Александр (mr_aug) wrote,
Александр
mr_aug

Category:

Боевой эпизод



https://vk.com/feed?section=comments&w=wall-107187851_124389 ATF Vk group
Сильная история, круче любого кино...

20 лет назад, 29 января 2000 года случился боевой эпизод, который был вписан в историю 67-й бердской бригады спецназа ГРУ.

В то утро, группа спецназа под командованием лейтенанта Василия Рыбалко («Василёк») по имеющейся боевой задаче должна была высадиться в одном из районов Аргунского ущелья, и вести наблюдение за Итум-Кале. Заброска на место высадки осуществлялась вертолетом Ми-8 325-го вертолетного полка, командиром экипажа был Герой СССР полковник Николай Майданов. Легенда в кругах армейской авиации, и не только. Вылетали с базы в урочище Таргим (Джейрахский район Ингушетии). На ту задачу взяли с собой нетипичное оружие – ОСВ-96 «Взломщик».

Вылетели. Надо заметить, что с этой группой бердчан экипаж Майданова работал не раз, но в тот день что-то пошло не так. Для некоторых это «что-то» оказалось роковым. Непонятно что тогда случилось, но на замечания «правака» что группу нужно высаживать в таком-то квадрате, Майданов отвечал, что ему-то знать лучше. И увез группу за 19 километров от запланированной точки высадки.
Группа была высажена в районе села Харсеной (Шатойский район, именно здесь спустя 3 недели погибнут 25 разведчиков 2-й бригады с Пскова), между Харсеноем и Итум-Кале по прямо почти 19 километров, совсем не тот район, карт местности нет. Группу вывезли «за обрез» карты.

Высадившись, личный состав по приказу командира группы заняла круговую оборону, сориентировавшись, командир разослал в две стороны парные дозоры. В эти же минуты радист начал «качать» связь с батальоном, и практически сразу началось. Дозоры вернулись с «духами на плечах», единственное, что успела передать на базу группа, это что находится в незапланированной точке высадки, карты нет, приняли бой.

Примерно 40 минут группа отбивалась, сидя в круговой обороне, было получено сообщение что ни арта, ни авиация помочь не может т.к. не знает местоположение разведчиков, после этого было принято решение на отход. Собрались перед небольшим обрывом, внизу река, через которую и было принято решение отходить. Командир группы в «головняке», замыкает отход прапорщик, «замок» группы. Перемещаясь вниз по намеченному маршруту ранение, получили три разведчика: сам «группник» в бедро, снайпер рядовой Филатов в руку (чудом спасли в госпитале) и пулеметчик рядовой Лесин в живот. Отходили на юг, в ту сторону, откуда прибыли. Позже выяснилось, что группа была высажена в укрепрайон который, по сути контролировался арабами. Стоит так же упомянуть, что из всей группы при отходе забрать свои РДшки смогли только пулеметчики. На месте боя остались еда, теплые вещи, патроны.

В это время на базу вернулся вертолет Майданова, тут же ему было сообщено, что группу спецназа он высадил совсем не там. Чертыхнувшись, полковник осознав свою ошибку на правах ком.полка взял другой борт и полетел по поиски разведчиков. В Таргиме в это время несколько групп батальона сидели в готовности на вылет, с задачей вытянуть группу Рыбалко. Сидели и слушали несколько частот, в ожидание новостей. Прошел доклад, что такой-то 200, как позже выяснилось речь шла о полковнике Майданове, вертолет которого был обстрелян, сам он получил ранение в результате которых умер в кабине своего вертолета, посмертно ему было присвоено звание Героя России. Тут же прошел следующий доклад, что одна из групп вылетает вытаскивать экипаж Майданова, который совершил посадку в поле, не долетев до Таргима. Операция, в которой помимо групп из Бердска, принимали участие офицеры поисково-спасательной службы СКВО началась.

В первый день уходившую группу обнаружить с воздуха не удалось. На поиск уходили несколько вертолётов Ми-8 под прикрытием двадцатьчетверок. Пара со спецназовцами шла ниже, в то время как один из бортов с группой находился выше, в готовности спуститься и высадить бердчан для вытаскивания своих, усилив помощь на земле.

На второй день (30 января) группу все же обнаружили. Уходившие от преследования разведчики сначала думали, что по связи на них пытаются выйти боевики, дошло до того что один из спецназовцев сидящих в вертолете по связи с зам.ком группы на земле рассказывал какая у него дома собака. Это сработало, и вертолеты вышли на позиции группы Рыбалко, в это время боевики были не так далеко. Ситуацию осложняла сама местность, которая была преимущественно лесистая, и не удавалось обнаружить подходящую поляну для посадки борта. Вниз по тросу спустился подполковник Жуков (ПСС СКВО), назад же в вертолет затянули раненого пулеметчика Лесина. Вообще же сам Жуков, а точнее его вид позже вызывал удивление как у тех кто был внизу, так и у тех кто был в вертолетах. Жуков который отправился на вылет с оружием (АК+ГП) и надетой РПСке, спустился вниз «голый». В это время по «восьмеркам» был открыт огонь. Жуков отдал приказ вертолетам уходить на базу, сам же остался внизу с группой, чтобы он имел хоть какую-то огневую мощь ему дали ПКМ Лесина. При этом он пытался подгонять группу, что и без того действовало на нервы разведчикам которые уже больше суток уходили от преследования по снежным горам.

К 4 утра, 31 января группа Рыбалко вышла на точку, заняли круговую, стали ждать. В 7 утра вертолеты вновь вышли на группу, начался финальный этап трехдневной операции. На точку вышли три Ми-8 и два Ми-24 для прикрытия. Вниз спустился еще один офицер ПСС – капитан Могутнов. Стали обвязывать разведчиков для подъема в вертолет, только обвязывали слишком мудрено, теряя время (так потом вспоминали спецназовцы). В это время по вертолетам вновь был открыт огонь, боевики были примерно в 100-200 метрах от точки эвакуации. В одном из бортов позже на базе насчитали 48 попаданий, из редуктора выливалось масло. «Духи» добавляли из РПГ, гранаты врезались в кроны деревьев. И снова подполковник Жуков отдал команду вертолетам уходить. На земле остались он, Могутнов и разведчик Бегленко вооруженный ВАЛом.

Уводить оставшихся на земле начал Бегленко, начали уходить в сторону оврага, при этом оставались следы на снегу. Спустились в овраг, разведчик кинул в сторону преследовавших «духов» гранату. Разрыв, крик, значит кого-то задело. В запасе оставалось несколько магазинов на Вал, да три гранаты. Как вспоминал контрактник Бегленко, оставшиеся гранаты он решил раздать ПССникам (которые уже были ранены в руки). И тут с высоты вниз упала граната, которая, по словам Жукова так и не взорвалась. Уйти тройке все равно не удалось. Плен.

«От***дили нас конечно прилично» - разведчик Бегленко. Все трое попали в плен к отряду Салаудина Темирбулатова по кличке «Тракторист», который спустя 1.5 месяца был задержан в результате спецоперации силами спецназа ФСБ. Изначально Жукова хотели обезглавить, пока не нашли у него в кармане удостоверение, из которого следовало что он входит в штаб СКВО. Казнь отложили, зато сержант Бегленко, которому как и всем доставалось, порывался не только отомстить «духам», но и устроить побег. По словам подполковника, Жукова ему приходилось сдерживать порывы спецназовца. Во время поиска попавших в плен, на входе в Аргунское ущелье был обстрелян Ми-24, получив сильные повреждения, экипаж направил вертолет прямо на позицию боевиков. Майору Алексею Завитухину и капитану Андрею Кириллину были посмертно присвоены звания Героев России.

Жукову предлагали принять ислам, через связь навести на засаду своих, «вызывали» на допрос и сержанта Бегленко. На все вопросы он отвечал, что он обычный солдат из пехоты, в ответ на это Темирбулатов показывая на Вал орал «Пи***шь ты, спецназовец ты!». В те дни командир боевиков в том районе Арби Бараев хотел обменять Жукова на своего брата. Обмен был назначен на 20 февраля (уже 3 недели как в плену), но незадолго до назначенного часа по району был нанесен арт.удар. Обмен сорвался. В это время боевики, которые были выбиты с Грозного искали пути отхода через горы Аргунского ущелья. В середине февраля началась операция в районе Борзоя проводимая силами 56-го ДШП и группами 67-й ОБрСпН, по сути до пленных было рукой подать. Но кто знал...

К концу месяца Темирбулатов «продал» Жукова Руслану Гелаеву, капитана Могутнова и сержанта Бегленко передали старейшинам села Вашиндарой, которые позже вывели их показав на дорогу в сторону Борзоя, и со словами «Там ваши, идите» отпустили их. Жуков же продолжая, находится в плену у Гелаева оказался в Комсомольском, отряд которого был «сброшен» с гор десантниками 56-го полка. Вскоре там началась масштабная операция по ликвидации отряда «Черного ангела». Рано утром 20-го марта боевики пошли на прорыв из села, подгоняя впереди себя пленных, шел там и Жуков. Шли по руслу реки Гойта, где вскоре попали под огонь одного из отрядов федеральных сил. 4 пули попали в подполковника. Его нашли бойцы СОБРа, которые переправили вертолетом на Ханкалу, где раненому была оказано вся необходимая помощь. За эти события, которые развернулись в течение последних месяцев подполковнику Жукову было присвоено звание Героя России.

Командир группы Рыбалко был награжден орденом Мужества, позже он возвращался не
раз в горы Чечни для выполнения задач.

«Хочется поблагодарить всех, кто принимал в этой операции участие. И особенно - своих бойцов. Они - герои, хотя звание Героя России за те события получил только подполковник Жуков. Если бы не их сила воли, то некого было бы спасать и еще десять матерей лишились бы своих сыновей.» - командир группы Василий Рыбалко. Позже он ушел на должность преподавателя в НВВКУ, обучая будущих офицеров спецназа персидскому языку, который и сам знал.

В начале марта сводный 691-й отряд бердской бригады ГРУ вернулся домой, вернулся без потерь отработав и выполнив боевые задачи.
Tags: gru, sof, люди, чечня
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments