогда не находитесь дальше чем в нескольких милях от ближайшей телефонной будки. Однако, если я отправлюсь в набег вглубь Ирака, укладка в моей разгрузке может означать разницу между свободой и пленом, жизнью или смертью. Я взвесил все это и быстро пришел к заключению. В основном, это было не достаточно хорошо для того, куда мы направлялись; поэтому мне понадобится небольшая доработка. Я быстро позвонил парню по имени Дэйв, который держит небольшую компанию по одежде и специальному снаряжению в Девоне. Это был не первый раз, когда он получил звонок от меня с просьбой о каком-то странном снаряжении в почти невозможные сроки. Дэйв хорошо разбирался в военном снаряжении. Если бы я сказал ему, что мне нужен подсумок для моей разгрузки, достаточно большой, чтобы вместить четыре сдвоенных магазина для М-16, мне не нужно было бы излагать ему необходимые требования и размеры. Он бы просто сделал это. И он никогда не задавал неудобных вопросов.
Я нарисовал ему, что я хотел на вкладыше пачки сигарет и сбросил спецификацию ему на факс. В ответ я получу специальные подсумки на грудь для гранат, медицинских принадлежностей, морфина и палочек химического света, плюс все обычное барахло. Более того, Дэйв достаточно проницателен, чтобы сделать все это в пустынном камуфляже, без моего напоминания. Теперь чувствовал себя счастливее. Если я попаду в дерьмо, я рассчитываю что у меня будет все, что нужно, чтобы вернуться домой.
На второй день, я принялся паковать свой "Берген", рюкзак, в котором мы носим все, что требуется на активной службе. В него входили все обычные вещи: спальный мешок, комплект РХБЗ (защиты от ядерного, биологического и химического оружия), запасные ботинки и одежда, маленькая печка и несколько больших емкостей с водой. Наши стандартные емкости для воды вмещают около полулитра, что достаточно в нормальных условиях, но когда вы находитесь в состоянии стресса, потребление воды увеличивается. Я еще раз взглянул на ситуацию и задался вопросом, что можно с этим сделать. Слишком много бутылок с водой загромождают ваш "Берген" и не оставляют вам места ни под что другое. Так что я срезал горлышко у нескольких пластиковых контейнеров для воды и приклеил суперклеем к каждому пластиковый пакет. Теперь у меня было что-то вроде водяного пузыря, который, когда его запихивали в полный "Берген", заполнял собой все закоулки и щели, делая использование объема максимально эффективным.
На третий день, я дополнил укладку своего "Бергена", добавив кое-какие небольшие, но тем не менее, необходимые вещи, которые мне нужно будет взять с собой. К ним относились мой компас, коротковолновый радиоприемник -- слушать службу новостей Би-би-си будет жизненно необходимо, если нам придется бежать, узнавая из ее сообщений все необходимое, начиная от того, выиграли мы или нет и заканчивая несущественным вопросом, стала ли война ядерной -- и специальный набор для выживания и побега, изготовленный мной, который содержал ряд необходимых предметов, если бы мне когда-либо пришлось бы бежать и выживать на вражеской территории. В эту маленькую жестянку я умудрился упаковать около сорока самых разнообразных предметов: полотно ножовки, таблетки от поноса, стерилизатор воды, огарок свечи, бритвенное лезвие, скальпель, бритвенные лезвия, пинцет, иглы, силки для животных, пластиковые пакеты, два бульонных кубика, шоколад и презервативы. Последние хорошо подходят, чтобы защитить ствол вашего оружия от воды. Но в нашем случае, реальным врагом будет песок. В пустыне эта дрянь проникает повсюду. Песок и оружие плохо сочетаются.
Наконец, я осмотрел свое личное оружие. Мы все были вооружены штурмовой версией М16, под названием "Коммандо" (Colt Model 733 - прим. перев), которая обычно дополнялась гранатометом М203. Это было хорошо проверенное сочетание, не требовавшее особого внимания. Я был менее доволен комплектом, который шел с моим 9-мм пистолетом системы Браунинга. Не то, чтобы я когда-нибудь думал о себе как об Уайте Эрпе (легендарный стрелок-ганфайтер Дикого Запада -- прим. перев.), но возможно, наступит момент, когда мне понадобится быстро достать эту штуку, а при нынешнем раскладе это было невозможно. Я посмотрел три или четыре разных модели кобур и в конце-концов выбрал плечевую кобуру, которую подогнал для использования с моими плечевыми ремнями. Она была достаточно хороша и удобна, но не закрывает Браунинг, когда это не нужно. Я также пошел и купил себе 20-ти зарядный магазин вместо стандартного 12-ти зарядного. Все эти дополнения были за мой счет. Спецназ или нет, армия выдает тебе только те вещи, которые она считает достаточными для работы. Проблема в том, с нашей работой ты можешь погибнуть.

6) Снова о командире эскадрона

Это была работа Грэхема. Прежде чем я успел остановить это, моя память вернулась в совершенно другое время и место. Это было за месяц до Рождества, и мы были на последних антитеррористических учениях в Шотландии. Эти учения вращаются вокруг какого-либо инцидента, например угона поезда или ситуации, связанной с осадой и полностью реалистичны. Настолько, что если вы не будете осторожны, стресс действительно может добраться до вас.
Грэхем не был одним из нас. Он был офицером по обмену, чужаком. Этот конкретный выход не мог быть более важным. Если бы мы облажались, то могли бы отбросить всякие мысли о отправке в Ирак. Цель в тот день была возможно самой сложной из всех ситуаций угона, с которыми мы сталкиваемся: авиалайнер со 150 пассажирами на борту. Через несколько минут после прибытия в аэропорт, мы собрали Китайский Парламент и приступили к работе. Нам нужно было провести разведку. Я просил Грэхема, не хочет ли он пойти с нами. В то время, как 150 несчастных добровольцев морозили свои яйца в закрытом старом самолете в дальнем углу аэропорта, Грэхем грыз свой карандаш.
- Возможно, будет лучше, если я останусь тут -- сказал он.
Мы были передовой группой, прибывшей на вертолете. Основной отряд антитеррора все еще мчался по трассе М6 из Херефорда в "Рэнджроверах".
Я услышал, как Базз застонал позади меня.
- Босс, вы знаете порядок -- продолжал я -- Остальные будут здесь не раньше, чем через четыре часа. А через полтора часа Вы должны будете быть на совещании у начальника полиции.
- Или завтра командир полка сожрет наши яйца с беконом на завтрак -- прошептал Базз, достаточно громко, чтобы Грэхем его услышал.
- Хорошо -- сказал Грэхем -- Вы идите в любом случае. Я останусь здесь, на всякий пожарный.
Мы пошли на выход. Мы не могли больше позволить себе болтаться без дела.
- На какой, мать его, пожарный? - пропыхтел Базз, когда мы бежали по мокрому от дождя асфальту -- Мы ждем вторжения пришельцев из космоса? Господи, нам нужен стеклянный шар, чтобы иногда понять этого парня.
Китайский Парламент -- это хорошая система. Это дает человеку, который должен принять окончательное решение, шанс использовать опыт, накопленный "штабными", находящимися у него в подчинении. Но в конце-концов, это работало только если босс принял это решение. Грэхем мог слушать весь день и не составить никакого чертового мнения. В тот день в Шотландии мы взорвали несколько дверей и подстрелили всех нужных людей. Нас похлопали по плечу и мы пошли домой. Но это было по настоящему. Война имеет обыкновение выявлять в людях и худшее и лучшее. Честно говоря, я понятия не имел, в какую сторону двинется Грэхем.

7) Об оружии и тренировках

Падди закончил британскую армейскую школу стрелкового оружия и был придан Полку в течение нескольких лет. Он был местным экспертом по тяжелому вооружению поддержки, таких как крупнокалиберные пулеметы, гранатометы Mk 19 и ПТРК "Милан"; и если не считать возраста, я ближе всего был к личной встрече с Кью, эксцентричным изобретателем оружия SIS из "Бондианы". Во время нашего тренировочного периода, я стал все больше беспокоиться о состоянии крупнокалиберных пулеметов, которые стали демонстрировать тревожащую тенденцию к заеданиям. Пэдди был занятым человеком в "Виктор", но я однажды сумел поймать его за шиворот, чтобы он глубже оценил эксцентричные привычки нашего вооружения. Если .50-е начнут клинить, когда мы будем нуждаться в них больше всего, я хотел знать, есть ли какие-то предупреждающие признаки этого.
- Это звучание -- серьезно сказал мне Падди. - Ты должен слушать .50-й все время. Как только он изменяет тон, становится слишком поздно. Он заклинивает и тогда вы... в общем, ты облажался Кэмми.
- Как я могу распознать проблему?
Падди облизал зубы.
- Тренируйся -- сказал на манер Совы. - Боюсь, это единственный выход.
Я посмотрел на часы. Была середина утра.
- Что ты собираешься делать ближайшую пару часов? - поинтересовался я у него.
Прежде чем он успел ответить, я отвел его в ангар и представил Тому, Нику и Джеффу.
- Ребята -- сказал я, - Мы идем в пустыню на урок музыки.
В течение нескольких часов мы слушали темп и тона .50-го, в то время как тот выплевывал тысячи пуль в дюны, пока мы не были уверены что мы знаем, что мы должны были слушать.
Пока у нас был Падди, мы решили спросить его насчет "Милана". SAS славится тем, что просит оружие сделать то, что его производитель никогда не собирался делать и за миллион лет. Падди поставил наши ноги на землю. Если вы собираетесь попасть в бункер с расстояния 200 метров из "Милана", вы можете забыть об этом, терпеливо объяснял он нам, потому что система наведения "Милана" захватывает и удерживает цель на расстоянии с 300 метров.
- Черт, Падди, это не очень хорошо -- сказал Том -- Какой смысл таскать эту чертову штуку, если она не работает, когда это тебе нужно?
- Это конечно, хорошо для работы с подготовленной позиции -- предположил Падди -- Ну тогда просто не заморачивайтесь с захватом цели, просто наводите и стреляйте. Иракцы это увидят и не будут спешить вернутся обратно, попомните мои слова.
- Я не думаю, что ты хочешь пойти с нами? - спросил его БФГ
- Я бы рад, на самом деле. Но это не вариант -- Падди вздохнул. - Очень жаль. Не берите в голову.
Он на мгновение выглядел по настоящему подавленным, потом встряхнулся и снова оживился.
- А теперь, раз уж я об этом заговорил, я могу рассказать вам, как срезать несколько углов со "Стингером".
Мы недолго пользовались "Стингерами", заполучив его на короткое время всего месяц или два назад. "Стингер" - это отличное оружие, как скажет вам любой советский летчик-истребитель, летавший над Афганистаном в 80-х годах, но требуется время, чтобы приноровиться к его системе целеуказания. Даже когда вы тренируетесь в идеальных условиях, делаете все по учебнику, есть вероятность что иракские МиГи уже ушли и вы уклоняетесь от бомб. За несколько коротких минут, Пэдди рассказал нам как мы могли сэкономить ценные секунды изощренной настройки до момента, когда вы получите ИК-захват на цели. Затем, как врач, выписавший рецепт, он велел нам идти и потренироваться, пока мы все правильно не сделаем. О небо.
В течение следующих двух дней мы отправлялись в пустыню и выпустили в общей сложности около тридцати "Стингеров", что обошлось налогоплательщикам примерно в 30 000 фунтов стерлингов за выстрел. Мы стреляли по радоуправляемым моделям самолетов MATS, а затем, когда они все были израсходованы, выпустили в небо несколько осветительных мин из 81-мм миномета.
- Как я всегда говорю, этого практического дерьма никогда не бывает достаточно -- сказал Ник, прищурившись в прицел "Стингера" и выпуская эквивалент стоимости "Мерса" или БМВ в "люстру", мягко болтающуюся на парашюте в голубом небе над нами.
- Чертовски верно -- согласился Том, за момент до того, как со свистом начался запуск. Между тем, оборвались шнуры между осветителем и парашютом. Затем, спустя долю секунды, ракета взорвалась.
Аплодисменты, завывания и приветственные крики со всех сторон.
К концу нашей недели в "Виктор" мы точно определили, какое оружие мы возьмем с собой, а какое оставим. Помимо оружия поддержки, мы также возьмем с собой 66-мм противотанковые ракеты, которые плохо справляются с танками, но хороши против траншей и транспортных средств и 94-мм противотанковые ракеты. Миномет калибром 81-мм с дальностью действия до девяти километров прекрасен, но вес боеприпасов не так хорош. Мы должны были взять с собой минимум 80 выстрелов, иначе это того не стоило. Но в плане переноса огня в глубину 81-мм миномет был незаменим. Если враг прорвется через этот участок, то следующее с чем он столкнется, будет огонь 51-мм миномета и противотанковые ракеты "Милан". Затем был Mk 19, имевший дальность более тысячи метров, .50-е и наши единые пулеметы. Эти единые пулеметы были смертоносны на их оптимальной дистанции. На 500 метрах они могли создать зону поражения в метр ширины и 20 метров в глубину, из которой почти ничего не могло уйти. Понимание науки о зоне поражения и того, как несколько единых пулеметов могут объединяться, чтобы создать еще более крупную и более страшную смертельную зону, было необходимо для выживания в тылу врага. К счастью, мы все хорошо умели считать. Затем были подствольные гранатометы М203 на наших винтовках М16 и реактивные огнеметы М202, которые могли заставить гореть песок на 300 метров, что было здорово. Мы также взяли пару снайперских винтовок, противотанковые мины, плитки зарядов взрывчатки, противопехотные мины, электронные таймеры, радиокомандные переключатели и прочие свистелки и перделки. То чего у нас не было, но в чем мы нуждались, мы добывали или выпрашивали.

8) Юмор и отношение к командованию

Внезапно вошел бригадир Мэсси и запрыгнул на один из длинных столов. Он был известен тем, что был немного шоуменом и пришел весьма довольный собой. Он начал с того, что сообщил нам, что ни из Лондона, ни из Эль-Рияда до сих пор нет никаких известий о последних дипломатических шагах, но все указывало на то, что скоро мы отправимся на войну. Затем он кратко напомнил нам о подвигах Полка в пустыне во время Второй мировой войны и кампании в Омане. Наконец, он перешел к делу.
- Вы самое обученное, самое оснащенное и самое организованное специальное подразделение в мире -- сказал он нам -- Территория, отведенная вам в Ираке, ваша. Ищите, находите и уничтожайте вражеские цели и личный состав по мере их появления. Создавайте хаос и неразбериху на путях снабжения и коммуникациях противника.
Он прошелся взад и вперед по столам, явно наслаждаясь собой.
- То, что лежит перед вами это возможность всей жизни солдата. Берите свое снаряжение, берите свое обучение и используйте его на отлично.
Он помолчал оглядывая помещение и добавил:
- Иракцы предоставили нам парк для развлечений. Отправляйтесь и черт побери, развлекитесь.
Когда он закончил, мы все ушли. Когда мы возвращались в ангар, у нас была определенная цель. Это не имело ничего общего с той бодрой речью, которую нам только что выдали. У нас была более насущная потребность -- жратва и насмешки.
Я обернулся и увидел Джеффа, крадущегося к двери. Я спросил, идет ли он. Он покачал головой.
- Нет дружище -- сказал он, поглаживая себя по голове, - Я уже сыт по горло пирогами с дерьмом. Увидимся позже.
Ник был более прозаичен.
- И вообще, что это была за дырка от задницы? - сказал с отвращением, протискиваясь в двойные двери -- В последний раз, когда я был в парке развлечений, я провел весь день, протрахавшись в очередях.
В течение получаса или около того, столовая отзывалась эхом на мудрые комментарии вроде: "А где тут колесо обозрения?" или "А что насчет каруселей?". Было много смеха, но за ним, я знал, все думали одно и то же. Нам просто выдали карт-бланш делать все, что мы захотим. Это была чертовски хорошая директива.

9) О вождении машины ночью. Наверное, качество ПНВ сильно изменилось за последние 30 лет, но все же

Тони обошел машины, напоминая водителям, чтобы они не держали руль большими пальцами. Вы ударяется о валун, даже на скорости несколько миль в час, и спицы могут выбить вам большой палец из сустава. Обычно Тони встречали добродушным подшучиванием, словами, что он должен перестать вести себя как старая наседка. Но это была не обычная ночь. Все работали молча. Очевидно, я был не единственным, кто был захвачен драматизмом этого события.
В нашей машине вести должен был Том. У них с Ником было больше всего опыта за рулем, хотя у каждого из нас было достаточно практики в вождении ночью по пустыне. Хитрость наших ночных передвижений заключалась в наших ПНВ -- пассивных приборах ночного видения. Это была, вероятно, наша четвертая по важности вещь, после патронов, воды и навигационных систем GPS. чтобы дать нам возможность видеть ночью, у нас было несколько вариантов. Первой были наши карманные монокуляры, напоминавшие половинку бинокля средних размеров. Мы вешали их на шею, поднося к глазам каждый раз, когда нам нужно было быстро взглянуть на что-то, что вызывало у нас интерес. Карманные монокуляры работали, усиливая окружающий свет от луны и звезд. Стратеги Коалиции для "Бури в пустыне" выбрали ночь на 16 января для начала наступления на Ирак, поскольку это была первая безлунная ночь после истечения крайнего срока вывода войск из Кувейта. Без какого либо светового загрязнения, здесь, в пустыне, даже этот маленький светящийся полумесяц лишал вас большей части тени, на которую вы обычно рассчитывали для скрытого пересечения границы.
Поскольку водитель был поглощен своей задачей, ему требовалось нечто более существенное, чем карманный монокуляр, чтобы увидеть, куда он едет. В хорошую ночь ПНВ обеспечивал видимость примерно на 200 метров. В плохую ночь, они были довольно ужасны, но все же немного лучше, чем обычно вы могли увидеть одним глазом.
Я не завидовал Тому, который в основном использовал ПНВ. Это были большие, тяжелые штуки, которые крепились на голове с помощью штуки наподобие шапочки для регби. Из-за такой нагрузки, эквивалентной паре мешков сахара, мышцы шеи начинали через час зверски болеть. Вдобавок ко всему, оптика, окрашивавшая все в флуоресцентный зеленый цвет, заставляла вашу голову пульсировать. Иногда было настолько плохо, что казалось, будто твои глаза вот-вот выскочат из орбит. Это потому что глазные яблоки работали постоянно, пытаясь приспособиться к искусственной среде. И если те, кто использовал карманные трубы, тщательно следили за пейзажем только одним глазом, чтобы сохранить ночное видение хотя бы с одной стороны головы, у водителя такой возможности не было. Если что-то пойдет не так и его ПНВ выйдет из строя, он будет шататься по пустыне как слепой. До тех пор, пока его не убьет пуля, выпущенная снайпером из винтовки с тепловизионным прицелом, или не переедет танк, которого он даже не увидит.
Вдобавок ко всему, работа с ПНВ не дает вам никакого восприятия глубины. Вы можете засечь валун впереди, но потребуется чертовки много практики, прежде чем вы почувствуете, как далеко он находится. Не успеешь оглянуться, как окажешься на вершине этой чертовой штуковины, приземлившись, как корабль налетевший на мель, а сзади будет сидеть парень, получивший компрессионный перелом одного или двух позвонков. Другая проблема -- короткие расстояния. Поскольку вы фокусируете ваше зрение на бесконечности, когда ведете, ваше ближнее зрение безнадежно, если вам вдруг оно понадобиться. Это настолько плохо, что если вы хотите передать чай парню, вы должны буквально взять его за руку и направить ее на чашку. Здесь, конечно, очевиден простор для розыгрышей, но поскольку каждый из нас морально и физически готовился к нашему проникновению в Ирак, забавы, связанные с ПНВ или другими дерьмовыми шутками, были очень далеки от наших умов.
Мы начали пересекать границу, установив интервал между машинами на расстоянии ста метров друг от друга. В полнолуние мы могли бы удвоить эту дистанцию между машинами. В плохую ночь, без луны, с плотным облачным покровом и проливным дождем, мы вероятно, сбились бы в кучу и нас разделяло бы не более пятидесяти метров. Сегодняшняя ночь была чем-то средним с точки плотности света, но требовалось немного дисциплины, чтобы увидеть его таким образом. Из-за того, где мы были и что делали, казалось, что мы двигаемся посреди бела дня.

10) О погоде в Ираке и людях SAS

Погода себя не заставила долго ждать: было так холодно, будто мы были в Бреконе, в разгаре самой гнусной из валлийских зим, а не тут, в самом сердце Ближнего Востока. С тех пор, как мы покинули "Виктор", было очень холодно, но в этот раз это было что-то особенное. Мы все одели наши костюмы РБХЗ для дополнительной изоляции, но мы ничего не могли поделать с руками и лицами. Поскольку мы покинули нашу передовую опорную базу в относительном тепле, никому в голову не пришло взять серьезные перчатки для холодной погоды. Мы все чувствовали последствия, но никому не было так плохо как Фрэнку, одному из водителей Тони, который дошел до того, что смазывал машинным маслом свои руки, чтобы они не трескались. Это не сработало. Они были в ужасном состоянии. У него были трещины на пальцах, как линии разломов в земной коре и они сочились. Но Фрэнк был большим мальчиком. Каким-то образом он умудрился ухмыльнуться в ответ.
Юмор помогает пережить вам такие плохие моменты как этот, иногда это помогает найти партнера по шуткам. Моим, наверное, был Том, с которым я проделал долгий путь. Партнера Фрэнка звали Базз, он был большим неуклюжим шестифутовым бездельником, с ногами, которые казалось, никогда не стояли на месте. Базз был сложен как линейный корабль и характер имел соответствующий. Будучи весьма сельским парнем, он имел в качестве хобби браконьерство. Базз нередко появлялся в Стирлинг-Лайнс с останками мертвого оленя в кузове грузовика. Когда кто-нибудь делал ошибку, спрашивая, зачем он взял с собой большую тушу животного, Базз говорил им правду: он был на полпути освежевания туши чертовой твари когда пришел вызов, кроме того, это помогало скоротать перерыв. Обычно этого было достаточно, чтобы отпугнуть любопытных.
Фрэнк и Базз оставляли незабываемое впечатление. Если это было возможно, Фрэнк был более умным из них двоих, в то время как Базз, с его огромными руками и ногами, был более увальнем; если бы в шести футах от этого парня была кружка чая или кофе, он бы ее обязательно опрокинул, прежде чем она была бы выпита. Они были настоящими Тупой и еще Тупее, постоянно спорили и ругались друг с другом, дергали друг друга за ноги и вообще играли в игру "трахни все вокруг и плюй на последствия". Это не раз приводило их к неприятностям.
Я вспомнил один случай, когда мы должны были на учениях играть за плохих парней, проверяя защиту взлетной полосы КВВС дома. Базз внезапно обнаружил себя загнанном на джипе в угол, в самом конце взлетной полосы. На горизонте виднелась стена солдат полка КВВС, наступавших с оружием наизготовку. Но Базз еще не закончил. Столкнувшись с обычным "для тебя война окончена", он резко дал джипу задний ход и пролетел через ограждение периметра. Он снес ему целую секцию и последний раз его видели тащившегося через поле, преследуемого двадцатью разгневанными солдатами КВВС и волочившим за собой достаточно проволоки, чтобы обнести австралийскую овцеводческую ферму. Но Базз никогда не останавливался. Он вернулся чтобы сравнять счет и снес то немногое, что осталось. Излишне говорить, что наш командир полка имел несколько иное представление обо всем этом, когда правда вышла на свет.
Именно эта способность к резкости и агрессии давала мне уверенность, что Базз и Фрэнк будут отличными парнями, когда вокруг начнется драка. Очень быстро я убедился что был прав на их счет.

На этом пока закончу.
Tags: book, iraq, sof
Subscribe

  • Перевод

    Уважаемый товарищ Лис закончил перевод " Чангиз Лахиджи. В полном боевом" Не смотря на налет хвастовства Лахиджи и самолюбования, книга приличная и…

  • Ведьмак

    Прочитал первые две книги "Ведьмака" Сапковского. Почувствовал себя так, будто мне снова 15. Мне тогда подарили четырехтомник Роберта Говарда. 1)…

  • Боб Ли Суэггер

    https://www.amazon.com/Game-Snipers-Bob-Lee-Swagger/dp/0399574573 In this blazing new thriller from Pulitzer Prize winner Stephen Hunter, master…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Перевод

    Уважаемый товарищ Лис закончил перевод " Чангиз Лахиджи. В полном боевом" Не смотря на налет хвастовства Лахиджи и самолюбования, книга приличная и…

  • Ведьмак

    Прочитал первые две книги "Ведьмака" Сапковского. Почувствовал себя так, будто мне снова 15. Мне тогда подарили четырехтомник Роберта Говарда. 1)…

  • Боб Ли Суэггер

    https://www.amazon.com/Game-Snipers-Bob-Lee-Swagger/dp/0399574573 In this blazing new thriller from Pulitzer Prize winner Stephen Hunter, master…