Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

Глава 16. Повседневная жизнь

Глава 16. Повседневная жизнь



Впечатления от командировки в Афганистан все еще были глубокими, даже спустя несколько месяцев дома в Норвегии. Я постоянно испытывал беспричинные чувства радости, гнева, грусти и безразличия в ситуациях, где не должен был их испытывать. Часто я без причины просыпался посреди ночи с чувством тревоги, и не мог понять, что это. В тоже же время, ребята в команде тоже сильно изменились. Так мне стало понятно, что последняя поездка повлияла на нас сильнее чем обычно и это коснулось не только меня. В тоже время я знал, что такое самочувствие было распространённой реакцией среди солдат, переживших тяжелые бои.

В течении некоторого времени мое окружение было для меня совершенно чужим, пока я не пришел в себя и не понял, что дома. Тем не менее, необъяснимое беспокойство часто вызывало у меня проблемы со сном. В итоге, когда все ложились спать, я сидел в интернете и часами «серфил» по страницам. Приоритетом пользовались все новости из Афганистана. Я часто думал о том, как дела у второго взвода и что они сейчас сделают. Постоянно появлялись новости о том, что норвежские солдаты вступают в бой с противником.

Я знал, что ребята более чем хорошо подготовлены, но испытывал стыд от того, что не с ними там.

Дни в Рена шли как обычно. Пока мой взвод был в отпуске, следующий отряд готовился выполнить свою миссию. Этот состав частично состоял из «стариков», но большинство были новичками. Сигве теперь был командиром отделения. Небби и Кимма выразили готовность поехать с ними. У тех, кто находился дома, было еще шесть месяцев, чтобы подготовиться к командировке. А РГ имела самый свежий опыт из Афганистана. Вот почему именно мы готовили новую команду. Это была работа, к которой не относились снисходительно. Мы знали, что их ждет в ближайшее время. День за днем на учениях подчеркивалась важность сосредоточенности, копания окопов, поддержания оружия в рабочем состоянии и стрельбы из-за укрытий и неудобных положений. Это не было в новинку для них, но «старики» постоянно повторяли это, раз за разом. У нас был самый тяжелый на тот момент опыт, и мы доказали на что способны.

В июне 2010 года команда была готова для замены второго взвода. Миссия PRT 14 завершилась и новый отряд зачислили в PRT 15. Суть их задания была в продолжении работы 14-го, но с новым командиром и новыми людьми. Им предстояло остаться до декабря 2010 года.

Нас пригласили на церемонию награждения второго взвода в крепость Акерсхус, Осло. К счастью они не понесли потерь, хотя и были близки к этому.

Первым, кого я увидел, был Том. С широкой улыбкой, он подошел ко мне с распростертыми объятиями. «Рад тебя видеть снова, приятель!» Не было никаких сомнений в том, что это было взаимно.

Я спросил есть ли у него все еще моя «пуля на удачу». Том сказал, что, к сожалению, ему пришлось сдать ее при погрузке на самолет, но во время миссий он носил ее все время в правом кармане брюк. Мы немного посмеялись и пошли к остальным.

Церемония награждения была грандиозной. Присутствовали видные гости из Правительства и Стортинга (парламент). Приятным дополнением было то, что в почетном карауле участвовали ветераны международных операций Норвегии за последние 40 лет. Я ни в коем случае не завидовал, вспоминая нашу скромную церемонию, а был приятно удивлен прогрессу с приемом возвращающихся солдат. Весьма почтительное напоминание об усилиях наших солдат.

Когда все получили свои награды, а министр Обороны сказал несколько заключительных слов, полковник Кнут Фредхайм официально объявил о конце миссии PRT 14. После была вечеринка, где мы праздновали. Это была долгая и влажная ночь с хорошей атмосферой.

27 июня 2010 года я сидел и ужинал дома со своим арендатором квартиры. Я включил телевизор, чтобы посмотреть новости. Первая же запись гласила: «Четыре норвежских солдата погибли в результате взрыва бомбы в Алмаре, к западу от Меймене». Не было никакой информации о их именах.

Я был шокирован. Учитывая, что там был отряд из моей роты, и что обычно они и люди из ВНК действовали в самых опасных местах, я не исключал, что знаю погибших. Несколько дней назад я говорил с Сименом по телефону и знал, что он как член спецназа KJK находится в Алмаре, в составе ВНК.

Я позвонил Руне, чтобы узнать есть ли у него какая-либо информация. Он смог только подтвердить, что убиты наши люди, но больше сказать ничего не мог.

В течение следующих часов я сидел и следил за обновлением новостей в интернете. Новостей не было. Пришлось лечь спать, и я надеялся, что на следующий день появится определенность.

Утром меня разбудил мой арендатор. «Эмиль, имена опубликованы по телевизору!». Я вскочил как есть и побежал в гостиную.

На экране телевизора была фотография четырех мужчин у машины и имена.

Тронд Болле, Кристиан Лиан, Андреа Эльдъярн и Симен Токл.

Симен.

Я был полностью парализован, опустившись на пол и уставившись на экран телевизора. Один из моих лучших друзей, по сути брат, был мертв и с ним еще трое его коллег. Это было невероятно. Через какое-то время я поднялся и сел на диван. Я не мог плакать, но был в глубоком шоке.

Мои мысли вернулись в 2006 год, когда я впервые встретил Сима. Приятный и веселый парень, с которым сразу же нашелся общий язык. Я вспоминал моменты, которые мы провели вместе в Меймене на первой общей миссии, время веселых праздников в Норвегии. Мы договаривались встретиться, когда он вернется домой через несколько недель.


Симен Токл

Теперь он ушел.

В этот момент зазвонил телефон. Это был Том, и он уже знал. Мы долго говорили, вспоминая Симена. В итоге, было решено собрать на похоронах всех, кто его знал.

Следующие несколько недель были тяжелыми. Я до сих пор хорошо помню церемонию возвращения Симена, Тронда, Андреа и Кристиана. Слезы дрожали у меня на щеке, когда из самолета достали четыре гроба в норвежских флагах.



Неделю спустя наша группа собралась в Баллангене, чтобы попрощаться с Сименом.

Я, Том, Ти-шак, Стефан и Сигве знали Симена с осени 2006 года. Сигве вернулся из Афганистана как раз тогда, когда должен был и Симен. В заполненной людьми церкви, мы сидели рядом с семьей Симена и его братьями из KJK. Все солдаты носили свою форму. Прощальная церемония была трогательной, но грустной. Трудно было видеть, как мать и отец прощаются с сыном. После церемонии мы прошли траурным маршем по дороге к кладбищу. Все движение было остановлено, везде стояли люди на обочине дороги и высказывали свое уважение. Один старый ветеран норвежского Сопротивления отдал честь гробу.

Когда мы добрались до могилы, священник произнес последнюю молитву и гроб стали опускать в яму. В этот же момент четыре Ф-16 пролетели над Баллангеном и затем взмыли вверх, исчезая в облаках и оставляя за собой след. Это была последняя почесть погибшему солдату Норвегии и произвело на всех сильное впечатление. Мы также отдавали Симену последний салют, когда гроб закапывали.

Таким был один из самых тяжелых дней в моей жизни, но, к счастью, мои братья поддержали меня. Этот день я не забуду никогда.

Пришла осень, и рота собралась в лагере Рена, за исключением взвода на миссии в Афганистане. Как обычно, пришли новые гренадеры и начался новый базовый курс. Только возраст и истекший контракт могли прекратить ваше образование, этот бесконечный процесс.

Некоторые гренадеры уже завершили свой первый трехлетний контракт, а некоторые были в конце второго.

Рибе, лучший гренадер роты, хотел уйти на гражданку. Он мечтал найти работу, которой будет заниматься до старости.

Ханс Мортен дослуживал свои предельные шесть лет и ему предстояло искать новую работу. Только в исключительном случае давали возможность продлить контракт на один год, но такое сделало бы его будущее в армии совсем туманным. Ханс был одним из самых опытных водителей наших БМП, с уникальным опытом, складывавшимся годами. Если бы он хотел продолжить службу в вооруженных силах, то ему пришлось бы идти в военную школу, на офицера. А мы нуждались в опыте самых «старых» наших гренадеров, благодаря которым и проводили операции без потерь. Я очень хотел, чтобы мы имели больше возможностей сохранять самых опытных солдат, для передачи их опыта новому поколению, ради лучших условий для победы и выживания в бою. Грустно видеть, как уходят и исчезают ценные люди и навыки.

В конце сентября 2010 года я испытал новый шок в своей жизни. Открыв первую полосу газеты, я наткнулся на заголовок: «Норвежские солдаты: война лучше секса!». Статья состояла из интервью с солдатами моей роты.

Следующие несколько дней разразился настоящий скандал.
Нашли и напечатали фото Руне Веннеберга в шлеме викинга и с патчем Jokke. В результате мой взвод и командира роты временно отстранили от работы из-за обвинений в «варварской некультурности в Вооруженных силах».



Это было очень обидно. Я вспоминал последние четыре года и все, через что мы прошли. Я думал об огромных усилиях, рисках и самопожертвовании на которые мы шли ради Норвегии. А теперь, неудачно составленное интервью и кричащий заголовок вызвали огромный медиа-скандал. Это воспринималось как издевательство над всем за что мы боролись. Наш выбор, жертвы, которые принесли, теперь изображались как нечто, за что нам должно быть стыдно.

Кроме того, стали распространяться слухи о том, что мы совершали какие-то военные преступления во время операции 17 января 2010 года. Нас обвиняли в казни раненых талибов и использовании гражданских лиц в качестве живого щита. Было больно видеть эти обвинения, когда я знал, что мы шли на риск, не используя гранаты в ходе зачистки деревни, чтобы не нанести вред невинным.

В конце концов, я просто перестал читать и смотреть СМИ.

Мотивация делать работу, которую я так любил, была подорвана. Почему мои братья и я, принося огромные жертвы, должны продолжать, когда нас так изображают? Как мне ходить с поднятой головой, когда люди вокруг думают, что я животное, которое любит убивать?

Но мы стояли вместе стеной и поддерживали друг друга, так как всегда делали. Мы знали, что сделали, что испытали, какие ценности защищали. Наша совесть была чистой. Я понимаю, что текст типа «война лучше секса» с фотографиями моего командира в шлеме викинга можно интерпретировать негативно. Но другие аспекты нашей службы были полностью вырваны из контекста и объединены в образ, который не отражал то, за что мы боролись.

Через несколько недель шторм в СМИ успокоился. Через чтение комментариев в статьях в интернете, у меня сложилось впечатление, что большинство людей все же понимают нас. Руне была предоставлена возможность выступить на телепередаче и объясниться. Я думаю, что ротный справился с этим и рассказал многим, что чувствуют ветераны. Было дано объяснение фразе «война лучше секса». Молодой солдат из Афганистана только что вышел из боя, пережив опасность для своей жизни. Можете ли вы представить то чувство адреналина, которое опьяняет ваше тело, когда пуля проходит в нескольких сантиметрах от тела? Можете ли вы представить его радость и облегчение, что он выжил? Немногие люди в Норвегии испытывают такое ощущение. К счастью для них.

Я должен был сделать выбор. Либо уступить отрицательному отзыву в СМИ и бросить службу, либо увидеть многочисленную положительную поддержку, которую мы получили от гражданских и продолжить делать то, что люблю. Выбор был прост. Никто в роте не ушел. Мы знали за что стоим, и никто нас не мог остановить.

Теперь нужно было оставить это позади и двигаться дальше.

Стортинг всегда даст нам новые задания. Новые войны будут всегда. Мы профессиональные солдаты и это наша работа. Когда мы больше не сможем это делать, то следующее поколение подхватит эстафету.

Это были лучшие четыре года моей жизни, и я имел честь испытать единство, дружбу и профессионализм, без которого я бы не был собой. Вместе с моими братьями по оружию, я испытал радость, печаль, победу и поражение. Мы никогда не забудем наших павших и всегда будем заботится друг о друге.

Мы всегда будем братьями по крови (brødre i blodet).

Послесловие

Целый долгий год я сидел вечерами, записывая воспоминания и мысли всей моей жизни. Это был сложный процесс, но это сработало как психоанализ впечатлений о службе. Я по-прежнему работаю в Вооруженных силах, и несу особую ответственность за то, что пишу, так как меня могут неправильно понять. Необходимо понять одну вещь. Это все мой опыт и моя история, написанная с моей точки зрения. Я не владею единолично правдой того, что произошло, я пишу исключительно со своей точки зрения. На мне также лежала ответственность за друзей, потому что книга описывает не только меня, но и моих ближайших друзей, и всю роту. То как я раскрываю нашу культуру и среду может иметь последствия на то как их будут воспринимать другие люди. А это лучшая и гордая часть моей жизни, без которой я никогда бы не был собой. Я многому научился в Мек4. Речь не о только о военных навыках, но и о работе и жизни с другими людьми и обретении уникального единства.

Опыт, полученный во время моих поездок в Афганистан, является для меня особенным, но я знаю, что в Норвегии есть много ветеранов, которые могут писать подобные книги. Я надеюсь, что некоторые из описанных проблем, впечатлений и чувств могут быть идентифицированы другими ветеранами боевых действий, независимо от подразделения и миссии. Ветераны-миротворцы Ливана 1980 года скорее всего чувствовали тоже, что и солдаты в Афганистане 2010 года. Пули и гранаты одинаковы опасны везде.

Другими мотивом на написание книги стало необходимость создания понимания обычными норвежцами реалий службы норвежских солдат в Афганистане. Я надеюсь, что дал новый взгляд на конфликт, в котором участвует Норвегия, как член НАТО. Правительство приказывает, а солдаты наступают.

Я также надеюсь, что наши семьи, любимые и друзья получили представление о том какова повседневная жизнь солдат на международной службе и, возможно, получили понимание проблем, с которыми сталкиваются ветераны в гражданской жизни.

Для тех, кто стремится стать профессиональным солдатом в будущем, книга должна предоставить понимание того, из чего может состоять эта работа. И я, надеюсь, ответила на некоторые вопросы, с которыми сталкиваются молодые женщины и мужчины, которые только решают хотят ли они поступить в Вооруженные силы и попасть в международные операции.

Наконец, эта книга является своеобразной наградой для всех тех замечательных людей, с которыми я служил бок о бок во время моего пребывания в Мек4 и для всех, кто сейчас находится в Афганистане и служит во имя Норвегии. Я также не хочу забывать всех ветеранов, которые служили в прошлом. Они все внесли свой вклад в обеспечение позиций Норвегии как части мирового сообщества. Никто не может забыть жертву этих людей.

Вот почему я хотел написать эту книгу.

Я бы хотел высказать благодарность издательству за возможность написать эту книгу и поддержку, которую получил на протяжении всего процесса. Кроме того, я хочу поблагодарить своего боевого товарища Рибе, за его поддержку и мотивацию, прежде чем я вообще сел писать. Я также хочу поблагодарить своих коллег и братьев по оружию, с которыми служил в течении последних пяти лет, которые давали мне хорошие советы и помогали вспоминать. Еще хочу поблагодарить подполковника Фрэнка Стелана за его рецензирование и одобрение содержания книги перед изданием.

И, наконец, я хочу поблагодарить батальон Telemark и роту Мек4, которые дали мне возможность испытать образ жизни, дух товарищества и профессионализм, к которому могут быть причастны немногие. Именно благодаря им, я со смирением и гордостью рассказываю эту небольшую историю.

Эмиль Йохансон.

КОНЕЦ
Tags: book, emil, norway
Subscribe

  • МГ34

    Норвежские резервисты на учениях, 1987 год. На фото, судя по всему, даже не MG-3, а MG-34.

  • Arctic Elite Military Force

    просто прекрасно. Магнус Митбо, норвежский скалолаз мирового уровня (в копилке его достижений маршруты 9а+ и 9b) посетил базу разведбатальона,…

  • Афганистан, сводка

    Все выкладывается здесь SOLDATER I KRIG https://vk.com/club174680752 Просьба указывать источник, при цитировании. Спецназ Вооруженных сил Швеции…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments