Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Categories:

Глава 14. Домой, в Меймене.

Глава 14. Домой, в Меймене.

27 января около 2 часов ночи наш отряд прибыл в Меймене.

Колонна машин, полная уставших и измученных людей, тихо въехала в ворота и затем в зону обслуживания. Нас встречали босс PRT Кнут Фредхайм и Андреа со Стином. Последние двое до сих пор имели множественные синяки и отеки на лице. Далее в лагере мы увидели охлаждающий контейнер, в котором был зажжен свет. Перед ним стояли двое норвежцев из снайперского отделения с норвежским флагом и флагом батальона в руках.



В контейнере лежал "Jokke" в ожидании возвращения домой.

Когда мы выбрались все из машин, подполковник Фредхайм подошел к каждому, обнял и пожал руку, говоря: "Добро пожаловать домой, парни. Когда вы будете готовы, на кухне для вас сделали пиццу". Это была первая настоящая еда, которую мы ели после почти месяца полевых рационов.

Все обнимали Стиана и Андреа. Они хорошо держались, но я видел шок в их глазах. Тем не менее, они стояли и приветствовали нас с прямыми спинами.

Мы быстро завершили техническое обслуживание и сдали рапорты ротному. Затем все пошли к морозильному контейнеру. Перед ним стоял небольшой столик с фотографией Клауса и свечи. Теперь было время для скорби.

Впервые с момента его гибели, я почувствовал, как по моему лицу текут слезы. Горе от его смерти наконец-то дошло до меня. Разум, управлявший телом последние сутки, отступил. Остальные парни чувствовали тоже самое. Не нужно было слов, все происходило в тишине.

Завтра будет церемония прощания, прежде чем гроб закроют и отправят в Норвегию.

После долгожданного ужина мы вернулись в казарму. Была очередь в душ. Месяц пота и песка нужно было смыть. Пол был полностью коричневым от грязи, когда солдаты принимали душ. Вы думали, что закончили мыться, но, когда белое банное полотенце становилось коричневым от обтирания, вы понимали, что надо снова вставать в очередь и повторять процедуру. Я очистился только после третьего круга. Борода, которая свободно росла в последнее время, делала меня больше похожим на бездомного, чем на солдата. Некоторые из нас отрастили такую длинную бороду, что приобретали специальную расческу на местных рынках, чтобы предотвратить спутывание волос.

После месяца в поле, ночевок в спальнике, мы наконец-то могли расслабиться на кроватях с матрасом, чистым постельным бельем, подушкой и одеялом. Прошло не больше секунды, когда я заснул.

Утром мы одели самую чистую и красивую форму, которая у нас была. Сегодня мы прощались с нашим братом.

Было холодно, шел дождь.

После завтрака мы собрались в зоне обслуживания. Гроб с телом Клауса перенесли в ангар на взлетно-посадочной полосы, где должна была состояться церемония прощания. Отряд молча следил за всем этим. Затем нам позволили пройти в ангар для прощания.

Прямо перед входом мои руки начали дрожать. Когда я вошел, то увидел фигуру человека, лежащего в белом открытом гробу в центре ангара. Я был полностью парализован, уставившись на него. "Jokke" лежал с открытыми глазами и его вездесущей улыбкой на лице. Страшные увечья, которые обычно наносятся такими подрывами, пощадили его лицо. Только небольшие порезы могли подсказать, что с ним случилось что-то нехорошее.

Я подумал о смеющемся парне, который всегда работал на максимуме для команды. Теперь его нет. Я снова заплакал, как и остальные.

Я, Нико, Грегер, Ханс, Бирри, Небби, Кимма и другие стояли обнявшись, поддерживая друг друга. Чувства, которые все подавляли в бою и на полевой базе, здесь не скрывались. Теперь мы были не упорным непобедимым отрядом, а семьей в трауре, чей младший брат лежал здесь мертвый. Я не знаю, как долго мы здесь стояли, но у нас и не было временных ограничений. Каждый мог побыть здесь столько сколько хотел.

Я подошел к "Jokke" и положил руку ему на плечо. Его тело было холодным.

"Мы поговорим позже, дружище" - сказал я и вышел из ангара.

После того как все попрощались, отряд собрался возле ангара. Гроб закрыли и обтянули норвежским флагом. Берет Клауса поместили на крышке гроба. Весь лагерь собрался для церемонии возвращении солдата домой. Участвовали солдаты из разных стран, таких как США, Латвия, Македония и Афганистан. Вокруг гроба находились все члены Рабочей группы, отдела снабжения и оперативники спецназа.



Церемонию возглавил Аудун, наш полевой священник, присутствовавший при гибели Олссона. Он провел очень хорошую и достойную церемонию. Ханс Мортен, который был одним из лучших друзей Клауса, выступил с резкой речью о потере друга. Руне сказал сильные слова, которые я никогда не забуду, прочитав стихотворение Нурдаля Грига "Лучшие" (норвежский писатель, поэт и драматург).

ЛУЧШИЕ (Перевод Г. Плисецкого)
Смерть вспыхивает, как зарница,
и при яркой вспышке видней:
в этой жизни погибель -
участь лучших людей.

Сильные, чистые сердцем,
больше всех дерзавшие сметь,
они прощаются с нами
и, не дрогнув, уходят в смерть.

Живущие правят миром,
толпа пребудет всегда,
всегда пребудут деляги,
второсортные господа.

А лучшие мрут в застенках,
лучших ведут на расстрел,
у лучших грядущего нету,
гибель - их вечный удел.

Бессильно мы чтим их память.
Души наши пусты.
Если ты лучшего предал -
всю жизнь угрызаешься ты.

Умирая, они не плачут,
не знают, что значит страх,
их кровь не уходит в землю -
течет в отважных сердцах.

Знавшие их при жизни
стократ богаче других -
звавшие их друзьями,
отцами звавшие их.

Ими движется жизнь земная,
ими держится Человек.
На могиле их выбьем надпись:
мы пребудем вовек!


После церемонии лагерь выстроился плечом к плечу вдоль дороги к взлетно-посадочной полосе. Подготовили грузовик, с норвежскими флагами. Отделение "Jokke" вынесло его гроб в машину.

Шел мокрый снег и ветер дул по всей полосе.

Когда гроб проезжал мимо солдат в строю, то каждый вставал по стойке смирно.



Наконец, гроб подъехал к машине и его осторожно переместили внутрь белого самолета. Стиан и Андреа отправлялись с ним домой. Все желали им удачи.

Когда самолет взлетел, все махали ему вслед. Я думал о семье Олссона и надеялся, что они получат всю необходимую помощь, чтобы справиться с горем.

У нас же оставалось больше месяца командировки и единственное, что мы могли сделать, чтобы почтить память "Jokke", это продолжить борьбу с прежней решимостью. Мы знали, что Клаус этого хотел бы.

На замену ему уже летел новый человек и через несколько дней мы снова окажемся в огне.
Tags: book, emil, norway
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments